Category: семья

белые камни

Жан-Батист Дель Амо «Соль»

Дель АмоЯ люблю тебя, поэтому ты будешь поступать так, как я говорю.
Я люблю тебя, поэтому я кричу и унижаю тебя.
Я люблю тебя, поэтому я принимаю все твои упреки.
Я люблю тебя, поэтому я буду беречь и защищать тебя от всех невзгод.
Я люблю тебя, поэтому сейчас я ухожу. У меня больше нет сил выдерживать эту любовь, понимаешь?

Они смотрят со страниц романа прямо в глаза своим читателям. Их взгляд слепой, пугающий, почти мертвый. Сейчас они здесь, готовятся к семейному ужину, пьют кофе, собираются на рынок, куда-то едут, но каждый мысленно в прошлом, непрожитые обиды, не пережитые потери, раны от оскорблений, черствости, жестокости, физического насилия. Но при всем при том – они семья. Они связаны друг с другом гораздо больше, чем просто на генном уровне. Они повлияли на жизнь каждого. И каждый по-своему понимал любовь, любил других как умел. Каждый думал, что остальные его не любят. Страдал от отсутствия внимания других. Матери, отца, брата, сестры, дочери… Соленые слезы, холодное одиночество, неумение брать и давать. Но главное – неумение прощать.Collapse )
За книгой

Кэтрин Энн Портер «Тщета земная»

Портер На сколько может влиять на нашу жизнь прошлое? Нет, не наше, чужое. Кто-то из предков, родственников, которые жили задолго до нашего рождения, кто-то из тех, о ком вспоминают в узком семейном кругу, из тех, лица которых, если повезло, сохранились на выцветших фотографиях. В какой мере мы можем быть похожи на них? В какой мере эти истории о чужой жизни повлияли на нас? Что если наша жизнь, это повторение чужой истории, эхо прошлого, чужая судьба, что если прошлое через нас «живет» дальше? Может быть, дело не в том, что мы сами похожи, а в том, что из-за этих историй в нас заложили, запрограммировали какое-то поведение?

Американка Кэтрин Энн Портер рассказывает необыкновенную историю прошлого, которая легла в основу настоящего. История одной семьи, большой нелюбви и большой наивности.Collapse )
ежедневник

Дженни Вингфилд "Возвращение Сэмюэля Лейка"

1
Любому из нас нужна поддержка. Опора в трудную минуту, когда опускаются руки и кажется, весь мир против тебя. Поддержка близкого друга, которому доверяешь. Семьи, когда она принимает тебя целиком. Поддержка любимого человека, который верит в тебя безусловно. А вот теперь представьте. Раз – и близкого друга рядом нет. Два – на поддержку семьи вы не можете рассчитывать. Три – любимого человека нет. Неоткуда взять поддержку, неоткуда ждать помощи…

«Самое страшное на свете – когда тебя может спасти только чудо».

История о том, как поддержка близких и любимых может быть До и После. Но в самую страшную минуту, приходится рассчитывать на чудо…Collapse )
солнечный луч

Эрве Базен «Семья Резо»

БазенСобрать себя по частям. Соединить в целое то, что было разрушено. Аккуратно подобрать даже самые маленькие осколки, которые отбросило слишком далеко. Тщательно и осторожно собрать себя заново, склеить, оглядеть со всех сторон. Запомнить каждую трещинку, каждый осколок, неровные края и пока еще шершавую поверхность. Запомнить, чтобы принять, чтобы не забывать, чтобы жить дальше.

Иногда человека разрушает не судьба, не абстрактные препятствия и затруднения, не какие-то чужие люди/события на его пути. Иногда пусковым механизмом оказывается сама семья в которой он вырос, мать или отец. Кто-то близкий и значимый, кто-то кто оказался в силах разбить в дребезги тебя, разрушить до основания. И чтобы потом собрать себя по частям, иногда… требуется целая жизнь.  История семьи Резо, история того, как Великая Ненависть способна разрушать и склеивать.Collapse )
ежедневник

Мейв Бинчи «Серебряная свадьба»

Бинчи свадьбаЕсли бы мне потребовалось подыскать подходящую метафору для этого романа, я бы назвала его «каминным». Знаете такую классическую картинку камина – яркое пламя, освещающее все вокруг, маленькие искры над каминной решеткой, еле заметный дымок, уплывающий в трубу, и большие темные поленья, которые обещают еще долгое поддержание огня. Так и этот роман. Яркое пламя писательского таланта Бинчи, умеющей создать в своих книгах атмосферу домашнего уюта. Маленькие искры проблем, которые способны доставить неприятности, но, в конечном счете, ничего серьезного не предвещающие. Еле заметный дымок прошлого, который незримо улетает в небо, вместе с воспоминаниями главных героев о своей молодости, ошибках и промахах.  А большими поленьями, я бы назвала завязку каждой главы, благодаря которым, эта история приковывает внимание, обещая своим читателям долгие часы приятного времяпрепровождения.Collapse )
библиотека

