Category: животные

Хочу писать))

Глава 5. Любовь к животным.

–  Боже, Аля, он потрясающий!!!
Девушка и ее лучшая подруга сидели в маленьком уютном кафе, ждали заказ и обсуждали неожиданное свидание Девушки накануне. Та даже раскраснелась от волнения, рассказывая в красках и лицах о неожиданном знакомстве.
–  Мы говорили и говорили, знаешь, как будто бы сто лет знакомы, давно не виделись и наконец-то встретились! Просто наговориться не могли! Он такой интересный! И умный! И обаятельный. У него такая улыбка, Аля – я прямо с ума схожу. Сейчас покажу!  Collapse )
осень

Ложь самому себе.

Говорят, мы замечаем в других то, что есть в нас самих. Ок. Здравствуйте, меня зовут Татьяна и я вру. Я действительoehTiaLGNroU46Uoно могу лгать. Самой себе, другим, друзьям, близким. Опять самой себе. Я подозреваю, что ложь в данном случае выступает едва ли не как инстинкт самосохранения. Чего стоит моя сакральная вера во «все будет хорошо!». Или мои жизнеутверждающие лозунги «Я справилась! Я все могу! Я буду счастлива!». Полная и безоговорочная ложь. Но ведь она мне нужна. Еще как нужна! Господа, наш корабль идет ко дну, пожалуйста, сохраняйте спокойствие. Вот моя ложь себе как раз и есть это «сохраняйте спокойствие».  Да, я лгу. И штука в том, что у меня на лбу написано неоновыми буквами, когда я говорю неправду. Если уж на то пошло, врун из меня плохой…

Причин для лжи существует великое множество. Каждый раз новые или каждый раз одна и та же. Но всегда это оказывается проще и легче, чем признать правду перед кем-то или перед самим собой…Collapse )
осень

Наринэ Абгарян «Зулали»

Абгарян Зулали - А кем бы ты была, если бы могла выбирать? Животное, птица, насекомое, кто угодно.
Задумываюсь. Кем бы я была? В голову приходят какие-то анималистические образы, но нет, не то. А потом вспоминаю это – ощущение полета. В последний раз снилось как я поднимаюсь над потоком машин, зимний вечер где-то в Омске, высокие снежные сугробы и желтый свет фонарей, а я взлетаю и лечу над встречной полосой… Низко, едва ли на уровне второго этажа. Да… Я часто летаю во сне… поэтому если бы я выбирала, то была бы птицей.

«Тонкие пальцы, едва прикасаясь, скользят по бумаге. Лицо как у ангела, руки словно крылья, пальцы словно перья»

Оказывается, можно написать такую книгу, которую не читаешь, а… летаешь. Полет мысли и души от Наринэ Абгарян.Collapse )
взгляд

Тарьей Весос «Птицы»

ВесосУязвимость. Беззащитность. Бессилие.
Жить будто бы без кожи. Каждое слово, каждый чужой взгляд будто бы стрелы, ранят, причиняют боль. Каждый шаг приходится делать осторожно. Никогда не знаешь, как можно себя вести, а как нельзя. Вглядываешься в чужие лица, мучительно пытаясь угадать, чего от тебя ждут, о чем они думают, поняли они уже… или еще нет… что ты…
не такой, как все.

Собственная неполноценность (умственная и физическая) чувствуется гораздо острее, когда окружающие люди отводят глаза, когда избегают говорить какие-то слова, когда разочаровываются в тебе, когда читаешь на чужих лицах снисхождение и жалость. И острое чувство стыда, горечи, обиды обжигает и сжимает. Норвежский писатель Тарьей Весос поведал историю человека, который мечтает об одном – говорить с другими так, будто он такой же как они.Collapse )
страницы

Наринэ Абгарян «С неба упали три яблока»

АбгарянДаже если не смотреть на книжную полку, я знаю, что она стоит там. Тонкая, хрупкая, в бежево-коричневых тонах, с терракотовым заголовком и фигурой высокой женщины-идола на обложке.
Даже если не открывать оглавление, я помню, что в ней. Один роман и пять рассказов. Три яблока и пять птиц. Эти рассказы похожи на птиц. Синица в руке, журавль в небе, лебедь без пары, ястреб с подбитым крылом, стремительная ласточка…
А если закрыть глаза и попробовать представить содержание этой книги, ее героев, сюжет, полет рассказов-птиц, я отчего-то не вижу слов, букв, персонажей, я вижу цвета, пейзажи, старые фотографии, карты дорог, неровные гребни гор, я чувствую запахи и слышу звуки. Будто бы я не прочитала эту книгу, а прожила. И вспоминаю не художественные произведения, а собственное прошлое. И будто бы я и есть – тот, кто видел, кто рассказал и кто слушал…Collapse )
За книгой

