NeoSonus (neosonus) wrote,
NeoSonus
neosonus

Categories:

Жан-Батист Мольер "Тартюф, или Обманщик"

Мольер Тартюф
История обманщика? Человека, который подчинил своей воле отца почтенного семейства и добился всего? Но разве можно подчинить воле того, кто этого не хочет? Должно быть желание быть обманутым.
Готовность принять чужую волю. Короткий миг выбора, где на одной чаше весов – принятие ответственности за свои поступки и мужество жить дальше, а на другой – перекладывание этой ответственности на другого, облегчение от непосильной ноши ответственности. Пусть кто-то решает, как лучше жить. Пусть кто-то скажет, что вот это правильно, а это нет. Пусть кто-то «спасет», отгонит тревогу и отправит тебя на верный путь. Ведь всем надо идти именно по верному пути! Не иначе.  

Бессмертная классика. Пьеса, написанная в 1664 году и впервые поставленная на Версальских празднествах, где Тартюф изначально был духовным лицом. Скандал, анафема, порицание и осуждение. Пьеса, переписанная (дописанная) через год. Тартюф снял рясу и стал светским человеком, дабы автора перестали обвинять в оскорблении церкви и был переименован в Панюльфа. Появились Мариана, Валер и судебный пристав, короткая история разрослась до пяти действий. Запреты, прошения королю, невероятная популярность, 1668 год – долгожданное дозволение и подмостки. Двойное название, как напоминание о нелегкой судьбе. Долгая предыстория для долгого, триумфального шествия по театральным подмосткам всего мира. Веками. По-моему, эта история невероятна! Просто фантастика. Нелегкий путь и бессмертная слава на века.

Конечно, «Тартюф» 1664 года и этот, которого читают и ставят сейчас – разные вещи. Ведь читают и ставят его другие люди. Мы видим другие смыслы, по-своему расставляем ударения в тексте, выбирая актуальное здесь и сейчас. Но будь эта комедия пустышкой, искать символы и находить важное было бы попросту негде. И я отлично понимаю, что писать о классике примерно то же самое, что пересказывать в сотый раз древнюю притчу, которую слышали все и не раз. У таких вещей есть свои устоявшиеся смыслы и символы, и переключать внимание на иное, означает невежество. Но в этом-то вся прелесть книг. Читатель волен расставлять акценты как ему заблагорассудится. И для меня самым важным была тема отказа от ответственности. Религия универсальный инструмент для этого, и тот факт, что изначально Тартюф был духовным лицом делает картину полной. Иначе откуда такое безоговорочное доверие? Откуда такое смирение и благолепие… Бог – тот, кто решает за нас. Воля господня – и все. Всем поступкам, всем ситуациям, всем неприятностям и испытаниям есть отличное объяснение.

Злость. Чувствую злость за это принятие чужой воли, за смирение и подчинение. Внутри поднимается бунт и сопротивление. Принять чужую волю, значит отказаться от себя. Что может быть хуже?!
Tags: книжная полка
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments