Category: наука

Маки

Правила игры с огнем.

Правило Первое. Помнить, что огонь обжигает.

Всегда. Это главное правило. Невозможно находиться рядом, протягивать пальцы и ладони доверчиво, открыто, и думать, будто ты находишься в полной безопасности. Огонь причиняет боль. Впрочем, разве не чувство опасности здесь самое главное?
Короче, раз уж шагаете в пропасть, помните, что скоро упадете.Collapse )
Хочу писать))

Глава 3. Эндорфины.

Она сидела на неудобном пластиковом стуле в кафе, допивала кофе и разглядывала небо за окном, пытаясь вычислить, будет ли сегодня дождь. Зонт она сегодня забыла.
Ангел сидел, расположившись со всеми удобствами на мягком облаке и раздумывал, что лучше – просто дождь или гроза с молнией. Она любила дождь, поэтому он решил ее порадовать. Не изверг же он, в конце концов! Устроить нормальный такой ливень, чтобы промочить всех до нитки, ему вполне по силам.Collapse )
тишина

М. Пестов «Я - не-Я. Исследование неполноты идентичности»

ПестовНаслаждение. Удовольствие. Интерес. Удовлетворение. Радость.
Скорее всего, так о таких книгах не говорят. Конкретизирую. Скорее всего, эмоциональными, сверхсубъективными, чересчур экзальтированными категориями не говорят об умных, научных, в высшей степени практичных книгах. Такие работы достойны научных рецензий, глубокого анализа, серьезных размышлений на тему. И конечно, такая книга смотрится по меньшей мере странно в компании с Р. Йейтсом, Д. Диасом, С. Уотерс и Э. Л. Доктороу. Но ведь я не психолог, который может дать профессиональную оценку и детальный анализ. Я не журналист, который понимает, что главное это объективность и непредвзятость. И я не прагматик, который может посмотреть на книгу с утилитарной точки зрения. Я это я. Довольно эмоциональная, сверх субъективная, очень увлекающаяся читательница, которая пытается разобраться с собой с помощью вот таких книг. И знаете, господа, это тяжелая артиллерия в работе над собой. Водородная бомба, если уж проводить параллель.Collapse )
Джейн

Кора Ландау-Дробанцева «Академик Ландау. Как мы жили»

Ландау
Ну, вот ведь, кажется – это любовь, это то самое, что ищешь, ждешь, во что веришь, то самое о чем в книжках пишут и стихи слагают. И сердце вмиг замирает, и больше никто-никто не нужен, и счастье… от которого страшно становится. Но ведь если это любовь, то разве могут быть другие женщины? Разве могут быть еще романы? Разве можно утром целовать жену, а вечером приглашать домой любовницу? И, боже мой, почему нельзя удалить ревность из мозга, из сердца как опухоль какую? Почему нельзя выключить это мелочное, низкое чувство… Почему…
Collapse )
книги

Герман Гессе "Степной волк"

Гессе волк Когда вам 16 лет, и вы видите в этом мире лишь фальшь и ложь, вам нужно прочесть «Над пропастью во ржи» Сэлинджера. Если вам 48, и вы по-прежнему не можете смириться с нагромождением фальши и лжи в мире, который не меняется, вам нужно прочесть «Степного волка» Германа Гессе. Таким образом могу сказать одно – я не отношусь к потенциальной читательской аудитории Гессе.

Да, я не испытываю отвращение к мещанскому образу жизни, меня не раздирают противоречия жизни, я отношусь к несправедливости этого мира философски, она не ранит меня и не причиняет боли. И мне уже не 16, и пока не за 40. До этого романа, мне всегда казалось, что цинизм и некое спокойствие приходят к человеку с возрастом автоматически. Так что я скорее антипод главного героя, я тот самый «бюргер», который воплощает всю глупость и мелочность этого мира. Но даже такого бюргера как меня, роман Гессе не смог оставить равнодушной. Что лишний раз доказывает прописную истину – в классике каждый найдет ответы на свои вопросы.
Collapse )
осень

Кэндзи Маруяма "Сердцебиение"

Маруяма Когда я читаю классику, то всегда напоминаю себе о том, что у меня нет права на ошибку. Не смотря ни на что я должна вписаться в заявленные рамки. Ведь это произведение прочли сотни людей до меня, его обсуждали поколение за поколением, оно подверглось морфологическому, лингвистическому и проч. анализам (я не филолог, но подозреваю, что их минимум сотня), классика рассматривали в контексте и вне его, писали научные работы о влиянии на классика современников, творчества ХХХ, природы/погоды/семьи. С его произведений снимали слой за слоем, раскрывая подводные камни и открывая новые смыслы. О нем писали диссертации, дипломы, курсовые работы и школьные сочинения. И вот ты – мелочь пузатая – соизволила наконец ознакомиться с бессмертным шедевром. И страшно не понять. Не оценить, не дотянуться до той планки, которую установил гений. Здесь можно признать поражение и посыпать голову пеплом (как сделала я с «Волшебной горой» Манна), или позорно умалчивать о собственной глупости (мои 4 попытки прочесть «Замок» Кафки).

Когда я читаю современную прозу, у меня есть право на ошибку. И сейчас я им воспользуюсь. Потому что факты таковы – я не поняла эту книгу.
Collapse )