Category: семья

Category was added automatically. Read all entries about "семья".

время

Орхан Памук «Дом тишины»

Памук Дом Что может быть страшнее, чем оказаться запертым в собственных воспоминаниях? Столь многое человек хотел бы забыть, стереть из своей памяти, и вдруг он оказывается один на один с этим неподъемным грузом. Беспомощное, дряхлое тело девяностолетней старухи, большой и пустой дом, ненавистный ублюдок-слуга, и призраки, которые прячутся в каждом углу комнаты. Она не может уснуть до рассвета, вслушиваясь в тишину дома, и каждый раз непрошеными гостями – воспоминания о ненавистном муже, его богохульных, безумных речах, его наглых, открытых изменах, его мерзкой любовнице-служанке, о двух выродках, которые жили в их доме.  Ее сердце отравлено ядом ненависти, оно черным-черно от злости. Но она наказана сполна – каждый день она вспоминает всё вновь и вновь, и переживает ненависть заново.
Collapse )
книги

Генрих Манн "Серьезная жизнь"

Манн ЖизньЧто нужно обычному человеку от жизни? Чего не хватает ему для полного счастья? "Странный вопрос", - скажете вы. Каждому не хватает чего-то своего, все зависит от самого человека и его ценностей. Да, безусловно, я полностью с вами согласна, но я вовсе не хочу пускаться в гипотетические разговоры, приводить условные примеры и углубляться в философию – я предлагаю задуматься над этим вопросом вам. Подумайте, как вы могли бы ответить на него. Вы и ваши близкие. Что будет в том списке – деньги, карьера, успех, признание? Или может быть квартира побольше, машина получше, или путешествие подальше? Подумайте, а потом откройте «Серьезную жизнь» Генрих Манна и сравните. Просто задумайтесь над тем, что вы увидите. Иногда, чтобы расставить точки над i, чтобы решить, какая статья расходов в бюджете будет главной, достаточно сыграть на контрастах. Это как раз тот самый случай.

Collapse )
Джейн

Оноре де Бальзак "Тридцатилетняя женщина"

Сейчас я могу только посмеяться над собой. Такой возвышенный восторг, столько междометий и комплиментов вчера и такое разочарование сегодня… Насколько сильно меня впечатлили маленькие рассказы из Человеческой комедии, настолько же сильно мне не понравился роман «Тридцатилетняя женщина».  Тот же автор, та же эпоха, и, можно сказать, те же герои (если принимать во внимание характеры и нравы), но все чуждо, все вызывает протест, с каждым утверждением хочется поспорить. И я не думаю, что главная причина кроется в разнице менталитетов, нет. Произведения Бальзака стоят вне исторического контекста, потому что любовь, верность, брак, материнство – все эти категории вечны. И то, как расставляет свои акценты писатель, оказалось для меня неприемлемым.
Collapse )
стопка книг

Жорж Сименон «И все-таки орешник зеленеет»

Сименон Орешник Именно эту повесть я читала после Норы Галь, чувствуя ошибки и неровности перевода. Сухой невыразительный язык, канцеляризмы, слова, которые не стали переводить, хотя можно было, какие-то корявые обороты. Пока я читала, цепляясь взглядом за эти шероховатости, мне пришло в голову, что возможно и предыдущие произведения Сименона в этой книге не очень хорошо переведены. Это только предположение, но я так думаю, потому что Нора Галь объяснила простую истину – если перевод плохой, произведение воспринимается хуже, язык не впечатляет и книга в итоге не оставляет следа. Я не так давно читала «Сына» и «Братьев Рико», а в голове уже туман. Не знаю, может, конечно, проблема в самом Сименоне. Но что-то не верится. Особенно, после того, как я заметила качество перевода.
Надеюсь, я не права, и все дело лишь в моем субъективном восприятии. Ведь я уважаю Сименона как писателя, и хочу дальше читать его прозу.
Collapse )
книги

Кобо Абэ "Женщина в песках"

Кобо Абэ Порой нам кажется, что мы заперты в клетке, что нет сил вырваться из замкнутого круга повседневности. Кардинально изменить свою жизнь, на самом деле, могут далеко не все. Да и что значит кардинально изменить, если клеткой может выступать семья, дом, работа, которую ты любишь? Стены, которые окружают нашу жизнь, построили мы сами. Но если вдруг нас выдернули с корнем из нашей привычной жизни и насильно заперли в такой клетке? Что делать тогда? Ответ очевиден – бороться за свою свободу. Главный герой романа-притчи Кобо Абэ рассуждал именно так. Оторванный от внешнего мира, запертый в яме среди песчаных дюн один на один с чужой женщиной, он не мог смириться с бессмысленностью своего существования.
Collapse )
страницы

Кнут Гамсун "Рождество в горах"

Гамсун Рождество Есть такие авторы, которые попадают в твое сердце с первой минуты знакомства. Их книги оставляют в душе неизгладимые следы. Они умеют обжигать и ранить, они умеют затронуть те струны души, которые, казалось, замолчали навсегда… Кнут Гамсун в свое время произвел на меня столь сильное впечатление своей «Викторией» , что я долгое время отказывалась опять браться за его книги. Некий книжный инстинкт самосохранения, если хотите. Любовь у этого писателя столь проникновенна и всепоглощающа, что боль утраты и одиночества почти невыносима. Кажется, что сердце не выдержит и разорвется. Я просто не могла себя заставить вновь пережить подобное. Поэтому уже четыре года, я лишь со стороны восхищалась творчеством норвежского классика. И вот в рамках своего горного флешмоба, я скачала его «Рождество в горах». Я боялась и одновременно ждала новой встречи. Что же получилось в итоге?
Collapse )
утро

