Category: наука

Category was added automatically. Read all entries about "наука".

Джейн

Кора Ландау-Дробанцева «Академик Ландау. Как мы жили»

Ландау
Ну, вот ведь, кажется – это любовь, это то самое, что ищешь, ждешь, во что веришь, то самое о чем в книжках пишут и стихи слагают. И сердце вмиг замирает, и больше никто-никто не нужен, и счастье… от которого страшно становится. Но ведь если это любовь, то разве могут быть другие женщины? Разве могут быть еще романы? Разве можно утром целовать жену, а вечером приглашать домой любовницу? И, боже мой, почему нельзя удалить ревность из мозга, из сердца как опухоль какую? Почему нельзя выключить это мелочное, низкое чувство… Почему…
Collapse )
книги

Элизабет Гилберт "Происхождение всех вещей"

Гилберт ПроисхождениеНе существует однозначного ответа на вопрос, что лучше – сделать, и пожалеть о последствиях, или не сделать, и жалеть, что так и не решился… В голове складываются тысячи возможных комбинаций на тему «что если бы…». Если бы что? Сказать тогда другие слова. Промолчать. Посмотреть прямо в глаза. Не заметить. Остаться. Уйти. Ответить. Проигнорировать. И вот тогда... Тогда что? И если ответов на предыдущий вопрос не счесть, то на этот вопрос ответ всегда один – все было бы по-другому. И нет сил сопротивляться беспощадному шквалу мыслей, неистребимой, несравнимой по мощи, силы, имя которой «надежда». Можно падать и подниматься, разбивать метафоры-колени в кровь, но каждый раз думать – надо было тогда…

Альма Уиттакер, главная героиня романа «Происхождение всех вещей», обрела и потеряла самое ценное в своей жизни – любимого человека. И не справившись с уязвленной гордостью нелюбимой женщины, с непосильной ношей безответного чувства, она ни раз, и ни два спрашивала себя – а что если бы?
Когда стоит выбор все или ничего, некоторые из нас выбирают ничего
Collapse )
время

Мишель Уэльбек «Элементарные частицы»

Об этой книге так много написано, так много сказано, что, пожалуй, ничего нового уже не добавить. Книга, которая однажды получает такую популярность, с одной стороны похожа на разобранный часовой механизм (ее проанализировали вдоль и поперек, раскритиковали, разобрали на абзацы, предложения, кусочки мыслей и слов), с другой – она похожа на картину в музее. Вы подходите, бросаете только мимолетный взгляд, но уже этого достаточно, чтобы узнать. Ее вознесли и низвергли не единожды, и вы имеете уникальную возможность увидеть своими глазами эту маленькую знаменитость. Лично я никогда не читала Уэльбека, и теперь могу, наконец, оценить творчество самого известного и самого спорного французского писателя современности.
Collapse )
осень

Д. Гранин "Эта странная жизнь"

Гранин «Жизнь, прожитая им, - внешне самая заурядная, по некоторым приметам даже незадачливая; с точки зрения обывателя, он – типичный неудачник, по внутреннему же смыслу это был человек гармоничный и счастливый…».
Читаю эти строчки и вспоминаю обвинения в адрес Любищева. Он и не Нобелевский лауреат, и даже премий за ним особых не числится, и вообще ничего толком не добился. Вспоминаю и смешно. Потому что теперь знаю, что этот человек добился столь многого, что невозможно успеть за одну жизнь. Полиглот, энциклопедист, интеллигент, человек, сделавший себя сам в буквальном смысле слова, перешагнувший через ограничения и рамки природы времени, он успел так много, что написать подобные обвинения мог только тот, кто ничего о нем не знает, кто случайно прочел в статье или рецензии о его интересах, кто даже не удосужился поинтересоваться, а что именно изучал этот человек, какие работы написаны им в той или иной науки, и что они значили для ее развития. И если раньше мне было обидно читать такие резкие обвинения, теперь я понимаю, что они не стоят внимания.

Collapse )
книги

Герман Гессе "Степной волк"

Гессе волк Когда вам 16 лет, и вы видите в этом мире лишь фальшь и ложь, вам нужно прочесть «Над пропастью во ржи» Сэлинджера. Если вам 48, и вы по-прежнему не можете смириться с нагромождением фальши и лжи в мире, который не меняется, вам нужно прочесть «Степного волка» Германа Гессе. Таким образом могу сказать одно – я не отношусь к потенциальной читательской аудитории Гессе.

Да, я не испытываю отвращение к мещанскому образу жизни, меня не раздирают противоречия жизни, я отношусь к несправедливости этого мира философски, она не ранит меня и не причиняет боли. И мне уже не 16, и пока не за 40. До этого романа, мне всегда казалось, что цинизм и некое спокойствие приходят к человеку с возрастом автоматически. Так что я скорее антипод главного героя, я тот самый «бюргер», который воплощает всю глупость и мелочность этого мира. Но даже такого бюргера как меня, роман Гессе не смог оставить равнодушной. Что лишний раз доказывает прописную истину – в классике каждый найдет ответы на свои вопросы.
Collapse )
осень

Кэндзи Маруяма "Сердцебиение"

Маруяма Когда я читаю классику, то всегда напоминаю себе о том, что у меня нет права на ошибку. Не смотря ни на что я должна вписаться в заявленные рамки. Ведь это произведение прочли сотни людей до меня, его обсуждали поколение за поколением, оно подверглось морфологическому, лингвистическому и проч. анализам (я не филолог, но подозреваю, что их минимум сотня), классика рассматривали в контексте и вне его, писали научные работы о влиянии на классика современников, творчества ХХХ, природы/погоды/семьи. С его произведений снимали слой за слоем, раскрывая подводные камни и открывая новые смыслы. О нем писали диссертации, дипломы, курсовые работы и школьные сочинения. И вот ты – мелочь пузатая – соизволила наконец ознакомиться с бессмертным шедевром. И страшно не понять. Не оценить, не дотянуться до той планки, которую установил гений. Здесь можно признать поражение и посыпать голову пеплом (как сделала я с «Волшебной горой» Манна), или позорно умалчивать о собственной глупости (мои 4 попытки прочесть «Замок» Кафки).

Когда я читаю современную прозу, у меня есть право на ошибку. И сейчас я им воспользуюсь. Потому что факты таковы – я не поняла эту книгу.
Collapse )
осень

А. А. Любищев «Такая добровольная каторга»

Любищев Строго говоря, это даже не книга. Это всего лишь заметки, умещающиеся на нескольких электронных страничках. Это пара таблиц, и несколько абзацев. Но, на самом деле, вопрос «что это?» здесь совершенно не важен. Главное – «о чем это?». И вот отвечая на этот вопрос, понимаешь, что эти несколько абзацев и таблиц бесценны, и крупицы того сокровища, которым делится автор смогли уместиться даже в таком незначительном объеме. «Такая добровольная каторга» - книга о самом первом в истории тайм-менеджмента подходе к эффективному использованию личного времени.

Я не верю, что есть хотя бы один человек, которого бы не интересовали азы этой науки. Всем нам мало 24 часов в сутках, всем нам хочется все успевать, все мы вынуждены делать выбор и от чего-то отказываться. И вот, вы уже читаете статью в журнале или газете, кто-то пошел дальше, и занялся поиском на просторах интернета подходящей литературы, благо есть масса учебников и пособий. А кто-то даже пошел на курсы или тренинги, которые учат выжимать из суток лишний 25 час, а если повезет, то и больше… Я вовсе не хочу сказать, что многочисленные методики и подходы в этой науке (а тайм-менеджмент превратился в целую науку) ничего не дают. Думаю, тут многое зависит от самодисциплины и силы воли человека. Но я всегда задумывалась над тем, что же было раньше, ведь когда-то не было ни этой науки, ни практичных и полезных советов о том, как правильно распоряжаться этим временем. И ведь сущность человека не должна была коренным образом измениться. Всегда есть такие люди, которые хотят успевать больше, и достигнуть большего чем остальные. И заметки Любищева дают ответ на этот вопрос. Пусть речь идет о ХХ веке, о 20-30 гг. Но ведь все-равно, это еще эра «до» (популярности тайм-менеджмента).
Collapse )
книги

Элис Манро «Жребий»

Манро Жребий Как же необычно пишет эта канадская писательница. Одновременно просто и неоднозначно. Ее рассказы словно перекрестки, где оказывается одинокий читатель. И каждая дорога означает свое понимание книги, свои акценты и свою мораль. Это не привычная книжная многослойность смыслов. Это параллельные миры. И если вы выбрали на условном перекрестке одну из дорог, то свернуть в другую сторону не получится. Просто потому, что вам захочется дойти до конца, чтобы узнать, что же приготовила именно для вас Элис Манро.
Collapse )
осень

В. Р. Дольник "Непослушное дитя биосферы"

когда-то ооочень давно мне в руки в первые попала книга по популярной психологии. Вы не представляете, какое неизгладимое впечатление она на меня произвела)))) Я буквально открывала Америку! Меня покорял доступный язык, гениальные истины, которые лежат на поверхности, а близорукие люди просто не желают замечать очевидного. После этого я купила учебник по практической психологии и засела за методичное чтение, начав с введения)). После я изучала психологию в универе, читала какие-то научные статьи, изучала конфликтологию, философию, и в итоге такие книги стали для меня слишком схематичными, элементарными. Попытки подогнать науку под беллетристику стали коробить, упрощение сути, и сведение научных исследований в формулы начальных классов обедняли и заслуги, и смысл, и само исследование в целом. Со временем, я совсем перестала воспринимать подобное. Но с другой стороны, возможно именно этот доступный, элементарный уровень это именно то, что способно заинтересовать/понять определенная часть населения? Может быть, это не так уж и плохо, что существуют такой вот науч поп? Читая В. Р. Дольника, я неоднократно задавалась этим вопросом. И не случайно. Потому что, читая, и испытала полное чувство дежа вю))) Я словно опять «открыла Америку», только теперь не психологии, а этологии.
Collapse )
осень

Кауфман

 "...Учитель должен быть одновременно актером, полицейским, ученым, тюремщиком, родителем, инспектором, рефери, другом, психиатром, учетчиком, руководителем, и воспитателем, судьей и присяжным, властителем дум и составителем отчетов, а так же великим магистром Классного журнала..."
Бел Кауфман "Вверх по лестнице, ведущей вниз"