Пенелопа Лайвли «Лунный тигр»

Лайвли
Открываешь первые страницы, читаешь первые строки и вдруг ощущаешь, как через слова и буквы тебя захватывает поток энергии. Он бурей врывается в твое спокойное сознание, вихрем проносится по будничным зарубкам/делам, переворачивает карточный домик повседневности и, закружившись в цунами героев и глав, останавливается, обретя форму, лицо и тело. Рыжеволосой, зеленоглазой, дерзкой, умной, упрямой, беспощадной, непобедимой Клаудии. Пенелопа Лайвли заслуженно получила Букеровскую премию за этот роман. Потому что сюжет, композиция, основная фабула и даже герои – ничто без этой энергии, которая увлекает читателя за собой. Collapse )
нейтрально

Ежи Косински "Раскрашенная птица"

Читать книгу Раскрашенная птица Очень трудно описать свои эмоции после прочтения этой книги… Я никогда не читала ничего подобного. И сейчас с трудом переосмысливаю прочитанное. Не потому что это сложно, трудно и т. п., а потому что это страшно. Я понимаю, что по поводу сюжета смогу высказаться только общими фразами, потому что не хватит духу пересказать прочитанное. И я точно не представляю, как об этом можно написать.

Читая книги о войне, о геноциде, холокосте порой думаешь – вот он предел жестокости и изуверства, кажется, ничего страшнее не может быть. Смотря телевизор, читая газеты, мы видим разнообразие и изощренность поступков таких моральных уродов, и, кажется, уже нас ничего не может удивить. Но, читая эту книгу, я поняла, что совсем не знаю этого предела, и жестокости человека нет какого либо разумного объяснения и оправдания.

Привычно видеть войну глазами солдата, глазами женщины, глазами матери, еврея, шпиона, партизана, работника тыла, пленного, дезертира, сироты в детдоме, сына полка. Но в этом романе мы увидим войну глазами шестилетнего ребенка-еврея, который скитается по деревням Польши. И окажется, что ужасы и зверства необязательно совершает солдат, а простые «мирные» жители. Это настолько жестоко, бесчеловечно, бессмысленно, страшно, что порой нет сил читать дальше. И абсурд ситуации в том, что многое из описанных зверств совершается не из-за войны, или вследствие ее, а из-за природной жестокости, ограниченности и необразованности людей. Темные волосы, карие глаза среди голубоглазых и светловолосых – это подписанный смертный приговор. Это значит что такой человек, даже если это шестилетний мальчик, зло, это демон, в котором сидят черные силы. Его глаза сглазят все, на что он посмотрит, его волосы привлекут беду в дом, молнию, хвори и болезни. А значит нужно избить его посильнее, приковать покрепче, отдать на съедение волкодаву, скинуть в прорубь, отвезти и сдать немцам…

Ребенок не понимающий, что такое смерть и зло, превращается в загнанного и забитого. Но не в зверя, а в птицу. У Косински эта мысль, о птицах проходит через весь роман. Трупы, калеки, женщины – череда образов и сравнений с птицами. Когда я выписала вчера цитату из произведения о раскрашенной птице, я еще не знала насколько она значима. После прочтения становится ясно, что этот мальчик был такой раскрашенной птицей. Ведь, по сути, мы все внутри одинаково серые, а снаружи нас как будто кто-то раскрасил: нарисовал рыжие, медные, черные, пшеничные, платиновые, каштановые, ореховые волосы. Раскрасил наши глаза зеленым и голубым, серым и карим. Раскрасил нашу кожу, от молочно белого до иссиня черного. И каждый, из нас попадая в стаю с другими цветами, будет такой вот «белой вороной». И не смотря на то что, птица пытается объяснить, что она такая же, стая заклюёт и забьет ее на смерть. Ограниченность и тупость этих людей просто поражает. Человек заслуживает смерти просто из-за цвета волос и глаз, разве это не абсурд?

Размышляя над этим произведением, я задумалась. Может быть, холокост и геноцид Второй Мировой войны являются следствием преобладания таких взглядов в обществе, а не из-за амбициозности одного человека, кризиса демократии и популярности диктаторских режимов? Это ограниченность всего общества в целом. Расизм в крови. Не знаю. Наверное, причин гораздо больше, чем мы думаем, и все они в совокупности привели к этой войне.

На самом деле, я не люблю читать о войне, геноциде, расизме и проч. Не люблю, потому что не могу этого изменить, вернуть и переделать историю. И очень редко их читаю. Это произведение я точно никогда не забуду.

Критики, как ни странно даже нет толком. Библиотеки и журналы ограничиваются аннотацией и указанием престижной премии. В блогах и на форумах людей хватает только на «жесть» и «ужас». Так что ссылок сегодня нет.