Category: образование

осень

Про работу.

Я уже давно не писала ничего про работу, а то, что писала за последние полгода убрала под замок. Стыдно, если честно. Неловко. Это настолько личные переживания для меня, что свыкнуться с пабликом в этом смысле мне тяжело до сих пор. Поэтому не знаю как получится. Может вообще не получится.  Короче, рабочий вариант «по Джойсу». Ибо прет)) Хочу писать, господа.Collapse )
сквозь книги

Карл Хайасен «У-гу!»

ХайасенЯ много раз слышала от учителей, которые выглядят моложе своих лет, что весь секрет заключается в общении с детьми. Смысл этого высказывания сводится к тому, что благодаря детям, они могут посмотреть на мир другими глазами, что дети заряжают энергией, любопытством и любознательностью, что дети держат учителей в жизненном тонусе. Я не против всего перечисленного, только меня смущают исходные данные этой формулы. Неужели молодость, энергию и любознательность можно получить только работая в школе? Я не согласна. Конечно, трудно найти достойный эквивалент работы с детьми, но увидеть мир их глазами, пробудить спрятанный в закоулках души интерес к жизни можно и по-другому. Например, читая такие книги как эта.

Книга американского писателя Карла Хайасена о борьбе за выживание маленьких норных сов, школьном буллинге и разных моделях воспитания ребенка в семье. Но главное – возможность посмотреть на мир глазами ребенка.Collapse )
блокнот

Дмитрий Лихачев «Заметки и наблюдения»

Лихачев Заметки
В 1975 году Дмитрий Лихачев отказался подписывать письмо против академика Сахарова. На тот момент, такое неповиновение партийной линии было не просто дерзким вызовом власти, это была смелость на грани безумия. Никто не мог избежать последствий.
 На следующее утро он должен был читать лекцию по «Слову о полку Игореве» на историческом факультете Ленинградского университета. Едва Дмитрий Сергеевич вышел за дверь своей квартиры, на него набросились двое молодых людей и избили. Грабить не стали, как бы давая понять, что не за тем приходили. Лихачев пошел в университет, прочитал лекцию — и только потом обратился в академическую поликлинику. Ему сделали рентген, и оказалось, что сломаны два ребра.Collapse )
кошка

Посвящается тебе.

А у вас было такое в детстве, когда в садике или во дворе, где играет куча детей, вы вдруг видели невообразимо замечательную девочку. У нее были самые красивые зеленые гольфы, или самый большой бант на голове, или какая-то невероятно длинная косичка. Или не девочка, а мальчик. С каким-нибудь особо классным автоматом или с палкой, из которой он мог выдать убедительную автоматную очередь. И вот вы подходите, волнуетесь и восхищенно спрашиваете: Давай дружить?
У меня было. И самое интересное, что сегодня я вспомнила это чувство и задала этот вопрос из детства. Удивительное чувство скажу я вам))) Такое теплое и радостное, солнечно-апельсиновое.

***
Оказывается, когда хочешь написать о дружбе, в памяти всплывают сотни историй. Как хороших, так и плохих. Хотя хороших больше)) Вспоминается куча безумных выходок и хулиганств, которых бы ни за что не совершил один, безграничное доверие тому, кто был самым близким другом, задушевные разговоры, когда поддержка и понимание, стоили больше, чем поступки, вспоминается первая сигарета и почему-то первая любовь. Т.е. оказывается, я уже писала о дружбе, но не подозревала об этом))) А сейчас, когда хочу написать целенаправленно, теряюсь. Слишком много эмоций, и прямо захлёстывает. Но я знаю о ком хочу написать. Пусть это будет такой небольшой подарок на День Рождения 27 мая))) (в дополнение к той книжке, которую я не выдержала и подарила еще зимой)))Collapse )
осень

Джефф Кинни «Дневник Слабака»

Кинни
Младшие классы в нашей школе тоже дежурили. Кстати, сейчас, в 2018 меня это бесконечно удивляет. Не знаю ни одной школы, где ученики со 2 класса уже дежурят по школе! Хотя, конечно, октябрята – ответственные ребята. Ну и училась я в школе, где младшее звено обучалось в отдельном корпусе. В общем, это было очень ответственно, почетно и долгожданно. Быть дежурным было очень круто! (вот она сила пиара классных руководителей!) Дежурные носили красные повязки (на коричневой школьной форме, выглядело это очень эффектно!), проверяли сменку, ходили по классам прямо во время уроков (!), проверяя ведение дневника, наличие обложек на учебниках и тетрадях. Потому что, что? Потому что, октябрята – прилежные ребята.Collapse )
сквозь книги

Леонид Ионин «Парад меньшинств»

Leonid_Ionin__Parad_menshinstvДля того, чтобы быть в меньшинстве, нужно определить себя меньшинством.

