NeoSonus (neosonus) wrote,
NeoSonus
neosonus

Categories:

Эдит Уортон «В лучах мерцающей луны»

УортонПервое, что бросается в глаза – ровный, гладкий язык повествования. Такой безупречно правильный, безо всякой снисходительности по отношению к обычному читателю. В лучших традициях романов конца XIX века –начала XX. Эдит Уортон чем-то напоминает Фицджеральда, но бесспорно, лишь напоминает. Ее нельзя ставить с ним один ряд. И дело не в величии, в конце концов, Уортон признана классиком американской литературы задолго до того, как зажглась звезда успеха Фицджеральда. Тут скорее дело в масштабе таланта, в его уровне, в том, насколько глубокий дар романиста может быть сокрыт за внешним искусством владения словом. И возможно, я слишком предвзята, потому как очень люблю Фицджеральда, и для меня Уортон по определению всегда будет вторична, но все-таки для меня ее талант слабее, ее влияние на мысли и чувства временно. Этот роман не из тех, кто способен перевернуть душу, зажать твое сердце в тиски и не отпускать до самого конца.

Любопытно, что имя Уортон тесно связывают с Генри Джеймсом. Если не считать их долгой и крепкой дружбы (почти 20 лет для дружбы не малый срок!), я считаю нет оснований для сравнения и тем более для того, чтобы называть Уортон преемницей Джеймса или его последовательницей нет никаких.  Генри Джеймс похож на Ниагарский водопад в своем таланте и своем владении словом. Каждое предложение – бесценный бриллиант. Проза Уортон тихий лесной ручей. Прохладный, центростремительный, но не бурный. Он влечет за собой, но не поражает воображение. Он утоляет жажду в горячий полдень, но не способен сохраниться в памяти на долгие годы… Нет. Я не могу поставить Уортон и Джеймса в один ряд, по тем же причинам, что и Фицджеральда.

Бессмысленно говорить что-либо о нравственной составляющей романа, судить или оправдывать главных героев. Здесь будут неуместны любые обвинения хотя бы потому, что моральные проступки способна осудить должным образом лишь совесть самого человека. Границы и рамки дозволенного, тонкая грань между компромиссами и аморальностью, принципами и дружескими уступками, каждый устанавливает для себя сам. И факторов в установлении/принятии и жизни с этими рамками может быть очень много. Начиная с пресловутого общества (вновь и вновь вспоминаю «Американскую трагедию» Драйзера) и заканчивая личной иерархией ценностей. К чему обвинять человека в том, что для него первостепенно по своей важности, а для нас абсурдно, недопустимо и невозможно? Это лишь доказывает пропасть, между нами. И мое обвинение или поощрение не могут изменить чуждой жизни и чужих условий, вырастивших эти желания.  Никто не в силах изменить человека лишь одним осуждением, советом или презрением. Невозможно. Это более глубокий и сложный процесс. Конечно, об этом, мягко говоря, циничном договоре между Ником и Сюзи можно говорить долго, можно отправить обоих прямиком в ад, если перечислить все их грехи, и это еще до свадьбы. Но ведь Уортон рассказала нам их историю не для этого. Для чего же именно? Как обычно, каждый решает сам, ответы найдутся на страницах романа…

Эдит Уортон – неординарная писательница. Я дважды подчеркнула то, что она уступает другим американским классикам, но знаете, я предвзята. Она добилась многого. Одно то, что она стала первой женщиной-литератором, получившей Пулитцеровскую премию, говорит о ее необычайных способностях. И лично для меня важно то, что ни разу читая роман Уортон, мне не захотелось читать его по диагонали, «проскочить» какое-нибудь скучное и не интересное место или вовсе отложить. А это значит, что это достойная книга хорошая, крепкая проза, написанная классическим языком, универсальным и правильным. Мне понравилось, однозначно.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments