Category: происшествия

Category was added automatically. Read all entries about "происшествия".

книжные полки

Генрих Бёлль «Рассказы»

Бёлль рассказы
Я все больше и больше удивляюсь тому, каким разным может быть этот писатель. Пока я не прочла эти рассказы, мне казалось, что я имею представление о том, какой он. Хотя мой «послужной список» Бёлля не такой уж и большой – «Глазами клоуна», «Дом без хозяина», «Долина грохочущих копыт» и те несколько романов, что я прочла из первого тома Собрания сочинений за последнее время. И, тем не менее, мне казалось, что этого достаточно, чтобы составить мнение о писателе. Но я ошибалась. Он очень разный, и он меня удивил. Бёлль потрясающе пишет. И для каждого рассказа из этого не маленького списка я готова писать  отдельную рецензию. Я покорена его талантом. И этим все сказано.Collapse )
Collapse )
библиотека

Дуглас Коупленд "Жизнь после бога"

Коупленд После
В который раз я убеждаюсь, что любому писателю стоит давать второй шанс. Потому что пол года назад, прочитав «Мисс Вайоминг», у меня сложилось не самое лучшее мнение об этом авторе. Поверхностный, коммерческий, проходной, посредственный и много других нелестных эпитетов. Но прочитав «Жизнь после бога», я изменила свое мнение. Мне даже кажется, что «Мисс Вайоминг» и «Жизнь после бога» писали разные люди. Небо и земля. Разные методы, разные подходы, другая глубина, другое понимание жизни. Эти короткие рассказы, разрозненные и в то же время тесно связанные, написаны от лица героя, который не вписывается в эту жизнь. Не понимает и не принимает ее требований. Как если бы знаменитый сэлинджеровский Холден Колфилд, повзрослел, женился, развелся, и вот одним холодным декабрьским утром вез свою дочку через всю страну и думал о своей жизни.
Collapse )
нейтрально

Лидия Гинзбург "Проходящие характеры..." Часть вторая.

Гинзбург Характеры  "Усиленная реализация в условиях тыла характерна сейчас для женщин, которые все ощущают себя превышающими исконную предназначенность женщины…".

Реализация. Гинзбург уже продемонстрировала в чем может выражаться самореализация человека в условиях блокадного города, и сейчас, всего в одном предложении, меня цепляет сразу две мысли. «Усиленная реализация» - другими словами, кто-то не просто компенсирует моральную или физическую деградацию фатальными или иными многозначными рассуждениями, «надстройками», не просто компенсирует несправедливость своего положения, скромного, ничем не примечательного в мирное время, нынешним значительным в военное. Получается, что кто-то именно сейчас добивается таких высот, о которых и не думалось, не мечталось До Блокады. Не просто самореализация, а именно усиленная…. И разве не страшно? Мне становится не по себе от этой мысли. Что кто-то способен на такое… Безусловно тяжелые времена открывают новых лидеров, раскрывают в человеке скрытые внутренние ресурсы, о которых он не подозревал до этого. Но ведь Гинзбург пишет не об этом, не о героях и не о лидерах. Она пишет о реализации мелкой, бытовой. Это самореализация маленького человека, о котором могут сказать «из грязи, в князи» или «власть ударила в голову». И вот поэтому страшно. Страшно знать, что среди немыслимых страданий, лишений, смерти, разрушений кто-то подобный расцветает, поднимается в полный рост, набирает силы… И пожалуй, в общем контексте истории СССР, где карьеризм, бюрократизм, и выхолащивание каких бы то ни было выдающихся качеств были нормой, моя реакция неуместна. Ведь следуя логике времени, такое поведение и такая реакция абсолютно нормальны. Но ведь одно дело читать об этом в мирное время, пусть даже страшное само по себе (как, например, репрессии 30-х), а другое – в годы блокадного Ленинграда… Немыслимо.
Collapse )
время

Мишель Уэльбек «Элементарные частицы»

Об этой книге так много написано, так много сказано, что, пожалуй, ничего нового уже не добавить. Книга, которая однажды получает такую популярность, с одной стороны похожа на разобранный часовой механизм (ее проанализировали вдоль и поперек, раскритиковали, разобрали на абзацы, предложения, кусочки мыслей и слов), с другой – она похожа на картину в музее. Вы подходите, бросаете только мимолетный взгляд, но уже этого достаточно, чтобы узнать. Ее вознесли и низвергли не единожды, и вы имеете уникальную возможность увидеть своими глазами эту маленькую знаменитость. Лично я никогда не читала Уэльбека, и теперь могу, наконец, оценить творчество самого известного и самого спорного французского писателя современности.
Collapse )
страницы

Бернгард Келлерман "Пляска смерти"

Келлерман Пляска Вопросы без ответа – как великая нация известных и признанных во всем мире ученых, философов, музыкантов, писателей могла допустить приход к власти национал-социалистической партии? Будучи одной из самых просвещенных наций, как она могла закрывать глаза на беспредел нацистов? Как могла молча наблюдать за массовыми арестами, за расстрелами ни в чем не виновных людей? И как вообще позволила начаться Второй Мировой войне? Совсем недавно я читала сжатый, концентрированно лаконичный ответ Тода Штрассера в «Волне». Рассчитанный на неискушенного читателя – подростка, «Волна» дает немного наивный, максимально упрошенный ответ. И вот передо мной другая книга, другой писатель пытается докопаться до истины, пытается ответить, объяснить. Не оправдывая и не щадя ничьих чувств. Бернгард Келлерман видел ответы собственными глазами, он жил в той Германии, он наблюдал и запоминал. И теперь дает читателю шанс, самому стать свидетелем истории…
Collapse )
осень

К. Симонов "Живые и мертвые"

Симонов Так получилось, что я начинала читать Симонова одновременно с Литтеллом и его «Благоволительницами». И это было что-то удивительное, от сочетания несочетаемого эффект получился неожиданным. Две кардинально противоположные личности, два бесконечно разных характера, две стороны одной медали… Ауэ и герои Симонова отражались друг в друге как кривом зеркале, преувеличенно искажая противоположные черты друг друга до абсурда, доводя их до максимы… Мягкотелость, некая аморфность, гомосексуальная мягкость одного, и резкость, принципиальность, честность других. Синцов, Серпилин, Малинин, Таня Овсянникова – все они словно высечены из камня. Помните знаменитую скульптуру «Булыжник – оружие пролетариата» Шадрова? Так вот герои Симонова вполне могут служить иллюстрацией к тому железному и непоколебимому характеру, мужеству, что хотел изобразить скульптор в 1927 году.  У Литтелла главный герой переживая войну, не видит ее за ворохом бумаг, директив и отчетов. Война в «Благоволительницах» это геноцид евреев, это поездки инспекции по концлагерям, где Макс, чистенький, аккуратный и невозмутимый должен проанализировать хватает ли продовольствия для достаточного пропитания заключенных, потенциальной и буквальной рабочей силы Великой Германии. Война у него – бомбежки Берлина, пожар, после налетов англичан, закрытый бассейн, дрожь фрау от слов «Сталинград». У Симонова же война – это кровь и пот, это вырванные руки и ноги, это пуля, попавшая в горло, это страх, смерть, это страшное и фатальное. От такого контраста книги воспринимались особенно остро, и «Живые и мертвые» казались более живыми и реальными, чем ушедший глубоко в себя, одиночка Максимилиан Ауэ…
Collapse )
книги

Густаво Альфонсо Беккер "Гора душ"

Беккер Гора вот не получается у меня писать сразу после прочтения. Мои горные рассказы оказались такими маленькими, что после «Холодной горы» я прочла весь список за раз – пара часов и все. Но с окончанием отпуска и неожиданным ремонтом совсем не нахожу времени для рецензий. В итоге такой маленький флешмоб растянулся на неопределенный срок. Поэтому-то последние 3 рассказа, один меньше другого, никак не могут занять свое место в жж.

Великий писатель и поэт, последний романтик Испании в эпоху реализма, ранняя загадочная смерть (всего в 34 года), прижизненная безызвестность и посмертное признание. Уже после его смерти в 1871 г. был издан двухтомник «Легенда», где писатель обратился к романтическим легендам прошлого, большее внимание, уделяя временам рыцарства. И рассказ, который я прочла в рамках своего горного флешмоба, как раз из этого сборника.
Collapse )
страницы

Торнтон Уайлдер "Мост короля Людовика Святого"

Уайлдердействительно ли в нашей жизни все предопределено? Действительно ли у каждого из нас есть свой путь, свои попутчики и даже свой итог? Что наши поступки, так или иначе, возвращаются к нам сторицей. А преждевременная смерть на самом деле продуманный свыше своевременный ход? Брат Юнипер, герой книги Торнтона Уайлдера, был в этом уверен.  Но жизнь постоянно доказывала обратное – самые достойные умирали рано, а отъявленные негодяи жили долгие годы. И вот после чудовищной трагедии – обрыва моста короля Людовика Святого вместе с находившимися на нем людьми, брат Юнипер решает доказать, что промысел божий существует. И каждый из этих несчастных был достоин сей участи. В той или иной мере.  Осталось это только доказать.
Collapse )
страницы

Гертруда Стайн "Тихая Лена"

Когда я решила почитать Гертруду Стайн, обнаружилось, что единственное, что я могу скачать из интернета это один короткий рассказ из сборника «Три жизни» - «Тихая Лена». Под влиянием такого дефицита я сразу же заказала себе сборник произведений Стайн. Не читая)) Уверенная в том, что она мне обязательно понравится. Шестое чувство? Или просто книжная жадность? В любом случае, я не ошиблась. И даже этот крошечный рассказ – буквально на 15 страничек показал мне, что это мой автор. На сто процентов.
Молодая, тихая, добрая девушка Лена. Не умеющая говорить нет. Приехавшая в страну только потому, что это так решила ее семья, ее тетя. Каждое второе воскресение приезжающая в гости к тете, просто потому что так сказали. Не тратящая ни цента, потому что ей сказали откладывать. Не умеющая, и не подозревающая, что можно жить по другому. И которую однажды решили выдать замуж….
На протяжении всего рассказа меня не оставляло предчувствие какой-то трагедии… Чего-то неизбежного, рокового… Но Стайн закончила свой рассказ не так уж однозначно, не было ни убийства, ни самоубийства, ни побега, какого-то взрыва… но неотвратимая развязка да… была. И я какое-то время не могла прийти в себя от такого итога. Такой маленький рассказ, и такой оглушающий эффект. Это как оглохнуть от звенящей тишины.
Вот итог этого маленького рассказа.
Collapse )