Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

Джейн

Август Стриндберг «Красная комната»

Стриндберг КомнатаАвгуст Стриндберг – шведский писатель, драматург и художник, общепризнанный классик европейской литературы, фигура уникальная и неоднозначная. После первого же романа он получил славу «шведского Золя», переписывался с Ницше, обсуждая с великим философом работы друг друга, перед его талантом преклонялся Александр Блок, предрекая появление новой, более совершенной "стриндбергианской породы" людей. Юджин О'Нил назвал Стриндберга «провозвестником всего самого современного в театре». Максим Горький писал, что Стриндберг "бунтарь", ненавидевший догматы, "даже те, которые устанавливал сам". О душевной болезни Стриндберга пишутся научные исследования в области прикладной психиатрии и философии, где его случай сравнивают с Ван Гогом и  Гёльдерлином. Он увлекался как модернизмом, символизмом и натурализмом, так и католицизмом,  агностицизмом и новым радикализмом. Его пьесы предвосхитили появление экспрессионизма и театра абсурда.  Он пережил страшную нищету, голод и серьезные проблемы со здоровьем, и скончался в 63 года от рака желудка.

Роман «Красная комната» (Röda rummet), написанный в 1879 году, положил начало новой эпохи в развитии шведской литературы и навсегда изменил жизнь автора.Collapse )
книжные полки

Джон Вердон «Загадай число»

Вердон
Если заявить дюжине среднестатистических людей «Я знаю, что вы делали прошлым летом», половина из них дрогнет. Если прошептать  зловещим шепотом «Я знаю, что вы наделали тогда-а-а!» (т.е. без конкретики прошлогоднего лета, а именно так – всё прошлое в целом), это почти наверняка вызовет тревогу у 11 из 12 человек. Поэтому не удивительно, что успешный писатель, духовный гуру Марк Меллери, получив таинственное послание с недвусмысленными намеками на грешки прошлых лет, слегка испугался. Еще бы! Товарищ  Меллери работал в свое время на Уолл-стрит и самозабвенно предавался всем библейским грехам, отдавая предпочтение алкоголю. Еще больше он испугался, когда нашел в конверте с загадочным посланием, другой, поменьше, и просьбу – загадать любое число от одного до тысячи, и прочесть именно его в маленьком конверте.
Collapse )
Васильки

Сара Джио «Последняя камелия»

Джио
Есть такая категория книг, которые созданы для красоты. Представьте себе –  розовый закат, терраса на берегу моря, бокал терпкого вина, букет благоухающих пионов, тонкое женское запястье и изящная книга Джио на столике. Или так – уютное маленькое кафе, проливной дождь за окном, чашка горячего шоколада, маленький шедевр кулинарного искусства на блюдечке, длинная челка, закрывающая карие глаза, и розовые камелии на книге Джио. Я представляю эту красивую безделушку, выглядывающей из дизайнерских сумочек, забытой на шезлонге, небрежно лежащей в центре тщательно продуманной композиции в Instagram. Эта книга похожа на маленький букет цветов, который украшает интерьер и неуловимо повышает настроение. Но стоит ли читать эту красоту? Может быть, лучше просто продолжать ею любоваться?Collapse )
утро

В. Миколайтис-Путинас «В тени алтарей»

Миколай-ПутинасСобрать всю силу воли, всё мужество, все доводы рассудка. Смотреть вперед, не опуская глаз, забыть о страхах, о сомнениях, о прошлых поражениях и боли. И о стыде перед самим собой
за эти попустительства.
Настичь врага и поразить его – себя. Борьба с самим собою, с той худшей стороной, которую нельзя простить себе.
Масштабы этой битвы определяйте сами, что будет это – сражение до самого конца, или короткий бой – как ритуал сомнений, который вы продолжите потом. А может быть, вы сложите оружие, наступит мир, согласие, любовь?
Вы прекратите вечную вражду достойно, но прекратите ли? Останется вопрос…
Collapse )
библиотека

Борис Петров «Ибн Сина (Авиценна)»

Петров
Совсем маленькая, тоненькая книжка, написанная советским историком медицины Борисом Дмитриевичем Петровым в 1980 году. И только из одного этого факта вытекает сразу несколько последствий.

Во-первых, сам автор. Б. Д. Петров профессор, доктор медицинских наук, руководитель кафедры истории медицины ММА им. И. М. Сеченова (1957—1960) и обладатель прочих регалий, специализировался на подобных книгах. И этот профессиональный подход сразу дает о себе знать. Это не книга врача о другом враче, это именно книга историка медицины о жизни и деятельности ученого, философа и врача. Петров пишет так, как пишут настоящие историки – он отсекает лишнее, избегает категоричных оценок, стремится к объективности. Он не только перечисляет достоинства учения, но и указывает на недостатки (например, заблуждение о том, что плод в чреве матери питается менструальной кровью). При этом, как историк, он делает это не ради критики как таковой, а для полноты картины. Именно поэтому обязательно упоминает о том, что та или иная ошибка обусловлена уровнем знаний, или как следствие средневекового видения мира, или менталитета как такового.  Петров пишет именно так, как мне нравится – четко и по делу. Такие биографии не отличаются многословием, но их лаконичность  ценна. Жизнь человека рассмотрена в историческом контексте, мы не просто читаем когда родился, когда умер Ибн Сина, а видим историю Востока того времени, правителей, мудрецов, быт и нравы Востока.Collapse )
страницы

