Category: музыка

У окна

География.

На первый взгляд, это не играет большой роли. Подумаешь, велика разница откуда книга – Япония, Франция или Ангола. Хорошая литература качественно универсальна, так или иначе доступна любому, она существует вне каких-либо национальных, этнических, культурных или государственных границ. Книга как некий артефакт, ценный сам по себе. А страна, откуда она родом… Ну, страна дело десятое. Ничего не гарантирует. Ничего не обещает.
Но на самом деле, разница есть. Всегда.Collapse )
блокнот

Н. Н. Берберова «Чайковский»

Берберова
Быть слабым человеком постыдно. Слабость не афишируют, ее скрывают и маскируют, ее никогда не относят к достоинствам, порицают и перевоспитывают. Физическая, эмоциональная, духовная… Да, люди могут признаваться в собственном бессилии. Но как! С обязательной иронией, которая словно обесценивает этот недостаток, с указанием компенсирующих качеств (зато я…), уничижительно (упиваясь собственной ничтожностью), философски (все мы люди, все мы под богом…). Как угодно, но не равнодушно.  Слабости объявляется война, с ней борются или пытаются жить, «принимая себя». И, кажется, что вся жизнь сосредотачивается на рубежах этой борьбы.
Эта книга о том, как можно прожить целую жизнь, пытаясь спрятаться от самого себя, но вопреки всем слабостям добиться признания и успеха.Collapse )
осень

Борис Евсеев «Евстигней»

Евсеев
Любая книга, любое произведение и автор понимаются лучше в историческом контексте. Что окружало, что подавляло и что приходилось преодолевать? И если в литературе  для меня отражение контекста очевидно, то в музыке, к сожалению, нет. И это понятно – так просто увидеть в книге отголоски времени, протест или наоборот, свободу, которой дышал и  с которой творил автор. В самом сюжете, в героях и в их поступках, мы можем с легкостью прочесть, расшифровать окружающий мир. Но в музыке… Чтобы понять, что несут в себе ноты, в чем их протест или свобода – нужно знать, разбираться, уметь «читать» музыку, видеть двойной смысл. Допустим, всем известно, что Шостакович подвергся гонениям в Советском Союзе, но чем именно была опасна его музыка, ответит не каждый. В том числе и я. Я могу понять, только если мне объяснить, рассказать, или как Борис Евсеев, лауреат Бунинской премии и премии Правительства Российской Федерации в области культуры за роман-версию «Евстигней», поведать о жизни гениального русского композитора Фомина. Тогда все становится на свои места. И музыка, и её значение, и след в истории, который оставил сын  канонира Тобольского пехотного полка.
Collapse )
страницы

Фридрих Вайсенштайнер "Жены гениев"

ВайсенштайнерКонстанца Моцарт, Кристиана Гёте-Вульпиус, Козима Вагнер, Милева Эйнштейн, Альма Малер-Верфель и как достойное завершение книги – Катя Манн.  Пожалуй, именно последняя история, биография жены Томаса  Манна как нельзя лучше демонстрирует  замысел автора. Облик женщины которая была верной спутницей жизни гения, всегда поддерживала и помогала, занималась домом  и многочисленным потомством, будучи верным другом своим детям. Терпеливая, основательная, мудрая.  Она выслушивала его новые работы, вела всю деловую переписку, представляла его интересы в общественных организациях. Она была тенью мужа. Была его менеджером, секретарем, ассистентом.  И, когда понимаешь, как много она делала для него, как многое от нее зависело, становится ясно, что жена это если не залог успеха, то без сомнения его опора. Умная, целеустремленная, энергичная женщина – она по настоящему смогла проявить себя лишь после смерти мужа. Но лишь потому, это был ее выбор. Ее решение. Не все жены гениев были такими. Не у всех хватало терпения и мужества. Но, так или иначе, каждая из них сыграла свою роль в жизни великого человека. В большей или меньшей степени.  «Теперь у тебя одно предназначение – делать меня счастливым!» - вот они – ключевые слова этой книги. Жены гениев, шесть имен, шесть разных характеров, но одно предназначение – служить ради счастья своего супруга.
Collapse )