Category: психология

Category was added automatically. Read all entries about "психология".

утро

Элис Манро "Слишком много счастья"

Манро Счастье Измерения. Вымысел. Венлокский кряж. Глубокие-скважины. Свободные радикалы. Лицо. Есть такие женщины. Детская игра. Лес. Слишком много счастья.

Парализующий, сковывающий сознание и волю, страх. Кажется, что падаешь куда-то и не можешь остановиться. И небо падает, и стены рушатся, и взлетает на воздух весь твой мир. Сердце, стучит так громко и больно, что его удары в голове заглушают все внешние звуки. Широко раскрытые застывшие глаза с черными зрачками-пропастями. От страха мутит, и скручивает внутренности в узлы… И немой крик… О помощи? Наверное. Только в минуты, когда человек, сознательно или необдуманно, намеренно или нет, закладывает динамит под собственной жизнью, он всегда один на один с самим собой. Момент, когда убиваешь частицу себя.

Слишком много счастья? Горький смех в ответ.
Collapse )
нейтрально

Лидия Гинзбург "Проходящие характеры..." Часть вторая.

Гинзбург Характеры  "Усиленная реализация в условиях тыла характерна сейчас для женщин, которые все ощущают себя превышающими исконную предназначенность женщины…".

Реализация. Гинзбург уже продемонстрировала в чем может выражаться самореализация человека в условиях блокадного города, и сейчас, всего в одном предложении, меня цепляет сразу две мысли. «Усиленная реализация» - другими словами, кто-то не просто компенсирует моральную или физическую деградацию фатальными или иными многозначными рассуждениями, «надстройками», не просто компенсирует несправедливость своего положения, скромного, ничем не примечательного в мирное время, нынешним значительным в военное. Получается, что кто-то именно сейчас добивается таких высот, о которых и не думалось, не мечталось До Блокады. Не просто самореализация, а именно усиленная…. И разве не страшно? Мне становится не по себе от этой мысли. Что кто-то способен на такое… Безусловно тяжелые времена открывают новых лидеров, раскрывают в человеке скрытые внутренние ресурсы, о которых он не подозревал до этого. Но ведь Гинзбург пишет не об этом, не о героях и не о лидерах. Она пишет о реализации мелкой, бытовой. Это самореализация маленького человека, о котором могут сказать «из грязи, в князи» или «власть ударила в голову». И вот поэтому страшно. Страшно знать, что среди немыслимых страданий, лишений, смерти, разрушений кто-то подобный расцветает, поднимается в полный рост, набирает силы… И пожалуй, в общем контексте истории СССР, где карьеризм, бюрократизм, и выхолащивание каких бы то ни было выдающихся качеств были нормой, моя реакция неуместна. Ведь следуя логике времени, такое поведение и такая реакция абсолютно нормальны. Но ведь одно дело читать об этом в мирное время, пусть даже страшное само по себе (как, например, репрессии 30-х), а другое – в годы блокадного Ленинграда… Немыслимо.
Collapse )
время

Л. Н. Толстой "Дневники. 1847-1894"

Правила.

16 июня 1847 год. «Дойду ли я когда-нибудь до того, чтобы не зависеть ни от каких посторонних обстоятельств? По моему мнению, это есть огромное совершенство…»

В 18 лет мы открываем для себя Америку. Тысячи людей до нас и после нас, примерно в одинаковом возрасте, задаются одними и теми же вопросами, пытаются понять, чего они хотят от этой жизни. Определяют приоритеты, принципы и цели. Они смотрят на этот мир так, словно они одни только что поняли в чем его суть, и только они одни знают, что делать дальше. Фразы и идеи, которые потом будут казаться банальными и пошлыми, в тот момент кажутся откровением, самым важным, самым близким. И какой же прок от этих наивных, банальных мыслей максималистов для нас, циничных, опытных, всезнающих? Мне кажется, польза от таких книг та же, что и от чтения «Над пропастью во ржи» Сэлинджера. Этот взгляд – бесхитростный, прямой, честный – помогает нам вернуться назад, вспомнить себя на этом перепутье, вспомнить свои максимы и аксиомы, и может быть, стать чуточку лучше…
Collapse )

Пока я читаю лишь 1853 год, но думаю сделать паузу. Дело в том, что та книга, которую я сейчас читаю представляет собой лишь две трети дневников Толстого. Это всего лишь один том (из 22). А в девятостотомном собрании сочинений дневники занимают тома с 46 по 58, и представляют собой полную версию записей. Я пока не хочу скачивать электронный вариант. Для меня Толстой стоит того, чтобы читать его в бумажном варианте. Так что я дождусь окончания своего отпуска, и уже дома, в Омске, поищу бумажный вариант 90-т. Собрания сочинений.
осень

В. Р. Дольник "Непослушное дитя биосферы"

когда-то ооочень давно мне в руки в первые попала книга по популярной психологии. Вы не представляете, какое неизгладимое впечатление она на меня произвела)))) Я буквально открывала Америку! Меня покорял доступный язык, гениальные истины, которые лежат на поверхности, а близорукие люди просто не желают замечать очевидного. После этого я купила учебник по практической психологии и засела за методичное чтение, начав с введения)). После я изучала психологию в универе, читала какие-то научные статьи, изучала конфликтологию, философию, и в итоге такие книги стали для меня слишком схематичными, элементарными. Попытки подогнать науку под беллетристику стали коробить, упрощение сути, и сведение научных исследований в формулы начальных классов обедняли и заслуги, и смысл, и само исследование в целом. Со временем, я совсем перестала воспринимать подобное. Но с другой стороны, возможно именно этот доступный, элементарный уровень это именно то, что способно заинтересовать/понять определенная часть населения? Может быть, это не так уж и плохо, что существуют такой вот науч поп? Читая В. Р. Дольника, я неоднократно задавалась этим вопросом. И не случайно. Потому что, читая, и испытала полное чувство дежа вю))) Я словно опять «открыла Америку», только теперь не психологии, а этологии.
Collapse )
страницы

Пол Экман "Психология лжи. Обмани меня, если сможешь"

благодаря этому жж, я могу вести неутешительную статистику книг, которые я не смогла дочитать. Вообще мне всегда казалось, что мне везет с книгами. Мне так редко попадаются бездарные, скучные, посредственные авторы. Я, жадная до книг, в утешение себе всегда нахожу что-то полезное/интересное/новое в этих книгах, и решаю сама для себя, что такое произведение позволяет мне больше наслаждаться хорошей литературой, что я узнаю, какую-то новую точку зрения, что расширяю свой круг чтения и проч. И в принципе, я стараюсь дочитать книгу, даже если она мне не нравится. Сейчас, когда я записываю каждую книгу, которая попала ко мне в руки, становится ясно, что процент недочитанных книг довольно высок. Да, есть такие вещи, которые настолько мне не по душе, что я даже не могу осилить и 100 страниц… И самое дурацкое, что зачастую, мне даже трудно объяснить почему. Может быть дело действительно в том, что я не смогла дочитать, а значит не могу дать адекватной оценки, или в том, что такие книги настолько скучны для меня, что не оставляют ровно никаких эмоций. Может быть дело в том, что отторжение, заставившее навсегда закрыть книгу, распространяется и на психологическое отношение к ней. Я не могу ответить на этот вопрос. Но, сейчас, я смогла прочесть у Пола Экмана 40 страниц, и мое терпение лопнуло. Мне было смертельно, невероятно, беспредельно скучно. И я жалею о том, что потратила на эти 40 страниц время (а когда книга не нравится, читается она, как вы сами знаете ооочень долго). Я вообще не очень люблю популярную психологию, но даже она бывает более или менее интересной. Возможно все дело в этом. Потому что это уже 3 книга на моем счету (именно популярной психологии) которую я не смогла осилить. Пожалуй, больше не буду читать подобное вообще.
страницы

Томас Гарди "Мэр Кэстербриджа"


О Томасе Гарди я слышала лишь как об авторе знаменитой «Тэсс из рода д'Эрбервиллей», и прежде никогда не читала его произведений. Взяв в руки эту книгу, я предполагала, что передо мной очередной классический английский роман. В меру «социалистический», в меру сентиментальный, щедро сдобренный любезностями автора с читателем, с нравоучительными выводами и неожиданными поворотами сюжета. Я внутренне приготовилась к преодолению того незримого порога, что зачастую присутствует в классике, к внутренней работе, к наполнению и насыщению моего сознания (которое, после легкого в чтении, романа Харрис нуждалось в более весомой пище для ума). Но когда я начала читать, то удивилась насколько «легкой» бывает классика! Не хочу сказать, что классика по определению всегда тяжела для восприятия, но классические произведения отличает, прежде всего, то, что их внутренней наполнение столь насыщенно, они несут в себе такую огромную концентрацию мыслей и идей, что классику просто невозможно «проглотить» за пару часов! Если вы со мной не согласны, то попробуйте взять «Преступление и наказание» или «Анну Каренину» и прочитать их на одном дыхании за пару вечеров! Классика требует вдумчивого чтения. С чувством и толком. Не спорю, есть вещи, которые даются удивительно легко и органично. На ум приходит «Американская трагедия» любимого Драйзера, которая была прочитана в сравнительно короткий срок и произвела неизгладимое впечатление. Но все же, я считаю, что классика не может быть «легкой». Поэтому дочитав «Мэра Кэстребриджа» я немало удивилась тому, что мое сознание безмятежно и спокойно как после очередного детектива или женского романа. Хотя может быть я чего-то недопонимаю, и слишком поверхностно восприняла роман?

Collapse )
утро

Кадзуо Исигуро "Остаток дня"

У каждого из нас есть свои недостатки. Большинство уже давно смирились с ними, зная свои слабые места. Но если одни снисходительно относятся к своим капризам, другие ведут перманентную войну со своими минусами, в которой редко кто выходит победителем. Перфекционизм присущ многим. Даже если мы бесконечно далеки от идеала, все равно в глубине души мы верим, что однажды его достигнем. Не знаю, реально ли это. Раньше я верила в то, что можно изменить себя, можно изменить свои недостатки, но сейчас, по прошествии определенного времени, я поняла, что, не смотря на постоянную борьбу, мои недостатки укоренились во мне, и засели накрепко. Возможно именно поэтому, люди, которые смогли достичь своего идеала, вызывают во мне чувство глубокого уважения. Они вдохновляют меня на новый бой, на стремление к тому самому идеалу, образ которого спрятан глубоко внутри… И пусть сами эти люди не совсем довольны собой, признают свои оплошности, пусть их жизнь серьезно пострадала в результате достижения этих целей… Но все же…
       

Collapse )