Category: история

книги

О. Хорошилова «Костюм и мода Российской империи. Эпоха Александра II и Александра III»

ХорошиловаЧто значит мода для истории? Какое значение имеет цвет кафтана, размер пуговиц и фасон платья? О чем говорит количество посеребренных гомбочек на жгутах из оранжевого шнура на мундирах городовых? И какое значение имеет описание ткани «флорида» (чередующиеся матовые и прозрачные полоски и цветочный узор «дамасэ»)? Какая разница, какую именно одежду выдавали заключенным в 1860-е, а какую носили на флоте?
Вопросы на поверхности. Ответы в глубине веков. И только прирожденные и талантливые историки способны видеть в обычном аксессуаре больше, чем очевидное предназначение, способны передать контекст, ценность, продемонстрировать символизм и указать на важность. Описать историю так, чтобы она ожила. Поведать о моде и костюме так, чтобы смысл был ясен любому. Великолепная книга Ольги Андреевны Хорошиловой – эпоха Александра II и Александра III сквозь призму моды.

«Его Россия была тяжело, смертельно больна. Основательно промерзнув в николаевское студеное время, она воспаленно бредила революцией и нуждалась в серьезном лечении – оттепелью, реформами»  Collapse )
солнечный луч

Эрве Базен «Супружеская жизнь»

Базен 3 Подразумевается, что мужчина должен быть сильным. Конечно, можно долго рассуждать на тему «кто кому должен?», составлять список самых банальных интроектов и проч. Но я не собираюсь спорить. Я о том, что это ожидаемо в нашем обществе, именно с такой позиции воспитывают мальчиков. И это именно то, что любая женщина ищет в мужчине – силу, внутренний стержень, опору, надежность. И всё это важные вещи, на самом деле, ведь сильному можно доверять, сильный мужчина не будет мелочиться, не будет обижаться или мстить, унижать или оскорблять, не будет поднимать руку, в конце концов.
Но на деле оказывается, что мужчины не так уж сильны… Они обижаются, придираются, оскорбляют, самоутверждаются за счет женщин и могут мстить. Чаще всего эти признаки слабости скрываются, маскируются, им находятся оправдания и объяснения. Но факт остается фактом. Редко какой мужчина может признать, что он слаб.

Французский классик Эрве Базен написал произведение, главный герой которого признается в своей слабости. Большая редкость, не правда ли? А теперь вопрос – насколько вы сами готовы принять такого слабого мужчину?Collapse )
ежедневник

Дженни Вингфилд "Возвращение Сэмюэля Лейка"

1
Любому из нас нужна поддержка. Опора в трудную минуту, когда опускаются руки и кажется, весь мир против тебя. Поддержка близкого друга, которому доверяешь. Семьи, когда она принимает тебя целиком. Поддержка любимого человека, который верит в тебя безусловно. А вот теперь представьте. Раз – и близкого друга рядом нет. Два – на поддержку семьи вы не можете рассчитывать. Три – любимого человека нет. Неоткуда взять поддержку, неоткуда ждать помощи…

«Самое страшное на свете – когда тебя может спасти только чудо».

История о том, как поддержка близких и любимых может быть До и После. Но в самую страшную минуту, приходится рассчитывать на чудо…Collapse )
кофе

Джудит Фландерс «Сотворение дома»

ФландерсИстория эпох, стран, континентов, войн, революций, городов, безусловно, нужна и важна. Но в большинстве случаев она проигрывает истории повседневности. Разве это не интересно – узнать историю вещей, которые нас окружают? Например, зубной щетки в ваших руках. Когда она появилась? Чем люди чистили зубы до этого? Как выглядели первые зубные щетки? Кто их придумал? А как, вообще, обстояло дело с гигиеной? А какие необычные зубные щетки существуют? А что будет в перспективе? Не знаю, как вас, а у меня эти вопросы вызывают жгучий интерес)) И если о состоянии гигиены и о том, чем люди когда-то чистили зубы я могу рассказать, то на остальные вопросы у меня нет ответа. А теперь представьте книгу, автор которой попыталась рассмотреть не просто историю какого-то отдельного предмета, а целого ДОМА. Т.е. столы, стулья, кровати, шторы на окнах, кухонная утварь, люстры и проч. О. Это просто Авалон истории повседневности!Collapse )
библиотека

Ричард Олдингтон «Все люди - враги»

5В 1933 году Ричард Олдингтон выпустил свой второй большой роман. Его проза всего четыре года назад наделала большого шума. «Смерть героя» хвалили, обсуждали, превозносили и боготворили. Его стихи 20-х годов считали гениальными. Его стиль называли самым «английским» из возможных. Но он отнюдь не был любимцем судьбы. В 1933 году суждено было увидеть свет книге, которая на долгие годы будет подвергнута беспощадной критике, разбита в пух и прах, ее будут обвинять, упрекать и разоблачать.  Олдингтона свергнут с пьедестала, предадут забвению его военные романы и на долгие годы его имя подвергнут остракизму.