Франсуа Мориак «Тереза Дескейру»

Мориак
Только представьте себе на минуту, что с самого раннего детства ваше будущее было определено. И это отнюдь не карьера, наука, религия, высшие цели и призвание, это брак. Смысл жизни, главная веха в судьбе, единственное, что может произойти в будущем – брак. Одна эта мысль уже может повергнуть в уныние, но не забывайте правил игры – вас готовят к этому всю сознательную жизнь, а значит, вы воспринимаете свою судьбу как должное. Но ведь если это главное, то неизбежно ждешь от этого события чего-то важного, думаешь, что начнется новая жизнь, возлагаешь большие надежды, воображаешь, что это все изменит.  Представили? Думаю, теперь не сложно догадаться, какое разочарование испытает человек, чьи надежды на это знаменательное событие не оправдались.
Collapse )
За книгой

Энн Тайлер «Катушка синих ниток»

Тайлер
Легко обвинить во всем мать. Или отца. Или продавца в супермаркете, или учителя младших классов, соседа/коллегу/того парня, что паркуется рядом. Очень удобно перекладывать ответственность на кого-то другого.  Оставаться белым и пушистым в любой ситуации, не сомневаться ни на секунду в собственной правоте, не испытывать ни грамма разочарования. Виноватых найти легко, но надо заметить, что чаще всего почетное первое место достается именно родителям. Они настолько чудовищно воспитывали вас, что вот теперь приходится расхлебывать всю оставшуюся жизнь! Но, что если вы у родителей не единственный ребенок? Что если вас в семье трое или четверо детей? Что если вас воспитывали в примерно одинаковых условиях? И остальные дети вполне себе нормальные и успешные личности? И вот тут-то и напрашивается вывод – родители не всегда во всем виноваты.
Collapse )
осень

Генрих Бёлль «Радиопьесы»

Бёлль Борзиг Приглашение на чай к доктору Борзигу. Итог. Час ожидания.

О том, что малая проза по определению более мощное и опасное оружие мне отлично известно. Тем более, когда речь идет о Генрихе Бёлле. Гениальный писатель сражает наповал своей большой прозой, его романы рапирой пронзают страхи загнанного и запутавшегося сознания послевоенной Европы, а его рассказы, как острые кинжалы, разят читателя своей неподкупностью и реалистичностью. И все бы ничего, но ведь гениальный человек гениален во всем. И вот я делаю для себя открытие. Оказывается, Генрих Бёлль владеет еще более метким и острым оружием, чем рассказы – короткие радиопьесы, которые способны за несколько страниц выстрелить  в самое сердце и остаться в нем навсегда.
Collapse )
Васильки

Гузель Яхина «Зулейха открывает глаза»

ЯхинаБолее ста лет назад мои предки по материнской линии, разорившиеся купцы, получили по столыпинской аграрной реформе землю в далекой Омской губернии. Из Подмосковья, густо и тесно заселенного, с высокими деревьями и густыми лесами, они ехали в далекую Сибирь, чтобы обосноваться в чистом поле, там, где скоро вырастет деревня Раздольное.
 Меньше чем сто лет назад, мои предки по отцовской линии были раскулачены и насильно переселены из Украины в Омскую область, туда, где скоро появится деревня Славгородка.
Одесский район Омской области - это бескрайние степи на самой границе с Казахстаном, там не было леса, деревьев, из которых можно было бы срубить дом, не было реки или озера, откуда можно было бы брать питьевую воду. Не было железной дороги, которая бы гарантировала торговлю и стабильную связь с внешним миром. Там была только земля. Палящее солнце летом, трескучие сибирские морозы зимой, сухой пронизывающий западный ветер круглый год и покуда хватает глаз – целина. Добровольно ли, принудительно, те и другие возделывали эту землю, обустраивались, вставали на ноги, жили.Collapse )
время

Орхан Памук «Дом тишины»

Памук Дом Что может быть страшнее, чем оказаться запертым в собственных воспоминаниях? Столь многое человек хотел бы забыть, стереть из своей памяти, и вдруг он оказывается один на один с этим неподъемным грузом. Беспомощное, дряхлое тело девяностолетней старухи, большой и пустой дом, ненавистный ублюдок-слуга, и призраки, которые прячутся в каждом углу комнаты. Она не может уснуть до рассвета, вслушиваясь в тишину дома, и каждый раз непрошеными гостями – воспоминания о ненавистном муже, его богохульных, безумных речах, его наглых, открытых изменах, его мерзкой любовнице-служанке, о двух выродках, которые жили в их доме.  Ее сердце отравлено ядом ненависти, оно черным-черно от злости. Но она наказана сполна – каждый день она вспоминает всё вновь и вновь, и переживает ненависть заново.
Collapse )