?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: литература

public

"Ничего не изменилось, за исключением всего".
Дэвид Митчелл "Облачный атлас"

Писать абстрактно, вникуда - это одно. Писать, зная, что тебя читают знакомые - другое. Первое похоже на мемуары, пишешь о себе, понимаешь, что кто-то когда-то прочтет, но кто? когда? Это кажется бесконечно далеким и почти неосуществимым. Поэтому пишешь всё, что на душе. Второе напоминает публичное выступление со сцены. Волнуешься, боишься ляпнуть лишнее, сморозить глупость, одергиваешь рукава, прячешь дрожащие руки за кафедрой. При этом ляпнешь и сморозишь сто процентов, плюс - запутаешься, ошибешься и споткнешься на ровном месте.
Помню у Элизабет Гилберт была мысль о том, насколько страх осуждения мешает писать, насколько это бессмысленно и бесполезно. Так-то если подумать - да. При всем большом желании я не смогу стать более грамотной (хотя надо признать, за 11 лет этого журнала мое знание русского языка улучшилось). Я не смогу казаться умнее, чем я есть. Природную глупость и наивность нельзя скрыть ни красным дипломом, ни другими регалиями. Я не смогу быть рассудительнее и спокойнее. Куда там. Но я могу не быть такой откровенной, открытой и уязвимой. Я поняла, что не готова писать о личном, о чувствах, о работе. Во всяком случае, пока. Мне трудно принять реальность публичности. Мне трудно говорить.Read more...Collapse )
ХорошиловаЧто значит мода для истории? Какое значение имеет цвет кафтана, размер пуговиц и фасон платья? О чем говорит количество посеребренных гомбочек на жгутах из оранжевого шнура на мундирах городовых? И какое значение имеет описание ткани «флорида» (чередующиеся матовые и прозрачные полоски и цветочный узор «дамасэ»)? Какая разница, какую именно одежду выдавали заключенным в 1860-е, а какую носили на флоте?
Вопросы на поверхности. Ответы в глубине веков. И только прирожденные и талантливые историки способны видеть в обычном аксессуаре больше, чем очевидное предназначение, способны передать контекст, ценность, продемонстрировать символизм и указать на важность. Описать историю так, чтобы она ожила. Поведать о моде и костюме так, чтобы смысл был ясен любому. Великолепная книга Ольги Андреевны Хорошиловой – эпоха Александра II и Александра III сквозь призму моды.

«Его Россия была тяжело, смертельно больна. Основательно промерзнув в николаевское студеное время, она воспаленно бредила революцией и нуждалась в серьезном лечении – оттепелью, реформами»  Read more...Collapse )
Лихачев
Религия культуры – вот, что приходит на ум после этой книги. Вера в высший смысл, в великое предназначение культуры. Культура прошлого, настоящего и будущего. Пронизывающая жизнь человека от рождения до смерти. Культура как культ. Культура как религия… Здесь Художник, Поэт, Писатель, Зодчий – Творец. Здесь мир можно сделать лучше, чище, гармоничнее через литературу, архитектуру, живопись. Верую, потому как не могу иначе – только так и могу воспринимать слова Дмитрия Лихачева о самом дорогом и важном для него, о культуре.
Систему ценностей, как систему координат каждый человек выбирает сам. Дмитрий Сергеевич Лихачев выбрал для себя высшую духовную ценность, культуру. «Заметки о русском» - маленькая книга о большой любви.Read more...Collapse )

Проба пера.

