NeoSonus (neosonus) wrote,
NeoSonus
neosonus

Categories:

Саулюс Шальтянис «Ясон»

Шальтянис Передо мной маленький томик с пожелтевшим от времени переплетом. Желто-коричневые домики с зелеными крышами, глазастый филин на ветке и две фигурки, словно вырезанные из бумаги, в самом центре обложки. Цена 80 коп. Москва, «Молодая гвардия», 1979 год. На первом форзаце черно-белый квадрат фотографии автора. Молодой человек, похожий на Александра Абдулова, смотрит куда-то мимо объектива. Вроде бы и на тебя, но вглядываешься и понимаешь, что нет. Под фотографией самое скучное описание биографии, какое только можно себе представить: родился в маленьком литовском городке, учился в Вильнюсском университете, служил в армии, работал редактором на киностудии. Первая книга такая-то в таком-то году. Потом такая, такая, такая… Пьесы поставлены там и там… Лауреат литовской Республиканской премии, литературной премии комсомола Литвы… Вновь поднимаю глаза и вглядываюсь в лицо «молодого Абдулова», глаза приковывают внимание,  Саулюс Шальтянис словно вглядывается во что-то, что мне увидеть не дано. Во что? Что он видит? Чего не смогу разглядеть где-то вдали я?
Открываю книгу и начинаю читать. Четыре повести, четыре истории о том, что не может увидеть обычный человек. Сегодня я хочу рассказать вам об одной из них. Она называется «Ясон».

В Ясонеляй, маленьком литовском городке, все знают Ясона. Когда-то во время войны, когда с неба летели не бомбы, а листовки с надписью «Смерть фашистским оккупантам!», его нашли на груде этих самых листовок, на самом краю картофельного поля. И никто не знал его национальности, его родителей, происхождение. Никто не знал, откуда этот голенький младенец взялся. Он очутился в детдоме, и назвали его в честь «прославленного война Ясона и нашего местечка Ясонеляй». И все его хорошо помнят, да только давненько его не было на родине. А теперь вот появился, сразу к старому другу пошел, к Жаренасу,  тот прямо побледнел при встрече, заговариваться да заикаться стал. Иногда он гулял по улицам, встречал молодую жену Жаренаса, с детской коляской, которая ужасно скрипела… На всю улицу…
Маленькая повесть, маленький мир местечка Ясонеляй. Сразу несколько трагедий, несколько сломанных судеб, один смелый поступок и один безрассудный, один подлый и один мужественный. И ощущение горечи после прочтения, такой тоски, что завыть в пору, и в то же время понимание – да, по другому ведь нельзя было. И робкая надежда, и упрямая решимость, и твердое – «Правильно, Ясон, так и надо!» И жалостливое «Бедный Ясон!». И тихое «ох, Ясон…».

Эта книга напомнила мне маленьких лишних героев Шукшина, неловкого, нелепого героя Леонида Куравлева в одном советском фильме, такой до боли знакомый пронзительный образ заброшенного, глубоко одинокого человека, который не может найти своего счастья. Потому что не дано.  Я читала эту повесть и отгоняла не прошенное чувство дежа вю. Словно уже знакома я с главным героем, словно знаю все его горести и беды. Ясон… Ясон… Вот уж кому не повезло.

Эта повесть понравилась мне не больше и не меньше остальных, и прочла я ее не первой, но как только я взяла книгу в руки, и всмотрелась в обложку, то сразу узнала его – эти две фигурки в центре. Это же Ясон и красавица Рута с коляской. Да, они самые… И так пронзительно чисто и больно стало на душе. Как будто не зима за окном, а звонкое холодное утро весны. Сырое и ледяное утро, с ярким солнцем, которое обещает скорый приход чего-то лучшего.

Какой талант… Литовский писатель, заслуживающий гораздо больше, чем эта маленькая книжечка – первая на русском языке… Прочтите ее, если вдруг, она попадет к вам в руки. Не пожалеете, обещаю!
Tags: книжная полка
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments