?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Бубер-НойманЕсли нет надежды на спасение, что вы предпримете? Если задуматься, все люди в таких случаях делятся на два типа – те, в которых просыпается злость и те, в которых просыпается страх. Первые будут драться до последнего, стрелять пока не кончатся патроны, идти в рукопашную, вырывать чеку зубами на последнем издыхании. Они будут смотреть в лицо опасности с яростью и злостью. Вторые же… Вторые раскинут руки в стороны и упадут навстречу опасности. Им невыносима сама мысль о собственной беспомощности, вероятность хоть сколько-нибудь находиться в подвешенном состоянии, ожидание верной смерти. Они ни за что не будут молить о прощении и первыми нажмут на курок оружия, дуло которого будет приставлено к их виску.
В 1936 году немецкий коммунист, работник Коминтерна в опале, Хайнц Нойман понимал, что его дни сочтены. Чистка партии была в самом разгаре, каждый день приходили вести о новых арестах. И когда внезапно появилась слабая надежда на спасение – написать хвалебную книгу о VII Всемирном конгрессе Коминтерна с обязательной самокритикой, он ответил: «Я не могу взяться за эту книгу. Я не буду оплевывать самого себя…» и подписал себе тем самым смертный приговор.

«Из далекой дали донесся до меня стук в дверь. Я вскочила и открыла. Три сотрудника НКВД и комендант «Люкса» ворвались в комнату.
– Нойман, встать! Вы арестованы!»

На часах пол второго ночи, весь дом спит, за окном непроглядная тьма, а я, вцепившись в ноутбук, с содроганием читаю последние строчки из фрагментов книги Маргарет Бубер-Нойман. 60 страниц в «Иностранной литературе» ( №4, 2015) вылились в десятки заметок для рецензии и обязательно для работы (как раз в следующем году буду преподавать своим детям историю XX века), в долгие блуждания в интернете (биография Хайнца (Гейнца) Ноймана, Маргарет Бубер-Нойман, новый виток репрессий 29 сентября 1936, трагическая судьба Фанни Каплан, ИИК в Коминтерне, Гражданская война в Испании, осада и оборона Мадрида…). И вот в это состояние – содрогание, обреченность. Страх вперемешку с бесстрашием, мужество не покончить жизнь самоубийством, слышать, как арестовывают соседа напротив и соседа снизу, и ждать, когда шаги остановятся за твоей дверью…

Я читаю воспоминания удивительной женщины… так и хочется написать «с необыкновенной судьбой», но, пожалуй, для бурного XX века ее судьба не такое уж великое исключение. Маргарет Тюринг родилась в семье директора пивоваренного завода, и благополучная жизнь готовила ее к роли воспитательницы детского сада. Но она пошла наперекор всему – вышла замуж за сына известного еврейского философа Мартина Бубера, родила двух дочерей, ушла с головой в политику, вновь влюбилась и ушла из семьи, стала активным членом коммунистической партии, следовала за мужем-коммунистом в СССР, Испанию и Швейцарию, помогая ему выполнять задания. В 1936 году Хайнца арестовали и расстреляли. Маргарет как жену и «социально-опасный элемент» приговорили к 5 годам лагерей. В 1940 году после заключения «пакта Молотова-Риббентропа», Гестапо передало НКВД захваченных в Польше украинских националистов и русских эмигрантов. НКВД, в свою очередь, передал Гестапо нерасстрелянных немецких коммунистов, которые сидели в советских тюрьмах и лагерях. Так Маргарет Бубер-Нойман оказалась после 5 лет Карагандинского лагеря в Равенсбрюке, где ей суждено было провести еще 5 лет.

Она выдержала, она смогла выжить и в кровавые репрессии Сталина, и у нацистов в концентрационном лагере. Долгие годы после освобождения она работала журналисткой, издала несколько книг, получила в 1980 году Большой Федеральный крест за заслуги, но самое главное – она успела рассказать о том, как это было.

Иногда, я читаю такие книги, о которых мне самой хочется написать целую книгу. Это как раз тот самый случай. Всё в этих коротких фрагментах заслуживает внимания и пояснения. Начиная с необычной судьбы (все же буду считать ее таковой) автора и заканчивая фактом того, что на русский язык переведена только одна ее книга («Мировая революция и сталинский режим») и та, к сожалению, не из числа биографических, и еще, я смогла найти в «Литературном европейце» (Ежемесячный журнал Союза русских писателей в Германии) две статьи ( первая, вторая), где переведены главы «В заключении у Сталина и Гитлера», как раз об этих страшных десяти годах… Как же мало! Но как много можно взять из этих крох! И прямо сейчас, когда таймер показывает 2.00 ночи, меня распирает желание рассказать о том, какие ценные, какие потрясающие воспоминания оставила эта немецкая журналистка! Сколь много интересного я нашла в этих 60 страницах! Начиная от отдыха в Сочи в 1932 году и заканчивая о бытности Рублево в 1936, о том… Ох. Пора остановиться. Но я обязательно еще расскажу.

Если нет надежды на спасение, люди делятся на тех, в которых просыпается злость и тех, в которых просыпается страх. Считается, что надо быть первым. Но я всегда была из вторых. Поэтому я хочу рассказать вам историю того, кто решил первым нажать на курок.

Comments

( 3 заявки — Оставить заявку )
mint_lavender
Aug. 18th, 2017 12:39 am (UTC)
Жду!
neosonus
Aug. 19th, 2017 04:24 pm (UTC)
Написала) Иногда восхищение от книги настолько зашкаливает, что не получается написать адекватно, а потом получается слишком сухо... В общем, непосредственно рецензия получилась самой обычной.
mint_lavender
Aug. 19th, 2017 10:24 pm (UTC)
Да, я прочла. Нет, необычной, просто не читая такое трудно комментировать.
( 3 заявки — Оставить заявку )