?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

ant in scuta

  Все, что мы воспринимаем, мы воспринимаем через себя и свой опыт. События, которые нельзя было пережить лично (уже прошедшее), или те, которые не являются нашей личной реальностью (войны, убийства, терроризм и проч), воспринимаются прямо пропорционально уровню эмпатии, мировоззрению и менталитету. Таким образом, рецензии и отзывы, которые я пишу, по большому счету, всего лишь следствие болезненно развитой эмпатии. С одной стороны, это делает мои тексты более живыми и эмоциональными, но как следствие более личными. Степень личного восприятия книг варьируется, и порой достигает апофеоза, как это было недавно с Мари-Од Мюрай. Я написала настолько личную рецензию, что сама пришла в ужас. Казалось, что я публично разделась. Я попыталась убрать личное, но в итоге от рецензии остался 1 абзац. Мда уж… подумала я, и удалила ее полностью. Зачем издеваться над текстом?
С другой стороны, моя эмпатия иногда мешает мне воспринимать новые книги. Потому что они слишком чужие, или наоборот – слишком близкие. В такие моменты, я ощущаю горечь поражения. Aut cum scuta, ant in scuta. Или со щитом, или на щите. Метафорически меня внесли на щите, потому что я не выдержала столь явного сходства  в «Исповеди безумца» Стриндберга и не смогла дочитать до конца. А вообще, за последнюю неделю я забросила целых три книги по разным причинам. Это история о том, как я не прошла свой книжный Рубикон.

Шань СаШань Са «Играющая в го»

Все началось со знаменитой «Играющей в го». Сочетание восточного восприятия мира и европейского стиля  изложения встречалось мне много раз. У таких книг есть свои плюсы и минусы, но в любом случае, они уникальные, атмосферные и цепляющие. В этот раз я не прочла и 50 стр. Китаянка Шань Са, эмигрировавшая во Францию, пишет о Китае и Японии, но делает это так, словно она никогда не была в Китае, так, что невозможно поверить ни единому слову. Я читала роман и как Станиславский порывалась выкрикнуть «Не верю!». Особенно, когда она пытается писать от лица мужчины. Это настолько искусственно, что я не в силах была воспринимать текст и тем более подтекст. Чужеродные мысли. Женское восприятие неудачно загримировавшееся под мужское. Фарс. Не люблю такие книги. Чтобы писать от лица противоположного пола, надо иметь талант. В этой книге я его не обнаружила.



ТалебНассим Николас Талеб  «Антихрупкость. Как извлечь выгоду из хаоса»

А потом была не менее знаменитая «Антихрупкость». Тут меня поразило уже само оглавление. Потому что одни только заголовки уже способны создать образ категоричной, нетерпимой, претендующей на истину в первой и последней инстанции книги. Причем с изрядной долей снобизма. «Глава 11. Что смешивать следует, а что не следует. Стратегия штанги в жизни и трансформация чего угодно хрупкого в антихрупкое». «Глава 17. Жирный Тони спорит с Сократом. Почему мы не можем делать то, чего не в состоянии объяснить, и почему мы должны объяснять то, что делаем? Дионисическое начало. Как лохи и не-лохи смотрят на мир». О! Это не книга! Это прямое руководство к действию из числа тех, которые учат жить. Безапелляционно. Невозмутимо. Категорично. С самоуверенностью великого гуру. Меня корежило уже к моменту, когда я дочитала оглавление. Но я честно попыталась читать эту книгу… В итоге, я обнаружила псевдо философию, псевдо психологию и просто фантастически скучный научпоп. Я не знаю, как можно прочесть эту книгу полностью. Я не представляю, как можно воспринимать Талеба всерьез. И я безумно рада, что в свое время не купила ее в бумаге. 768 стр. макулатуры.

Стриндберг 3Август Стриндберг  Собрание сочинений: В 5 т. Том 3. Исповедь безумца. Новеллы

Это было самым болезненным расставанием. Потому что я очень люблю Стриндберга. Потому что я много слышала об «Исповеди безумца», и потому что это был долгожданный третий том из собрания сочинений шведского классика, которое я постепенно читаю. Но…
Это было невыносимо – погрузиться в восприятие и чувства человека, который словно отказывается мыслить рационально. Который не умеет просто любить, а превращается в одержимого безумца и фанатика. Который зацикливается на своих чувствах, который ищет смерти, который сам не может выдержать накала собственных же страстей. Который со стороны похож на сумасшедшего. Я пытаюсь выкарабкаться из такого восприятия мира, а тут я оказываюсь в голове главного героя, который самозабвенно и с головой отдается во власть безнадежного чувства. Безумец. Воистину. Я не смогла дочитать. Хотя прочла больше половины.

Бросать книги можно по разным причинам. Может не устраивать стиль автора, или его восприятие мира, научная обоснованность или отсутствие таковой. Но самым болезненным будет бросить ту книгу, в которую заглянул как в зеркало, и с ужасом отшатнулся. Иногда оказывается, что ты не готов увидеть себя со стороны.