Category: лытдыбр

кино

КиноОктябрь. Часть 2.

В который раз говорю себе – не читай чужие рецензии на фильмы! Ни в коем случае! И все равно, дернул черт. Мое восприятие фильма после чужой рецензии искажается донельзя. После чужого отзыва я воспринимаю не свое, а чужое, обращаю внимание на механизы проживания чужой трагедии. Фильм, который мог бы зацепить что-то лично из моего опыта, я вижу чужими глазами, сквозь призму чужого восприятия. И то, что я могу пройти мимо «своего», важного лично для меня, не самое страшное. Хуже то, что чужая оценка искажает мою. Даже если я в корне не согласна, и после фильма недоумеваю «как это вообще можно было так написать?» или «но ведь фильм отличный!», мои мысли о нем превращаются в какую-то речь адвоката на суде. Я уже не просто рассказываю, я отвечаю на какие-то совершенно чужие мысли, которые тут вообще ни при чем!  Я же пишу не для этих гипотетических людей, тем более, я даже могу не вспомнить когда, где, и у кого именно прочла рецензию. В этот раз так произошло с фильмом Альфонсо Куарона «Рома». Лично мне фильм очень понравился, но я прочла с десяток критических рецензий перед тем, как посмотреть, и в итоге, мне больше хочется защищать, а не рассказывать… Так же получилось и с «Фавориткой» Лантимоса.
Мне трудно «удерживать» лично мое восприятие. Я легко перенимаю чужую точку зрения. Но больше я так не хочу, а избегать чужие рецензии, не выход. Причина же во мне, а не в чужом мнении.

Последняя часть КиноОктября. Шесть фильмов, о которых я попытаюсь рассказать без чужих отпечатков. И я понятия не имею, получится ли у меня. Collapse )
Маки

Стюарт Тёртон «Семь смертей Эвелины Хардкасл»

ТёртонСамая большая тайна кроется внутри нас. Мы разгадываем эту тайну всю свою жизнь. Кто я? Чего я хочу? Ради чего я живу? Кого я хочу видеть рядом? И если даже в какой-то момент ответы на все эти вопросы кажутся вам очевидными, сделанный выбор самым правильным и «нечего тут обсуждать», все может измениться в любой момент. Вы не знаете, что будет дальше. Вы не знаете, насколько изменитесь вы сами и ваши ценности. Кого вы встретите на своем пути завтра. Жизнь – процесс и ничего нельзя знать заранее.
В этом весь секрет. Самую главную тайну невозможно раскрыть.

Роман Стюарта Тёртона о том, как при решении загадочного убийства могут поменяться все самые важные ответы. Но самая большая тайна останется не разгаданной.Collapse )
кино

КиноСентябрь. Часть 2.

Время 19.30. Я вхожу в квартиру, попутно отвечая на сообщения, бросаю сумку, иду в душ и спешу за клавиатуру. Тороплюсь так, будто бы срочное дело, а по факту – хочу хоть как-то отвлечься. 16-часовой рабочий день на любимой работе уже стал нормой. До этого я не подозревала, как это – уходить, когда везде выключен свет, никого нет и, чтобы не свернуть шею на лестнице, приходится включать фонарик на телефоне))) В воскресенье меня не хотели пускать на работу, прямо так и спросили «Что вам нужно?»%)))))) А когда я приезжаю в 7.00 на работу, охранник уже заранее предупреждает – успел он открыть школу или нет (потому что иногда еще закрыта)))
В общем, господа, я не читаю, не смотрю кино, зато вот сейчас пишу. Мне есть о чем писать)))

Последняя часть моего КиноСентября. Я катастрофически не успеваю догнать ноябрь, но даже так, месяц получился очень кинематографичным, столько кинопостов за один месяц! Целых пять)) Это рекорд, между прочим😉
Надеюсь, вам что-нибудь пригодится.Collapse )
кино

КиноАвгуст. Часть 3.

Общеизвестно, что через кино человек получает более глубокий эмоциональный опыт, чем тот, который он обретает в жизни. В силу собственной истории, конкретных людей на нашем пути, жизненных уроков, которые мы получили/не получили/не доучили. Это значит, что в тот момент, когда я стремлюсь дополучить что-то конкретное, когда меня цепляет какая-то мысль, поступок или человек – мне нужно добрать нечто такое, что где-то когда-то я не могла найти. Не просто смотреть, чтобы отдохнуть и отвлечься (здесь как раз всё на поверхности – взять свой ресурс и восстановиться), а чтобы получить какие-то переживания, какие-то конкретные чувства, которые нужны мне, моей душе. У Аристотеля в трактате «О душе» я нашла это - «природа ничего не делает напрасно и не упускает ничего необходимого». Эта мысль меня успокаивает. То, что нужно мне, то, в чем я нуждаюсь сейчас, ответы на мои вопросы – я никогда не пропущу, не упущу главного и важного. Это определено самой природой человека. Мимо того, что нужно лично нам, мы не пройдем.
Кино как способ добрать нужное.
Последняя часть моего КиноАвгуста. Помимо трех развлекающих, ресурсных фильмов – три о чем-то более важном. Лично для меня.Collapse )
осень

По Джойсу.

Ну… строго говоря, все записи по Джойсу за последние пару лет я убрала под замок. Поток моих мыслей останется в анналах истории буквально для 15 подписчиков, ну и для тех, кто знает где искать резервные копии веб-страниц, которые предусмотрительный Google хранит в кеше на серверах.
Но. Я тут что обнаружила, когда я отдаю себе отчет в том, что пишу в паблике, писать могу так же, как и раньше, за некоторым исключением. Т.е. я хочу сказать, одно дело, когда публичность оказывается полной неожиданностью, выбивающей из колеи, и другое, когда ты это принимаешь изначально. Я теперь пишу и понимаю, да – вот это может прочитать любой. Ок. Плюс теперь у меня есть эта группа "only friends", с учетом чего дышать стало легче. Господа, кажется, меня наконец, отпустило%))))) Не прошло и года.

Итак, поток мыслей почти по Джойсу. Почти, потому что с цензурой))) А хотя, посмотрим… Как будет, так будет.Collapse )
кино

КиноИюль. Часть 4.

В Древнем Египте был открыт любопытный оптический обман: если в темном помещении быстро пронести любой источник света (свечу, фонарь — что угодно), возникнет впечатление, что за ним словно остается след. Египтяне полагали, что глаз на какое-то мгновение удерживает образ предмета уже после того, как тот исчез из поля зрения. В 1765 году французский физик Шевалье д'Арси наглядно продемонстрировал это явление, проведя опыт с вращением в темноте колеса, на обод которого прикреплялись раскаленные угли. В 1824 году Петер Роже, автор первого в мире идеографического словаря "Тезауруса Роже", назвал этот феномен инерцией зрительного восприятия. Персистенция (инерция зрения) это способность глаза соединять быстро сменяющиеся изображения в одно — неподвижное. Благодаря этой способности человечество изобрело кинематограф.

Конечно, для появления кинематографа нужны были века самых разных открытий и наблюдений, от светотеневых эффектов кукольников Индии и Китая до использования асфальтового лака в камере-обскура. Но при всех технических нюансах, наша особенность отставания зрительного восприятия по времени при восприятии предмета – одна из главных. И во всем этом, меня поражает то, что инерция зрения - явление не только физиологическое, но и психическое. Мы способны видеть то, что можем в силу личного опыта. Мы видим лишь то, что научились видеть в прошлом.
Понимаете, что это значит?  Каждый фильм – заведомо огорожен границами нашего опыта физически! И что бы нам не хотел показать режиссер, мы увидим только то, что когда-то научились видеть просто в силу нашей природы. Опыт прошлого задает нашу физическую способность воспринимать информацию. Границы проложены даже там, где мы о них не подозреваем. В этом что-то есть, не правда ли? Это интересно.

Последняя часть моего далекого КиноИюля. Четвертинка солнечного лета в конце октября.Collapse )
страницы

Леонид Гроссман «Достоевский»

Гроссман Биографии гениев и талантов притягивают взгляд. Крутой путь наверх способны преодолеть лишь самые неординарные личности. Читаешь –  вдохновляешься, восхищаешься, преклоняешься. Но… не сейчас. И не с этой книгой.
Что-то отталкивает, вызывает неприятие, неприязнь, осуждение. Не пойму, что. Мучительно вглядываюсь в обложку, ищу причину почти физического отторжения. Несчастная любовь. Творческий кризис. Несправедливая судьба. Нет-нет, дело не в этом… А потом возвращась к своей старой рецензии на «Братьев Карамазовых» и вдруг встречаю те самые слова. Я поняла, что мне не нравится в биографии Достоевского, я знаю, что мне так претит в истории его жизни.
Желание просить прощение, самоистязание, самоуничтожение, гордость и преклонение.
Биография гениального писателя, написанная будто им самим. Из бездны ада в бездну Духа через самопожертвование.Collapse )
согреть ладони

public

"Ничего не изменилось, за исключением всего".
Дэвид Митчелл "Облачный атлас"

Писать абстрактно, вникуда - это одно. Писать, зная, что тебя читают знакомые - другое. Первое похоже на мемуары, пишешь о себе, понимаешь, что кто-то когда-то прочтет, но кто? когда? Это кажется бесконечно далеким и почти неосуществимым. Поэтому пишешь всё, что на душе. Второе напоминает публичное выступление со сцены. Волнуешься, боишься ляпнуть лишнее, сморозить глупость, одергиваешь рукава, прячешь дрожащие руки за кафедрой. При этом ляпнешь и сморозишь сто процентов, плюс - запутаешься, ошибешься и споткнешься на ровном месте.
Помню у Элизабет Гилберт была мысль о том, насколько страх осуждения мешает писать, насколько это бессмысленно и бесполезно. Так-то если подумать - да. При всем большом желании я не смогу стать более грамотной (хотя надо признать, за 11 лет этого журнала мое знание русского языка улучшилось). Я не смогу казаться умнее, чем я есть. Природную глупость и наивность нельзя скрыть ни красным дипломом, ни другими регалиями. Я не смогу быть рассудительнее и спокойнее. Куда там. Но я могу не быть такой откровенной, открытой и уязвимой. Я поняла, что не готова писать о личном, о чувствах, о работе. Во всяком случае, пока. Мне трудно принять реальность публичности. Мне трудно говорить.Collapse )
блокнот

Проба пера.

Необычный для меня опыт. Всегда писала целенаправленно о чем-то – книги, фильмы, истории. Максимум из отвлеченного – мысли о какой-то конкретной ситуации или чувстве. Сейчас же для меня было кардинально новым сочинять, хотя тема ангелов меня всегда привлекала. Мне было интересно, непривычно писать. И при этом как-то… естественно. А еще впервые выкладывала лишь спустя сутки. Опять же – необычные чувства. Всегда публикую тексты сразу же, эмоции здесь и сейчас. Новый опыт во всех отношениях.