?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Мольер Тартюф
История обманщика? Человека, который подчинил своей воле отца почтенного семейства и добился всего? Но разве можно подчинить воле того, кто этого не хочет? Должно быть желание быть обманутым.
Готовность принять чужую волю. Короткий миг выбора, где на одной чаше весов – принятие ответственности за свои поступки и мужество жить дальше, а на другой – перекладывание этой ответственности на другого, облегчение от непосильной ноши ответственности. Пусть кто-то решает, как лучше жить. Пусть кто-то скажет, что вот это правильно, а это нет. Пусть кто-то «спасет», отгонит тревогу и отправит тебя на верный путь. Ведь всем надо идти именно по верному пути! Не иначе.  

Бессмертная классика. Пьеса, написанная в 1664 году и впервые поставленная на Версальских празднествах, где Тартюф изначально был духовным лицом. Скандал, анафема, порицание и осуждение. Пьеса, переписанная (дописанная) через год. Тартюф снял рясу и стал светским человеком, дабы автора перестали обвинять в оскорблении церкви и был переименован в Панюльфа. Появились Мариана, Валер и судебный пристав, короткая история разрослась до пяти действий. Запреты, прошения королю, невероятная популярность, 1668 год – долгожданное дозволение и подмостки. Двойное название, как напоминание о нелегкой судьбе. Долгая предыстория для долгого, триумфального шествия по театральным подмосткам всего мира. Веками. По-моему, эта история невероятна! Просто фантастика. Нелегкий путь и бессмертная слава на века.

Конечно, «Тартюф» 1664 года и этот, которого читают и ставят сейчас – разные вещи. Ведь читают и ставят его другие люди. Мы видим другие смыслы, по-своему расставляем ударения в тексте, выбирая актуальное здесь и сейчас. Но будь эта комедия пустышкой, искать символы и находить важное было бы попросту негде. И я отлично понимаю, что писать о классике примерно то же самое, что пересказывать в сотый раз древнюю притчу, которую слышали все и не раз. У таких вещей есть свои устоявшиеся смыслы и символы, и переключать внимание на иное, означает невежество. Но в этом-то вся прелесть книг. Читатель волен расставлять акценты как ему заблагорассудится. И для меня самым важным была тема отказа от ответственности. Религия универсальный инструмент для этого, и тот факт, что изначально Тартюф был духовным лицом делает картину полной. Иначе откуда такое безоговорочное доверие? Откуда такое смирение и благолепие… Бог – тот, кто решает за нас. Воля господня – и все. Всем поступкам, всем ситуациям, всем неприятностям и испытаниям есть отличное объяснение.

Злость. Чувствую злость за это принятие чужой воли, за смирение и подчинение. Внутри поднимается бунт и сопротивление. Принять чужую волю, значит отказаться от себя. Что может быть хуже?!

Comments

( 2 заявки — Оставить заявку )
kukina_kat
Jan. 20th, 2019 11:11 am (UTC)
Мольер умел писать так, что до сих пор актуально!

Мне тоже кажется, что это и есть главный критерий "классики". Чтобы в тексте можно было искать смысл, даже когда ты оторван от контекста. Тексты на злобу дня тоже бывают хороши, и даже более актуальны. Но "классика" она живет своей жизнью, развивается сама по себе. Это какое-то настоящее творение, независящее уже от автора.

Мне тоже "Тартюф" понравился, но я его давным-давно читала.
neosonus
Jan. 20th, 2019 06:27 pm (UTC)
О, да! до сих пор актуально. И больше всего мне нравится в классике, что ее можно перечитывать миллион раз и каждый раз открывать заново. В обычной литературе такое не прокатит.

А я читала только в школе, а тут прежде чем пойти на спектакль (в Ижевске), взяла в библиотеке. Заодно прочла "Дон Жуана". Сама удивляюсь, что такие общеизвестные вещи мимо прошли. Впрочем, почему их нет в школьной программе, как раз понятно))
( 2 заявки — Оставить заявку )