NeoSonus (neosonus) wrote,
NeoSonus
neosonus

Великий фарс великого ничтожества.

А я читаю сейчас "Таинственную страсть" Аксенова... Привыкаю к чуждым и нелепым псевдонимам ("Кукуш", "Вакса", "Ян Тушинский"), удивляюсь неожиданным трактовкам исторических событий ("Плебей, поперек себя шире, с багровой круглой физиономией, с походкой откормленного гуся, был в безобразном настроении. Прошло меньше двух месяцев с того дня, когда плебей просрал противостояние президенту, заокеанскому денди, известному в его стране под именем Камелот" - воистину, самое неожиданное описание Карибского кризиса из всех, что я встречала когда-либо!). С удовольствием погружаюсь в атмосферу 60-х годов, которая знакома мне больше по кинематографу, чем по книгам (читай - плохо знакома), смеюсь над борьбой с шортами на берегах Черного моря, и радуюсь столь легкому языку... Улыбка, усмешка, укол. Но вдруг я спотыкаюсь на этих насмешках... Останавливаюсь и пытаюсь понять, почему мне так тяжело читать дальше...

Ирония, чувство юмора, искрометные, немного циничные, щедро присыпанные великим могучим русским матом... одновременно привлекают и отталкивают меня. В этом есть что-то знакомое, близкое. Я бы хотела воспринимать всю свою жизнь в таком ключе. Как это просто и легко, как это удобно, весело и надежно (потому как защищает). Броня из чувства юмора покрепче будет любой другой...
Но с другой стороны, это отталкивает. Словно бы обесценивает, насмешничает над чем-то по-настоящему важным. И я сейчас не о том, что неудачная шутка способна обидеть, а о том, что вдруг все вокруг тебя превращаются в карикатуры, а ты сам оказываешься в центре какой-то плохой комедии...

Может ли кто-то другой, шутить над тем, кто лично пережил трагедию? (Аксенов пережил лично, но ведь я, как читатель, нет)
Может ли кто-то другой прочесть между строк всю горечь и тоску, спрятанную за маской искрометного юмора? (слезы сквозь смех?)
Можно ли/нужно ли срывать эти маски? Ради чего? Кто хочет, или точнее, кто готов опуститься на самое дно безысходности?...

Я читаю о "проклятом марте проклятого года"... Великий фарс великого ничтожества. Торжественное возвращение неосталинизма. Верной дорогой идете, товарищи! Аксенов - Вакса - пишет о себе в третьем лице, насмешничает над собой, открыто иронизирует над партийными работниками, посмеивается над лицами и ситуациями... И то, что кого-то сломило, уничтожило, стерло в порошок, на страницах романа превратилось в пародию... Хорошо читать об этом и иронизировать в 2017. Каково было это в 1963?

Иногда, чувство юмора не спасает, а вызывает жалость.
Tags: между строк...
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 20 comments