?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

массовая литература как особый культурный феномен всегда будет предметом споров. Будут идти года, десятилетия и века, а люди будут задаваться вопросом – имеет ли право такая литература называться Литературой, и есть ли в ней хоть какая-то художественная ценность. Зачем нужна такая литература. Насколько она упрощает жизнь, насколько развращает умы. Настолько пусты, поверхностны и преувеличены герои, насколько пошло использованы дешевые трюки, чтобы завлечь наивного читателя. И все мы знаем, чему мы обязаны появлению такой литературы – массовому распространению книг, доступности образования и прогрессу вообще. Но на вопрос, с кого все началось, не каждый сможет ответить. Кто же проложил дорогу нашим Донцовым и Коэльо? Кто смог написать так, чтобы производство книги стало массовым, а спрос однажды превысил предложение? Кто впервые сделал литературу доходным делом, а художественное произведение товаром, который можно выгодно продать?


«В наше время объем гения, таланта, учености, красоты, добродетели, а следовательно, и успеха, который в наш век считается выше гения, таланта, учености, красоты и добродетели, - этот объем легко измеряется одною мерою, которая условливает собою и заключает в себе все другие: это - ДЕНЬГИ». Эти слова написал ,бессмертный Белинский в 1844г. о писателе Эжене Сю и его нашумевших «Парижских тайнах». Ну, разве не прелесть?

Мари Жозеф Сю, известный нам как Эжен Сю, начинал писать пьесы в 21 год ради собственного развлечения. В 26 лет, получив огромное наследство, он становится настоящим денди, «светским львом», раскидывающим деньги направо и налево! «Элегантность, доведенная до предела». (Согласитесь, как это не похоже на скромного чиновника де Мопассана, трудоголика Бальзака, или политического борца Золя) снискав известность в модных салонах, Сю становится очень популярным писателем в светских кругах. Очень сомнительная заслуга, но если мы вспомнил нашего дорогого А. С. Пушкина, то поймем, что это был фактически билет в Большую литературу. К 40 гг XIX века Эжен Сю успешный мастер беллетристики, выпускающий роман за романом. Естественно, что такая успешность была бы невозможной без выбора модных тем. И именно на этой модной волне Сю объявляет себя социалистом. В 1941 г. издатель Гослен делает писателю «литературный заказ» - роман, действие которого бы происходило на парижском «дне». Как пишет С. Зенкин в своей критической статье «Мифы и мечты Эжена Сю» - «тема сулила шумный успех и верную прибыль». И в 1842 г. «Парижские тайны» начинают издавать в виде постоянной рубрики (фельетона) в газете Журналь де деба. Номер за номером популярность романа росла, резко возросло количество подписчиков газеты, начался небывалый ажиотаж в библиотеках, «во Франции и других странах десятками множились переиздания, переводы, всевозможные подражания — от «Лондонских тайн» до «Тайн Нижегородский ярмарки».

Именно так начиналась история массовой литературы 170 лет назад… Каково же читать это произведение сегодня?

Несмотря на очевидную принадлежность «Парижских тайн» к массовой литературе (коммерческая направленность, зрелищный ряд, авантюризм, простота и доступность изложения, четко обозначенное добро и зло), роман содержит в себе нечто большее, чем простая беллетристика. Возможно все дело в том, что Сю, как и любой писатель любой эпохи, претендовал на нечто большее, чем на бульварный роман. А социалистические идеи, которые бродили в его голове, давали о себе знать. В романе мы можем встретить рассуждения о судебной системе, о неэффективности тюремного заключения, утопию общественного труда, модель идеальной фермы. Эжен Сю с помощью своего романа выкладывает на стол свои карты – все что наболело (не только у него) находит выход. И вероятно это одна из главных причин почему «Парижские тайны» стали столь популярны… Ведь не зря после романа рабочие сравнивали писателя с Иисусом Христом. «Эжен Сю был этим счастливцем, которому первому вошло в голову сделать выгодную литературную спекуляцию на имя народа» - пишет В. Г. Белинский. Бедствия народа были страшнее любой литературной фантазии. Но, во всяком случае, он привлек к проблемам внимание, он вызвал обсуждение у государственных чинов. Не важно каким взглядом он смотрит на этот народ – взглядом революционера-защитника, или взглядом мещанина, бывшего денди. Важно то, что он видит. Что он может показать нам.

Писать рецензию на сюжет сериала (пусть даже написан этот сюжет в XIX веке) на мой взгляд, совершенно бессмысленно. Невозможно объяснить художественную ценность 120 серий :) А разбирать отдельные не целесообразно. Можно сказать одно – это увлекательное чтение, как любимый сериал, этот роман притягивает и привязывает к себе читателя. Это не семейная сага, которая ведет нас за одной семьей, это не просто монументальное произведение, которое давит своим объемом. Это именно сериал. Сериал, повлиявший на умы целых поколений. Это книга, которая дала жизнь графу Монте-Кристо и Воланду, которая повлияла на творчество Достоевского. Положила жизнь целому литературному направлению массовой культуры. И сейчас искушенному читателю видно – что начало было далеко не самым примитивным.