Все просто, не правда ли? Конечно, на нас с легкостью вешают ярлыки, основываясь на внешнем виде, образовании, месте жительства, семейному положению и проч. Но все это ерунда. Ярлык сам по себе не делает нас тем, что на нем написано. Ровно в тот момент, когда мы сами определяем себя, когда мы начинаем так чувствовать себя и заявляем об этом окружающим, мы становимся… в данном случае меньшинством. А теперь давайте посмотрим на этот механизм с точки зрения социологии, научно обоснованно, обстоятельно и доступно.
Представляю вашему вниманию Великого и Ужасного Гудвина Леонида Ионина и его монографию «Парад меньшинств».Collapse )
За книгой

Рут Озеки «Моя рыба будет жить»

ОзекиКогда мне было лет 5-6, мои родители периодически смотрели по телевизору фильм «Чучело». Трудно сказать, насколько полно наше сознание в таком возрасте способно воспринимать информацию, которая выхватывается из окружающего мира то обрывками диалогов, то мрачными кадрами с лысой девочкой, то нагнетающей атмосферу музыкой, то каким-то беспокойным и тревожным чувством.  Я точно знаю, что не смотрела этот фильм от начала до конца, но даже если бы захотела, честное слово, не смогла бы. Я помню, как меня охватывал ужас, неподдельный липкий и холодный, когда я слышала издевательский уничтожающий голос одноклассников главной героини из соседней комнаты, когда, проходя мимо телевизора и взглянув на экран, поняла, что все не просто плохо, а очень плохо. Я спасалась бегством. Неудивительно, что в школу я идти не хотела! Ни за что на свете! В этот ад? Добровольно? Я очень надеялась, что родители все-таки сжалятся надо мной и не отправят в этот кошмар! На всякий случай, я уточняла – а пойти точно придется?  Они же видели кино! Они же должны понять!
Надо ли говорить, что мои надежды не оправдались.Collapse )
ежедневник

Саулюс Шальтянис «Ореховый хлеб»

Шальтянис Взрослые имеют дурную привычку жаловаться на жизнь, но вспомнили бы они себя в школе! Да не просто в школе, а в средних классах! Вот когда проблем выше крыши! Андрюс Шатас – настоящий литовский пионер! Тот самый, который всем пример. Ему 13 лет и он «выращивал кроликов и кукурузу, сочинял стихи, занимался боксом, рисовал, бинтовал поломанные ноги в Обществе Красного Креста и Красного Полумесяца», и всюду его избирали руководителем, даже в атеистическом кружке. Но даже Андрюс не в силах справиться со всеми свалившимися на его голову бедами. То противная соседка Люка подсунула ему в портфель дохлую крысу, то он пропустил настоящий пожар у вредных Каминскасов, потому что ему вырезали лопнувший аппендицит, то  его дед пришел в школу выгонять всех крыс и привязав к хвосту одной крысы шпагат, начал подпаливать ее зажженной бумагой и бегать за ней по всей школе, то злобный Коротыш хотел отрезать ему ухо, то его родители Элите и Антанас вздумали разводиться. Но Андрюс не унывает и в обиду себя не дает.

«В начале нашей холостяцкой жизни, когда вспыхивали еще споры и разгорался священный огонь домашних распрей, меня тащили за руки и за ноги во все стороны, и тогда я говорил Элите и Антанасу Шатасам:
- Сами… сами разбирайтесь, мои дорогие… Я еще, слава богу, несовершеннолетний…»
Collapse )
осень

"Жажда человечности" Сборник рассказов.

Жажда У каждого из нас своя история. У кого-то длинный роман, у кого-то короткая повесть. У кого-то комедия с черным юмором, у кого-то розовая мелодрама со счастливым концом. Наши пути пересекаются, наши истории переплетаются и перемешиваются друг с другом, мы теряем связь с кем-то и рискуем никогда не узнать, чем там дело закончится, в чьей-то чужой истории.
 На самом деле, я не любитель коротких историй. Я люблю романы, длинные, тягучие, насыщенные, так, чтобы прожить чужую жизнь без остатка. Но каким-то образом в мой шорт-лист электронной книги затесался этот сборник «Рассказы английских и американских писателей о жизни подростков в современном капиталистическом мире». Каково, а? Не аннотация, а просто песня советского агитпропа. И вот, я потерялась на несколько дней в двадцати трех историях чужих жизней. И не было там никакой пропаганды, только жизнь в самом ее реалистично-беспощадном варианте.Collapse )
страницы

Ариадна Эфрон "Устные рассказы"

Эфрон
И неподъемной ношей
невыплаканный груз на сердце, и одиночество навечно, и выжженный огнем в памяти
образ той, кто для нее больше, чем поэт.

Я выпила залпом сразу несколько книг – "Устные рассказы" Ариадны Эфрон, ее письма Б. Пастернаку, «Дочь» Зиновия Паперного и «Воспоминания о Марине Цветаевой». И кажется горы, кажется целое море, кажется бескрайняя высь – образов, голосов, фраз, стихов окружили меня. И Она. Марина. Вокруг которой, весь этот водоворот слов. И первое – устные рассказы Ариадны, ее письма – как раздробленные фрагменты калейдоскопа, которые – вроде бы чужие (Ариадны, не Марины), но, так или иначе, складываются в знакомую картину, в знакомое лицо. Знакомое, но далекое. Всегда я воспринимала Ее как далекую, недостижимую, великую. Она на моем Олимпе. Она мое число Грэма. Но здесь, у Эфрон, она была «Мариной», реже «мамой», она словно стала ближе, реальнее, стоит только протянуть руку…
Collapse )