Что же это за роман? Какое произведение способно низвергнуть идола и настроить мир против писателя? Какой же должен быть протест? Какая такая критика устоев?
За что?Collapse )
ожидание

Мария Павловна Романова «Мемуары»

РомановаПеремены в жизни, даже (тем более) к худшему, нужны нам для движения вперед. Невозможно научиться чему-то новому, невозможно развиваться, понять пределы своих возможностей или их отсутствие, без опыта. Но чтобы понять эту простую и очевидную истину нужна мудрость. Потому что сложно посмотреть на собственные ошибки, на свою боль, на конкретные потери отстраненно. Сложно воспринимать страдания как урок, еще сложнее уйти от бесплодных обвинений (судьбы, себя, государства, кого угодно) в том, что так вышло и принять. И если для кого-то инструменты принятия дает религия, для меня примером такой мудрости являются истории и судьбы таких неординарных людей, как великая княгиня Мария Павловна. Принять удары и потери, но не сломаться. Испытать великий страх и великое горе, но не замкнуться, не прятаться, не жаловаться, начинать жизнь заново и с достоинством говорить о своей боли, прекрасно понимая, что не все могут понять и простить.  Не бояться рассказать, не опасаться осуждения, принимать свою жизнь такой, какой она была, и считать каждый удар уроком. На это способны единицы, и она одна из них.Collapse )
За книгой

Петр Люкимсон «Фрейд»

ЛюкимсонЕсть такие люди, которым жизненно важно знать, кто с кем спит. Есть такие господа, которые знают о вашей личной жизни даже больше, чем вы сами о ней знаете. Они обладают практически сверхъестественными способностями, ибо могут за долю секунды определить, был ли у вас сегодня секс или нет, и если был, то сколько раз, удачно или не очень. Благодаря какому-то природному рентгеновскому чутью, они могут определить отца ребенка, безо всяких тестов ДНК. Даже не глядя на ребенка. Да даже на первых неделях беременности. Запросто. Они смакуют грязные подробности, обгладывают как косточки все пикантные новости, и в глазах у них разгорается алчный огонек, когда дело пахнет керосином, т.е. появляется какая-нибудь новая восхитительная сплетня. Так вот. Для таких людей книга Петра Люкимсона – сплошное золотое дно. О! Она им очень понравится!!Collapse )
блокнот

Н. Н. Берберова «Чайковский»

Берберова
Быть слабым человеком постыдно. Слабость не афишируют, ее скрывают и маскируют, ее никогда не относят к достоинствам, порицают и перевоспитывают. Физическая, эмоциональная, духовная… Да, люди могут признаваться в собственном бессилии. Но как! С обязательной иронией, которая словно обесценивает этот недостаток, с указанием компенсирующих качеств (зато я…), уничижительно (упиваясь собственной ничтожностью), философски (все мы люди, все мы под богом…). Как угодно, но не равнодушно.  Слабости объявляется война, с ней борются или пытаются жить, «принимая себя». И, кажется, что вся жизнь сосредотачивается на рубежах этой борьбы.
Эта книга о том, как можно прожить целую жизнь, пытаясь спрятаться от самого себя, но вопреки всем слабостям добиться признания и успеха.Collapse )
книжные полки

Маргарет Бубер-Нойман «От Потсдама до Москвы» ч.2

Бубер-Нойман2Иногда, в очередной раз, разочаровавшись в новом учебнике (а вы можете спросить любого учителя истории и убедиться в том, что в этом мы единодушны – нормальных учебников в нашей стране нет), мне приходит в голову крамольная мысль. Может быть, лучше было бы изучать историю только по хрестоматии, совсем отказавшись от неудачного учебного пособия? Сравнивать свидетельства современников, изучать документы и другие источники, делать выводы из воспоминаний очевидцев и обязательно знакомиться с впечатлениями иностранцев. Не зря ведь говорят, что со стороны виднее. Воспоминания Маргарет Бубер-Нойман подтверждают этот факт. Последний раз, я читала настолько ценные, важные и точные замечания у Андре Жида в «Возвращении из СССР». Но тогда, это был лишь визит знаменитого на весь мир писателя. Да, был тот же 1936 год, но поездка была полностью продумана, куда ехать, в какой дом обычного колхозника зайти, какой завод посмотреть. У Бубер-Нойман совершенно другая ситуация, она побывала и в роли гостьи, и в роли заложницы. Она пыталась выжить в СССР в 1935-1936 годах, будучи в опале вместе со своим мужем. Поэтому ее воспоминания в определенной степени более значимы, чем очерк нобелевского лауреата после официальной поездки.Collapse )
блокнот

Маргарет Бубер-Нойман «От Потсдама до Москвы» ч.1

Бубер-НойманЕсли нет надежды на спасение, что вы предпримете? Если задуматься, все люди в таких случаях делятся на два типа – те, в которых просыпается злость и те, в которых просыпается страх. Первые будут драться до последнего, стрелять пока не кончатся патроны, идти в рукопашную, вырывать чеку зубами на последнем издыхании. Они будут смотреть в лицо опасности с яростью и злостью. Вторые же… Вторые раскинут руки в стороны и упадут навстречу опасности. Им невыносима сама мысль о собственной беспомощности, вероятность хоть сколько-нибудь находиться в подвешенном состоянии, ожидание верной смерти. Они ни за что не будут молить о прощении и первыми нажмут на курок оружия, дуло которого будет приставлено к их виску.
В 1936 году немецкий коммунист, работник Коминтерна в опале, Хайнц Нойман понимал, что его дни сочтены. Чистка партии была в самом разгаре, каждый день приходили вести о новых арестах. И когда внезапно появилась слабая надежда на спасение – написать хвалебную книгу о VII Всемирном конгрессе Коминтерна с обязательной самокритикой, он ответил: «Я не могу взяться за эту книгу. Я не буду оплевывать самого себя…» и подписал себе тем самым смертный приговор.Collapse )