Исроэл-Иешуа Зингер "Семья Карновских"

Зингер Карновских Исроэл-Иешуа Зингер - старший брат Нобелевского лауреата И-Б. Зингера. И где бы вы не искали информацию об этом писателе, данный факт приводится обязательно, иногда даже считают, что большего писать не нужно. Получается, что писатель должен заслужить доверие читателя только знаменитым родственником. Несправедливо. Но еще более несправедливо то, что Зингера старшего неизменно сравнивают с младшим, и всегда в пользу последнего. Разве это правильно? То, что у Исроэл-Иешуа был такой знаменитый брат писатель не означает, что талант у них один на двоих, или то, что он должен был «соответствовать» уровню. Литература, это не соревнование. Талант младшего брата не обязан влиять на талант старшего. Каждый из этих писателей пишет самобытно, уникально. Талант неповторим. Поэтому я не буду сейчас сравнивать, приводить цитаты из «Семьи Мускат» и пытаться измерить глубину таланта каждого. «Семья Карновских» заслуживает того, чтобы говорить только о ней и ни о ком больше.

Семейная сага Карновских начинается со знакомства с Довидом Карновским. Красивый, умный, упрямый, быстрый и независимый самоучка. Самостоятельно выучив немецкий язык по переведенной Торе, он всегда мечтал переехать в самую образованную страну мира. Страну, «откуда исходит добро, свет и разум». Германию. И вот после конфликта с местным раввином, он покидает невежественную Польшу и отправляется с молодой женой в город «благородства и красоты» – Берлин. Так начинается история трех поколений семьи Карновских. Хронологически писатель охватывает период примерно с 90 –х гг. XIX в до 1939. Время перелома судеб еврейского народа и Германии в целом.
Collapse )
страницы

Камило Хосе Села "Семья Паскуаля Дуарте"

Хосе Села Бывает же такое. Совершенно случайно выбираешь следующую книгу для чтения. И через какое-то время, когда пытаешься осмыслить и понять ее, совершенно случайно в руки попадает другая книга. Книга, которая оказывается предысторией этой. Написанные на разных языках, совершенно разными авторами, они рассказывают историю одной страны. И как это не абсурдно звучит, одна дополняет другую. Помогает лучше понять, погружает в нужную атмосферу. И если хотите - открывает глаза на давно забытое прошлое, то, что осталось в памяти столбиком сухих цифр, коротким списком потерь и итогом – диктатура Франко. Много ли мы знаем об этом?Речь идет о романах «Семья Паскуаля Дуарте» и «По ком звонит колокол».

Камило Хосе Села и Эрнест Хемингуэй писали свои произведения в 40 годы. Писали по-разному. Писали о разном. Хемингуэй писал о самом начале Гражданской войны в Испании. Хосе Села писал о том времени, когда она закончилась, когда стихли выстрелы, и люди получили наконец долгожданные спокойствие и мир. И сейчас я хочу рассказать именно о первой книге, о «Семье Паскуаля Дуарте». Книге, которую я прочла первой. И как сейчас оказалось совсем не поняла и не оценила произведение великого испанского писателя.

Collapse )
осень

Ирвин Шоу "Хлеб по водам"

Шоу Хлеб представьте себе на секунду, что в вашей жизни появляется всемогущий покровитель. Он помогает вам устроиться на лучшую работу, он берет вас с собой в поездку в Европу (что вы не могли позволить себе), помогает исполнить мечты. Заняться тем делом, к которому лежала ваша душа, знакомит вас с нужными людьми. Он сама обходительность и тактичность. Он не занимается благотворительностью.  Он искренне желает вам счастья. Он - ваш друг. И вот здесь возникает вопрос – а может быть действительно, благими намерениями выстлана дорога в ад? И пытаясь исполнить все наши желания, такой покровитель сделает только хуже?


Collapse )
страницы

Томас Манн "Будденброки"

Если исходить из норм христианской морали о том, что любое наслаждение есть грех, то роман Томаса Манна был для меня просто величайшим грехопадением. Читая «Будденброков» я получала истинное наслаждение, и это слово первое пришло мне в голову после первых 50 стр., когда я окончательно вошла во вкус. Как прекрасно прописаны характеры, какая манера изложения! Где же я это уже видела?…. Чем-то напоминает Толстого «Войну и мир», так же удивительно прозрачно и отчетливо вырисовывается суть, хотя тебе говорят о внешнем. Понимается главное, хотя читаешь о мелочах. Но все равно, Толстой несколько не то… Манн уникален. Манн великолепен! Это какой-то особый талант фокусировать внимание читателя на первом и втором плане так, что, кажется, будто ты не читаешь, а смотришь в голове оскароносный фильм, снятый лучшим оператором современности. То, что кинематограф считает своим изобретением, было создано задолго до него.

Collapse )