?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Kolm_Tojbin__Bruklin
Бесцветность.
Встаешь утром, смотришь в окно, равнодушно отмечаешь какая погода и нужно ли брать зонт. Съедаешь завтрак, не чувствуя вкуса. Смотришь на экран телефона, не ожидая никаких сообщений. Что-то надеваешь на себя. Что-то пытаешься вспомнить. Закрываешь дверь пустой квартиры, эхо отзывается в пустой душе. Шорох собственных шагов по ежедневному маршруту «работа-дом-работа».
Бесцветность.  Безжизненность. Отстраненность.

Жизнь под антидепрессантами? Почти угадали. Ощущения при чтении романа «Бруклин».


Эйлиш Лейси сидит у окна в доме на Фрайэри-стрит где-то в самом сердце Ирландии и смотрит на улицу. Там, за окном, дорогу переходит ее красавица-сестра Роуз. Эйлиш любуется сестрой, думает о том, какая же та умница, содержит себя, ее, их мать, с каждым годом выглядит все лучше и лучше, хотя ей уже 30, постоянно проводит время с друзьями, умная, обаятельная, привлекательная. Не то, что скромница Эйлиш. Она не может найти работу, у нее совсем нет никакой личной жизни, она просто живет… Просто живет.
Скоро в дверь Эйлиш Лесли постучит сама судьба, скоро мисс Лесли уедет на край света – в Америку, скоро «юная Эйлиш» окажется в Нью-Йорке, будет работать продавщицей в большом магазине, жить в пансионе и обсуждать с соседями ирландские танцы, что устраивает их приход. Скоро… А пока Эйлиш Лейси смотрит в окно.

Я начинала читать эту книгу в состоянии тупой усталости, когда сил не хватало ровным счетом ни на что, и ритм, который выбрал Колм Тойбин, был для меня целительным бальзамом. Ровный, бледный, тусклый свет. Такое чтение похоже на метроном, всматриваешься в умиротворяющие колебания стрелки и погружаешься в некий транс. И я даже не могла понять толком, в чем же дело? Имя автора мне ни о чем не говорило, а степень сентиментальности в описаниях мыслей «юной Эйлиш» наводила на мысль, что автор все же женщина. Ну, какой мужчина будет так разводить сопли? Нет, оказывается мужчина. Я ошиблась. Коренной ирландец, журналист, редактор, преподаватель в Стенфорде и Массачусетском, автор ряда документальных книг, попадал в шорт-лист Букера и национальной Дублинской премии. Профессор кафедры английской литературы в Колумбийском университете Нью-Йорка нетрадиционной ориентации. Громкие овации, экранизация, премия. «Бруклин» - довольно популярная книга. Но… Тусклый, маловыразительный, сумрачный свет. Вот, что исходит от этого романа.

Безусловно, сейчас я до предела субъективна. Я описываю личные ощущения и впечатления, которые вызвал у меня этот … роман. Но доля правды в этих впечатлениях есть. Эта книга ровная и невыразительная, лишенная какой-либо художественной ценности, она погружает читателя в состояние анабиоза, когда просто следишь глазами за событиями и не двигаешься… Оцепенение рассудка. Это не значит, что роман плох. Он такой, какой есть, и я уверена иногда хочется прочесть именно что-то подобное, иногда такие вещи просто необходимы. Как анестезия. Когда не хочется ничего чувствовать, но испытывать некое движение приходится (в данном случае глазами по строчкам).

Слабо. Бесцветно. Но читать, на самом деле, можно. При определенных условиях.