?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Anatolij_Aleksin__Pyat_veselyh_povestej_sbornik
В первой четверти первого класса выяснилось, что идти после школы домой по улице Парковой надо целой компанией. Юрке Коноплянко, Димке Данильченко, Артему Антонову, Ирке Ореховской и мне. При этом из всей нашей компании, мне повезло больше всего, пройдя до конца Парковой, второй дом направо от перекрестка был мой, а вот всем остальным нужно было идти в самый конец Одесского еще целый час! И я нисколечки не вру. Ирка так вообще жила – с одной стороны улицы её дом, а с другой самое настоящее поле! Потому что прямо самый настоящий конец села. Неудивительно, что мама не пускала меня в гости к Ире, пока я буду идти целый час в гости, считая ворон и летая в облаках, как выражалась мама, меня сто раз собьет машина, украдут воры или я потеряюсь. Так что мы дружили вот так – по дороге в школу и обратно.

Ходили мы медленно, как-то не получалось у нас быстро добираться домой. По дороге со школы было миллион важных дел и тем для разговоров. При этом мы успевали поругаться, помириться и подраться. Надо заметить, я активно участвовала в драках и могла метко так кинуть свой тяжеленный красный портфель в спину или в голову Юрке/Димке. В Артема я свой снаряд не кидала, я чувствовала, что нравлюсь ему и было как-то неловко, не хотелось давать Антонову никакой надежды, мое сердце было отдано другому)) Зимой мы заходили по пути на замерзший котлован (который казался нам тогда едва ли не больше озера Байкал!) и катались с горки, мы рассказывали друг другу страшные истории о том, как всякие злодеи заливают прямо в горке острые бритвенные лезвия, поэтому портфели после горки такие поцарапанные. Осенью мы наблюдали за парой лебедей (да-да, когда-то в Одесском водились лебеди!), а весной мечтали о каникулах и рассказывали кто чем будет заниматься летом. Т.е. мы были обыкновенными одноклассниками, практически друзьями, которые могли рассказать друг другу все. Ну или почти все. Потому что у меня был секрет.

Я никому не рассказывала об этом. Во-первых, потому что Юрка и Димка были «ужасные дураки», как вообще можно им о таком рассказать! С Антоновым я по отдельности от нашей компании не общалась. Ну, а Ирка, моя подружка в классе, была очень необычной девочкой. Т.е., совсем на меня не похожей. Острая на язык, дерзкая, смелая, сильная, она могла любого заткнуть на пояс, самая высокая из нас и в нашей компании, кстати говоря, именно она была главной. Нет, решительно она не поймет, думала я. И продолжала хранить свой секрет.

А секрет был вот в чем. Прямо по дороге со школы, почти напротив входа в спортивный комплекс стояло огромное раскидистое дерево – ива. Одним боком оно уходило в чужой двор, а другим на улицу, и каждый день я проходила под ним и завороженно смотрела вверх. Зеленый купол закрывал половину неба, а длинные листья свешивались вниз, мне казалось можно только протянуть руку… И однажды я заговорила с ним. Т.е. я уже совсем не помню, как я заговорила, но отлично помню, что оно – дерево, стало мне отвечать. Нет, конечно, оно не разговаривало со мной, деревья не разговаривают, это же любому понятно! Это трудно объяснить, но я просто чувствовала, что оно отвечает. Я рассказывала утром как у меня дела, что я боюсь контрольной по русскому языку (никогда мне с русским не везло), а оно мысленно посылало мне силы справиться, я шла после уроков и жаловалась на тройку по математике (и с математикой у меня всегда дела были плохи), и оно каким-то волшебным образом успокаивало меня. Оно просто было моим другом. Вот и все.

Я молчала целый год. Но никогда, никогда я не умела держать рот на замке, этот секрет так меня распирал, что мне очень хотелось с кем-нибудь поделиться. Это же невероятно! Ну, у кого еще есть в друзьях дерево? Да ни у кого! Я чувствовала себя обладательницей страшной тайны, и решила посвятить в нее Ирку. В конце концов, она моя подружка, решила я, а значит она поймет.

Надо сказать, Ира меня не поняла. Мы шли после уроков домой вдвоем, и я решила воспользоваться отсутствием глупых мальчишек и поделиться своим секретом. Она повернулась ко мне всем корпусом и уставилась на меня выпученными глазами. «Разговаривает?» - переспросила она. «Да!» - выпалила я! «Дерево?» - уточнила Ира. «Ива!» - подтвердила я. Ира сочувственно посмотрела на меня с головы до ног. Кажется, в этот момент, я впервые поняла, что я «странная».

Несколько дней после этого Юрка и Димка меня дразнили. Потому что Ирка тоже не умела держать язык за зубами и все им разболтала. Я ужасно на нее сердилась, а Юрку и Димку пришлось как следует отлупить в воспитательных целях. Когда они после этого только заикались о чем-то таком, в голову им летел мой портфель. В целях профилактики.

А дерево…
Оно осталось моим другом, я продолжала разговаривать с ним каждый день, здоровалась, спрашивала, как у него дела и рассказывала о своих. «Привет! Как твои дела? Как ты?». Мое богатое воображение, или моя святая вера в чудеса, или результат того, что я тогда зачитывалась сказками… Я не знаю, что было причиной. Да это и не важно, на самом деле. У меня был друг. Самый необыкновенный друг на свете.  Через два года, когда нас уже отпускали гулять «далеко», я привела к нему Дину, мою лучшую подружку с детства, и все ей рассказала. Дина совершенно не удивилась, она внимательно посмотрела на иву, и мы вместе задрали вверх головы и смотрели на зеленый купол под самым небом.

Я дочитываю сборник Анатолия Алексина, и последней в книге идет знаменитая повесть «В Стране Вечных Каникул». Алексин пишет так, как в детстве мечтают дети, я закрываю книгу, выключаю свет, ложусь спать, но не могу уснуть. Я вспоминаю свою иву, которая была моим другом много-много лет, я вспоминаю как рассердилась, когда одноклассники меня не поняли и то, что я тогда чувствовала. «Как это несправедливо!» - думала я. Ведь люди загадывают желания звездам, т.е. разговаривают с ними, мальчишки берут в руки палку и она превращается у них в автомат, девочки разговаривают с куклами, а моя мама, вообще, с деревьями (ну не прямо, просто она верит, что если обнять дерево, оно даст сил, энергия там какая-то…). Почему же я странная?! И только потом, доверившись Дине, и получив от нее безоговорочное принятие и понимание, я успокоилась...

Не важно, что для кого-то мы странные. Не важно, что кто-то не понимает наших мыслей или желаний, или поступков. Это странное, это причудливое, необычное – и есть мы. И не важно, кто и что подумает об этом. Важно, что рядом всегда найдется человек, который встанет около тебя, возьмет за руку и будет смотреть с тобой вверх.