Category: медицина

Category was added automatically. Read all entries about "медицина".

книжные полки

Айрис Мёрдок «Дикая роза». Часть 2

Мёрдок Роза 2Главы 23-33. Развязка уже близко. Круг замкнулся. Остаются считанные страницы до финала, а я откладываю книгу в сторону и задумываюсь. Что же это значит? Счастье немыслимо? Чужие демоны управляют нами за личиной долга и чести? Мораль, устои, священные узы брака лишь инструменты манипуляций?
Айрис Мёрдок опять ставит меня в тупик.
Горькой насмешкой Эммы…
Рассеянной улыбкой Хью…
Робким взглядом Пэнна…
Прямым и острым взором Миранды…
Полусонным, полупьяным видом Рэндела….
Жертвенной тупой покорностью Энн…

Калейдоскоп героев и пронзительно-щемящий вопрос в пустоту: «Может, мы уже пустые внутри, как высохшие тыквы, знаете, которые гремят?» Collapse )
грецкие орехи

Разбитый кувшин

Я чувствую себя как разбитый кувшин. Глиняный коричневый пузатый кувшин для воды, с маленькой ручкой на боку сверху, шершавой поверхностью и едва различимой линией от воды у самой кромки. Сейчас этот кувшин лежит на боку, расколотый от неловкого движения или… а от чего собственно?

Говорят, что мы сами несем ответственность за то, сколько работаем и отдыхаем. Ну, т.е. изначально мы же сами выбрали эту работу, если уж нагрузка стала для человека сюрпризом после трудоустройства, он уволится. Плюс мы сами несем ответственность сколько отдыхать в том смысле, что иногда человек много работает, просто потому что не хочет идти домой. Не важно по каким причинам. В этом случае работа спасает, становится лекарством, средством забыться/ отвлечься/ переключиться. Когда не знаешь куда себя деть, когда не знаешь, что делать со своей жизнью, тогда работа дает очень четкие ответы, функционирование отдельно взятой гаечки, готовые смыслы жизни… Отдыхать порой трудно – потому что разом теряешь все эти бонусы.Collapse )
согреть ладони

Про звук

Итак, постепенно выкладываю аудио записи, придумала баннер, буду теперь его прикреплять после записей, но, конечно, не сразу, а по мере озвучки. Баннер сделала кликабельным, сразу переходит на сайт. Больше к существованию подкаста возвращаться не буду.Collapse )
трамвай

По Джойсу.

В студии опять рубрика «По Джойсу». Читать не могу, ходить не могу, вышивать не могу, короче ничего не могу, а писать очень даже. Писать хочу, это же мое лекарство. Поэтому сейчас опять будет повседневное, мысли по поводу и без. Вообще, на просторах жж подобный жанр называется «лытдбр», но мне нравится мое название. Потому что для меня это некий поток мыслей в том естественном состоянии, когда говоришь о том, что волнует прямо сейчас. Совсем уж по Джойсу без запятых, абзацев и проч., т.е. поток в чистом виде – для меня крайность. В общем, не хочу этого спотыкательного названия «лытдбр», пусть будет «исконно» моё, и уже знакомое тем, кто меня давно читает, «по Джойсу».Collapse )
Хочу писать))

Глава 16. Кнут со вкусом пряника

– Кризис, коллеги, - это время новых возможностей! Так давайте же будем воспринимать эти новшества именно на такой позитивной ноте!
Евгений Евгеньевич с оптимизмом поднял палец вверх и широко улыбнулся. В маленьком конференц-зале стояла гробовая тишина. Сотрудники гостиницы «Грейс Арли» почему-то без особого восторга воспринимали новые возможности. С завтрашнего дня владелец запускал процедуру оптимизации расходов, которая заключалась (в том числе) в сокращении штата. «Не нужно быть гением, чтобы догадаться, кого он сократит в первую очередь,» - мрачно подумала Девушка, сидя в первом ряду. Три администратора в таких условиях не нужны. И вот эта попытка подсластить пилюлю не помогала совершенно. Кнут со вкусом пряника.

Наверху Ангел засучив рукава в предвкушении потирал руки. Уж он-то, как никто другой, знал обо всех этих возможностях. Не зря же он целый год к этому готовился! Collapse )
Хочу писать))

Глава 15. Какого цвета счастье?

Симпозиум Ангелов-Хранителей в этом году проходил с опозданием. Во-первых, пандемия. Оставить в таких условиях без поддержки и присмотра на целых три дня своих подопечных ни один Ангел-Хранитель бы не рискнул. Во-вторых, почти три месяца меняли программу и сверяли темы докладчиков. Споров о том, что сейчас актуально, было выше крыши! Ангелы ссорились, обсуждали, убеждали, ругались, обижались, умоляли и настаивали. Когда объявили сбор на агоре, неподалеку от Афин, чтобы вынести окончательное решение, напряжение достигло высшей точки. Наш Ангел-Хранитель всерьез подумывал над тем, захватить ли с собой бронежилет или хотя бы саперную лопатку с каской. И у него были все основания для опасений, ведь он был хорошо знаком с одной потенциальной докладчицей. Серафима должна была читать лекцию про счастье, если ее тему одобрят. А уж о её железной хватке бультерьера он знал не понаслышке! Собственно, сомнений в её успехе не было.

Итак, пандемия, долгие сборы, обсуждение, голосование на агоре и ... Бинго! Ранним утром, 29 сентября, в пещере Мелиссани, под косыми лучами греческого солнца, сотни Ангелов-Хранителей со всех уголков планеты собрались выслушать доклады первого дня. В западной части облачных трибун сидел наш Ангел-Хранитель и переживал: следующей выступала его боевая подруга.Collapse )
Хочу писать))

Глава 14. Конец бесконечной истории

Поликлиника оказалась старым разбитым зданием, пристроенным к советской пятиэтажке. Высокие бетонные ступени вели в полутемный холл с выкрашенными в синий цвет стенами. Трещины и потёки под потолком, паутина в дальнем углу, бледно-голубые жестяные двери с надписями «Выдача больничных», «Процедурная», «Старшая медсестра». Всё это производило угнетающее впечатление. Девушка собралась с духом и отправилась к окошку регистратуры: в конце концов, другого выхода не было. Тем более в этом районе её никто не знает, она никакого знакомого не может встретить. И потом… ей попросту страшно. Вдруг это перелом? На такое нельзя махнуть рукой.

Наверху Ангел напряженно следил за своей подопечной. Видит Бог, он сделал всё, чтобы сегодня она оказалась именно здесь. Именно в этой поликлинике, у этого врача и да, чего уж там… Щедрая порция страха за свое здоровье тоже на его совести.Collapse )
сквозь книги

Герман Кох «Летний домик с бассейном»

Кох Домик
Бирюзовая прохладная вода бассейна. Горячее солнце, белая шляпа и раскинутые в стороны руки. Название, обложка и даже аннотация – создают иллюзию того, что перед вами отличная отпускная книга, которую уместно взять с собой в дорогу. Что-то такое легкое, увлекательное и быстро читающееся.
Ничего подобного.
За этой обложкой вы найдете нечто другое.
Цинизм. Измена. Жестокость. Изнасилование. Ненависть.
Так что, если вы ищите что-то летнее и легкое, дважды подумайте.Collapse )
солнечный луч

Алексей Сальников «Петровы в гриппе и вокруг него»

СальниковСлучайный прохожий. Случайный попутчик. Одно из тысячи лиц, проплывающих мимо по эскалатору в метро, за которое цепляешься взглядом. В память врезается незначительная деталь. Зеленый шарф, массивное кольцо, нелепый поворот головы. Через долю секунды человек исчезает из виду, и ты больше никогда не увидишь зеленый шарф, массивное кольцо, поворот головы…
Мимо нас проходит чужая жизнь, волнующая воображение, возбуждающая любопытство. Жизнь о которой нам не суждено узнать ничего.. Но можно пофантазировать. Представить чужие драмы, чуждые страхи, постороннее одиночество. Добавить по вкусу злодеяний и грехов, сюрреализма и фатализма. И получится история, которой никогда не было. Или была?

Алексей Сальников написал необыкновенную книгу. Фантастическую, немыслимо реалистичную, пугающую и завораживающую одновременно. Историю чужой жизни, которой никогда не было. Или была.Collapse )
боль

paradoksas

Человека пугает неизвестность. Неизвестному надо дать имя. Наделить его чем-то объяснимым, ясным, понятным. Гром гремит, потому что кто-то злится. Вымер весь скот, потому что перестали ходить в церковь и забыли Бога. Экономический кризис грянул, потому что ретроградный Меркурий. Мужчина не звонит после первого свидания, потому что нарциссические черты сочетаются с истероидными. Запущенный случай, детка! Он не перезвонит. Так было всегда. Если чему-то дать имя, это поможет справиться со страхом, с неотступной тревогой, поможет найти точку опоры и жить дальше. Но штука в том, что мир непостижим по определению, наши возможности ограничены нашим опытом. Поэтому в тот момент, когда мы встречаем кого-то непохожего на нас, когда мы встречаем кого-то, кого не можем сразу "раскусить", мы каждый раз будем искать объяснения. Вешать ярлыки, ставить диагнозы, давать определения и объяснения чужим поступкам.
Можно ненавидеть и любить, совершенно не зная человека.
Непостижимый парадокс сердца.