Генрих Бёлль «И не сказал ни единого слова»

Бёлль И не сказал Есть мнение, что уныние – самый страшный смертный грех. Когда оно овладевает человеком, он уже ни на что не способен, равнодушие охватывает сердце и разум, и как неизбежный итог – равнодушие по отношению к другим. Я не верю в бога, я не верю в то, что есть самые страшные смертные грехи, а есть не очень. Но эта мысль об унынии, услышанная мной давным-давно, не дает мне покоя. Если у человека опускаются руки, если его поглощают апатия и тоска – это самое худшее? Неужели это хуже смерти? В романе Генриха Бёлля главный герой согрешил. Он живет во власти всех этих чувств, он не может ответить на вопрос, зачем он живет и что ему делать дальше. А что случается с такими людьми? Варианта на самом деле два. Либо бог спасает их души, либо они сами.
Collapse )
кофе

Недочитанная книга — всё равно, что неоконченный путь?

За последний месяц я бросаю, не дочитав, вот уже третью или четвертую (если учесть 2 номер ИЛ) книгу. Эта тенденция даже несколько пугает. С одной стороны, думаю – это же не правильно, как можно потом судить о книге, если я не стала ее дочитывать. А с другой стороны, бросаю ведь безо всякого сожаления! В какой-то момент ощущения отчуждения и неприятия, пустоты/глупости/поверхностности или наоборот слишком уж большой сложности (как с монографией по физике) перевешивают все доводы рассудка. Я просто понимаю, что читать дальше не смогу, а если буду – это превратится в пытку. И покажите мне такого человека, которому хочется, чтобы его пытали ужасной книгой.Collapse )
книжные полки

Бодо Шефер «Законы победителей»

Шефер
После того, как я год назад открыла для себя дневники Толстого, решительно был поставлен большой и жирный крест на любых пособиях по тайм-менеджменту. Зачем мне книжки с сомнительной рекламой, нашпигованные общеизвестными истинами, если есть гораздо более серьезные и значительные книги, мотивирующие меня? Поэтому, я удалила все скаченное и, на самом деле, ничего такого читать не планировала. Но методично уменьшая свой список аудиокниг, дошла очередь до «Законов победителей» Бодо Шефера. И не знаю… Я не стала удалять файл, а решила послушать.
И вдруг, обнаружила настоящий клад! Нет, это не законы победителей)))) И не «финансовый Моцарт» Бодо Шефер. Это, господа, чтец – Лев Харламов. И собственно, благодаря ему, я не только дослушала эту книгу, но даже решила написать рецензию. Collapse )
осень

Удача NeoSonus

Когда мне было 5 лет, мы с мамой отдыхали в Ялте. И это могла бы быть самая обычная история о летнем отдыхе на море, если бы не одно «но». Хотя сначала вам нужно знать три вещи о моей маме.

Во-первых, она всегда была легка на подъем. Она одна воспитывала маленького ребенка, у нее была зарплата скромного бухгалтера в деревне, но это не мешало ей накопить минимально необходимую сумму (которую иногда хватало исключительно на билеты и самый бюджетный вариант жилья) и каждое лето ездить на море. Во-вторых, моя мама очень любит хорошо выглядеть. Поэтому когда мы приезжали в Анапу/Ялту/Алушту, то первым делом отправлялись на рынок. И она покупала совершенно невероятные для нашего маленького Одесского платье/сарафан/туфли лодочки/шляпку (нужное подчеркнуть). И в-третьих, моя мама всегда была неисправимой авантюристкой. Потому что иногда она никак не могла совместить свой скромный бюджет (см. пункт 1) и свое жгучее желание купить это платье (потому что в Омске такое не продается!). И тогда она тратила последние деньги, а потом отправляла телеграмму в Одесское дедушке, чтобы он прислал ей немного денег. Дедушка, учитель, серьезный человек, и ни разу не авантюрист, качал головой и высылал почтовый перевод. Это не было нормой, но и исключением уже тоже, к сожалению, не было.

Так что не удивительно, что однажды, когда мне было 5 лет и мы отдыхали в Ялте, как-то так получилось, что у нас не оказалось денег на обратный билет. Совсем.Collapse )
За книгой

Курбан Саид «Али и Нино»

Курбан СаидПрочесть трогательную историю любви не такое уж большое чудо. Сами подумайте, сколько слезливых историй в книжных магазинах на прилавках с современной прозой? По мне так каждая вторая. Нет, я ничего не имею против. Мало того, я один из постоянных покупателей таких книг. Вон, например, Джоджо Мойес (господи, это ж надо псевдоним такой взять!) «До встречи с тобой» на полке. Знаете, когда я ее купила? Когда на ней еще типографская краска первой партии не обсохла. А в итоге что? До сих пор не прочла. Кажется, моя книжная очередь соревнуется с Великой Китайской стеной. Ну, собственно, милая Джоджо тут ни при чем (хм, больше никому, да, не кажется это имя странным?). Я тут прочла историю, которая переплюнула все эти современные книжечки с душещипательными финалами.
Collapse )