Необычный для меня опыт. Всегда писала целенаправленно о чем-то – книги, фильмы, истории. Максимум из отвлеченного – мысли о какой-то конкретной ситуации или чувстве. Сейчас же для меня было кардинально новым сочинять, хотя тема ангелов меня всегда привлекала. Мне было интересно, непривычно писать. И при этом как-то… естественно. А еще впервые выкладывала лишь спустя сутки. Опять же – необычные чувства. Всегда публикую тексты сразу же, эмоции здесь и сейчас. Новый опыт во всех отношениях.
Мюллер«Нагое и окоченелое сердце»

Терпкая, стылая, холодная проза. Замерзшее от боли сердце, нестерпимая обида, бессилие, память, выпускающая острые иглы под самую кожу. Дыра в груди. Дыра на языке. Сухие глаза, песок в голове. Вспоминать больно, поэтому замерло, омертвело всё внутри, замерзло. Звук собственного голоса в голове – дыши. иди. делай.
Невероятная проза, чувства осязаемые, вещественные, рассосредоточенные повсюду, стоит лишь протянуть руку и можно дотронуться. Ведь это правда… Когда любишь, любовь заполняет мир вокруг тебя. Когда больно, весь мир вокруг способен причинить боль.
Чувствительная, чуткая, пронизывающая, ранимая. Книга Герты Мюллер. Повесть, в которой человек в этом мире – всего лишь большой и глупый фазан…

«Не ищу тебя, знаю: тебя здесь нет»
Read more...Collapse )
Гилберт Кулинарная книгаКогда меня накрывает желание писать, я открываю специальный файл со списком прочитанного и, в зависимости от состояния/настроения, выбираю к чему душа лежит. Количество позиций в списке варьируется, а на сегодняшний день так вообще зашкаливает. Биография из серии ЖЗЛ, non-fiction об истории моды, мемуары и письма филолога, воспоминания историка, бывшего узника ГУЛАГа,  современная проза от американского писателя боснийского происхождения и российской писательницы армянского происхождения, британская классика начала ХХ века, а еще детектив и кулинарная книга. Раньше меня бы накрыла паника оттого, что столько не успеваю, но сейчас я совершенно спокойна. Ведь это мое хобби, я же все равно не перестану писать, так что никуда от меня мои прочитанные книги не денутся))) А сегодня я расскажу о кулинарной книге. Ну как, расскажу… Попробую))) Я и кулинарная книга – это оксюморон, господа))Read more...Collapse )

Аудиокниги.

360465Подводя книжные итоги года, я вскользь упоминаю статистику – в 2016 году 22 книги я «прочла» в аудио формате, в 2017 году семь, в 2018 – четыре. Изредка в разговорах мелькает упоминание, что вот берусь за новую аудио книжку, понравился такой-то чтец. И все. Об аудио книгах я никогда не писала специально. А они, между прочим, занимают отдельное почетное место в моей книжной жизни и достойны особого разговора.

***
Конечно, я знаю откуда ноги растут у этого «отдельного и почетного» места аудио книг. С тех самых пластинок со сказками, которые я обожала слушать в детстве. Тут очень много теплых воспоминаний, чувств и вполне конкретных названий книг. Надеюсь, однажды расскажу об этом историю. Ведь о таком хочется говорить не спеша, погружаясь в то состояние и делясь моментами детского счастья. И хотя то время не вернуть, те книги стали частью далекого прошлого, но внутри до сих пор сохранилось чувство симпатии и какого-то дружелюбия к аудио формату))Read more...Collapse )
Флинн Исчезнувшая
3.27 ночи. 3.27!!! Вот, во сколько я закончила читать Гиллиан Флинн. Вроде же оставалось всего ничего, тем более, я так читаю обычно – чем ближе к развязке, чем интереснее, чем больше накал страстей и интриг, тем быстрее я читаю. Перепрыгиваю через строчки, глотаю слова без окончаний, тороплюсь, пожираю глазами страницы. Но вчера что-то пошло не так. Мне не хотелось не хотелось пропускать ни строчки, глотать слова и забегать вперед. Мне хотелось читать всё, это такая обалденная книжка, что я не смогла оторваться от нее, пока не дочитала. Так и получилось, что в пол четвертого утра я перевернула последнюю страницу и выключила свет. Только спать мне совсем не хотелось, я еще была под впечатлением!
Восхищение. Возмущение. Удивление. Изумление. Восторг. Read more...Collapse )

Полночь.

В книжно-кинематографическом измерении мой отпуск это – 18 прочитанных книг и 36 просмотренных фильмов. Но не только. На прикроватной тумбочке мостится стопка из того, что начала читать в июле/августе, но отложила. Мне нравится прислушиваться к себе, своему состоянию и выбирать следующей книгой ту, которая нужна именно сейчас. Иногда приходится браться сразу за три подряд, чтобы понять, что мне сейчас необходимо)) С кино тоже не все так просто. Рядом лежит целых две флешки с дюжиной фильмов, не знаю какой из них будет следующим, к чему душа ляжет. Может быть, посмотрю завтра всего один, а может быть уйду в запой, и умудрюсь просмотреть все)) Так что de iure отпуск заканчивается в понедельник. De facto за ним тянется шлейф недочитанных книг и запланированных фильмов, еще ненаписанных рецензий на летние кино и книги. Поэтому отпуск еще долго будет напоминать о себе кадрами, страницами, строчками. И среди океана рабочих вопросов, который не заставит себя долго ждать, будут встречаться маленькие обитаемые острова))) Пойду дочитывать последний из них, «Исчезнувшую» Гиллиан Флинн. Опрометчиво решила перед сном почитать😉
Флинн
Двадцать четыре года Либби Дэй твердо была уверена в одном – ее старший брат убийца. Ей было семь лет, когда погибли старшие сестры и мать. Самой Либби чудом удалось спастись, маленькая девочка пряталась в лесу рядом с фермой, отморозила пальцы, но главное – осталась жива. Она мало что помнила о той ужасной ночи, но тем не менее, ее показаний хватило на суде, и ее брат до сих пор в тюрьме. Родной отец неизвестно где, с тетей она не общается, других родственников нет. Либби на мели, деньги закончились, поэтому она откликнулась на довольно странное предложение – провести собственное расследование событий 24-летней давности. Раз за это платят, почему бы и нет.Read more...Collapse )
Флобер«Боюсь, что в той вещи, которую я пишу сейчас, ошибочна сама концепция… заинтересуют ли слабые характеры?» - писал Гюстав Флобер своей подруге Жорж Санд 1 ноября 1867 года.   Французский писатель к тому времени уже три года трудился над новым романом. Он задумал произведение, которое бы поведало «историю чувств», в котором бы главные герои были трусливы и влюблены, где не было бы очевидной интриги, отсутствовали яркие драматические события, где все самое главное происходило в сердцах. Сохранились уникальные заметки Флобера над сценарием романа в ту пору, когда писатель только обдумывал свой замысел. «Чувство кончается само собой – они расстаются. Конец: они видятся время от времени – потом умирают». Это был первый сценарий, черновой набросок, но уже здесь улавливается суть – чувство умирает само собой.

Последний опубликованный при жизни гениального Флобера роман. «Самая личная книга Флобера» (Э. Золя). История рождения, расцвета и смерти чувств. «Госпожа Моро», «Посредственные люди», «Неудачники», в конце концов, название было дано - «Воспитание чувств. История молодого человека».Read more...Collapse )
МирзаВозможна ли большая несправедливость? Любить сына больше всего на свете, дышать им, жить им, поддерживать каждую секунду, никогда не оставлять, верить каждому его слову, быть с ним чуткой, нежной, внимательной, защищать, оберегать, любить так, что сердце готово разорваться. И при этом потерять его. Сначала потерять доверие, потом внимание, потом присутствие. Глубоко верующая, истинная мусульманка Лейла воспитала трех детей, и только один не появлялся на пороге ее дома вот уже три года. Горячо любимый сын. Что она сделала не так?

Дебютный роман американской писательницы Фатимы Фархин Мирза об одной семье, большой любви и болезненной разлуке.Read more...Collapse )

Profile

осень
neosonus
NeoSonus

Latest Month

October 2019
S M T W T F S
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Syndicate

RSS Atom
Яндекс.Погода
Powered by LiveJournal.com