?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Нет, все-таки люблю я советскую литературу! Если конкретно – советский стиль! Это же, господа просто прелесть. Только советская литература может совмещать совершенно нереальное по масштабам, преувеличенное самомнение, спесивость и высокомерие, такую помпезную горделивость, что просто нет сил злится! Это же, как маленький ребенок, который твердо уверен в том, что он самый лучший на свете! И слышать ничего не желает! Вчитайтесь в эти потрясающие слова – «Буржуазная кинематография, растлевая сознание трудящихся, став служанкой поджигателей войны, все более нагло и цинично воспитывает в зрителях звериные инстинкты. Мы противопоставляем этой человеконенавистнической пропаганде наше благородное, подлинно человеческое искусство». Ну, разве не прелесть? Просто песня. Меня умиляют все эти «поросль интеллигенции», «казематы царской тюрьмы народов». А обращениние к Ленину? Очаровательно!

Я взялась читать эту книгу (первую в изданной трилогии) потому что хотела узнать этого режиссера, узнать, что он из себя представляет. Вы знаете, что я ни разу не киноман, а отечественные фильмы вообще не люблю. Я не видела очень многое (например, те же «Семнадцать мгновений весны»). И порой ловлю себя на мысли, что и не хочу (настолько мне не нравится сама душная атмосфера советских фильмов, у меня просто клаустрофобия начинается, когда я начинаю что-то смотреть). Я прекрасно понимаю, что это не правильная позиция. Но зато я люблю книги о кино:) А такие книги, не просто дают информацию, но и заинтересовывают меня. У меня появляется желание уже не просто читать об этом человеке, но и посмотреть его фильмы. Я не видела ни одного фильма Ромма, но имя его на слуху, поэтому я и скачала три книги писем, интервью и заметок советского режиссера.

В первом томе «Избранных произведений», который называется «Время-Кино-Зритель» Ромм пишет о проблемах советского кино, о пресловутых художественных советах, об огромном количестве инстанций, о дефиците кадров, о принижении в литературе киносценаристов. Создание фильма скорее напоминает бег с препятствиями, дистанцию с бесконечными поворотами, чем творческий и увлекательный процесс. О том, как не хватает кадров, как кинокамеры не производят нормального качества, и купив новую студия вынуждена ее «доделывать», при этом деталей даже не продается. Ромм рассказывает о том, что кинотеатры в нашей стране не вмещают всех желающих – на тысячу человек 6 мест – такая статистика приводится автором. Кинотеатры до сих пор не приспособлены для цветного и звукового кино, и представляют собой тесные и душные помещения. «Карликовые» кинотеатры. Из статьи в статью, из заметки в заметку режиссер говорит об этих проблемах.

И эта настойчивость, эта страстность с которой он пишет о проблемах кинематографа создает впечатление непосильного сизифова труда. Это как борьба с каменной стеной, бить, бить и бить. И я не знаю, как в таких условиях можно не потерять надежду, не потерять желание работать дальше! И между строк я вижу уставшего, но упорного человека, который борется не смотря на тщетность усилий. И будет бороться до конца.

Читая интервью и заметки Ромма видно, что это человек своей эпохи. Хотя мы все прекрасно понимаем, что цензура не допустила бы чего-то иного. Но это прослеживается в самой сути рассуждений, в том, что его по-настоящему волнует.

Под ворохом советских штампов были вещи, которые меня действительно поразили. «Может быть, самый страшный кадр современности – это не взрыв атомной бомбы, а площадь Тянь-аньмынь в Пекине, на которой миллионы людей одновременно поднимают красные книжечки с цитатами из самого, самого великого, самого, самого мудрого, самого, самого гениального, а над этой толпой плывут сотни тысяч его портретов». Потрясающе, правда?

При всей моей нелюбви к отечественному кинематографу, я знаю, что есть люди и фильмы, которые нужно знать. Но главное, когда это желание возникает не принудительно, а потому, что становится по-настоящему интересно и важно увидеть тот или иной фильм. Чтобы не просто знать о своем прошлом, а понимать его.