NeoSonus (neosonus) wrote,
NeoSonus
neosonus

Category:

Эрленд Лу «Наивно. Супер». Текст № 2.

Лу 2«Книгу написал профессор, которого зовут Поль.
Думаю, что человек с таким симпатичным именем вряд ли ставит себе целью нагнать на меня страху.
Несколько часов я провел за чтением и обнаружил, что оно повлияло на мое общее состояние.
Хотя там и сказано, что Поль славится своим умением рассказывать о сложных вещах простым языком, книга показалась мне трудной.
Поль занимается трудными вещами».

И вот здесь меня «заклинило». Я почувствовала глухое недовольство и возмущение. «Поль» занимается трудными вещами. Поль – парень с симпатичным именем, славится легким языком. Судя по всему, Поль физик-теоретик, пишет о Вселенной и времени. И Поль не друг, не родственник, не одноклассник и не сосед главного героя. Но герой, простой такой рубаха-парень, для него писатель просто Поль. И он ему симпатичен, почему бы не обращаться по имени? Хм. И правда, а почему нет?

С одной стороны, каждый из нас волен выбирать форму обращения к другому. В зависимости от возраста, пола, социального положения, от того, насколько мы уважаем и ценим человека. Или насколько мы хотим держать дистанцию и сохранять деловые отношения. И еще необходимо учитывать социальный статус, роль и элементарные правила этикета. Но что если речь идет о ком-то, кого рядом нет? О ком-то с кем мы, возможно, никогда не познакомимся лично. Актер, политик, спортсмен или… писатель. Как обращаться к нему?

Я почему-то сразу подумала про Льва Николаевича Толстого, о котором я всегда говорю исключительно по имени отчеству. Я попыталась по-другому. «Роман написал писатель по имени Лев. Человек с таким именем не может написать плохую вещь. Надо обязательно прочесть книгу Льва». Или «Ох, ну ничего себе этот Лев напридумывал!». Сопротивление дикое. Я понимаю, что никогда в трезвом уме и здравой памяти не смогу так говорить о Толстом.

Ну, хорошо. Это классик. Это не корректно, ведь в конце концов сейчас писатели не пишут на обложках ФИО. Просто имя и фамилию. Ладно. Попробуем еще раз.

Наринэ Абгарян. И я такая сижу, читаю новый роман. «Вот Наринэ хорошо пишет! Как классно получается!». Или «Так, сегодня я дочитаю книжку Наринэ».

И вот тут я поняла – я не могу так. У меня язык не поворачивается. И не важно о ком идет речь, о классике или современнике. Писатель, лично для меня, человек достойный уважения. В честь чего я говорю «ты», обращаюсь по имени и устраиваю это панибратство? Пусть даже наедине с собой. Кто я такая? Хм. В масштабах личности Л. Н. Толстого – вообще никто. В масштабах Н. Абгарян – читательница, поклонница, не более.

Мне кажется, говорить о писателе «Поль», обращаться на «ты», пусть даже мысленно, это значит ставить себя на одну планку с ним, допускать равенство, которого нет. И пусть это возможно в каком-то общечеловеческом смысле, и с какой-то правовой точки зрения даже справедливо (к вопросу о правоспособности и Конвенции о правах человека), но с моральной и этической – это не верно. Безусловно, это мое понимание, это не истина в последней инстанции, человек волен сам выбирать как ему называть писателя. Может быть, он будет говорить Лёвушка и Наринка, и чувствовать себя превосходно. Но лично я так не хочу.

Может быть, соблюдая границы, уважая другого человека, обращаясь к нему, даже мысленно, мы говорим «вы» - признавая это право на границы, уважая эти границы и самого человека.
Может быть, когда человек не видит чужих границ, не считает нужным их увидеть, у него и самого их нет…
Tags: книжная полка
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments