NeoSonus (neosonus) wrote,
NeoSonus
neosonus

предисловия

Даже не знаю, почему, но я упорно продолжаю читать предисловия к советским изданиям. Хотя в который раз разочаровываюсь и преодолеваю желание выкинуть ту или иную книгу куда-нибудь подальше. Помню далекие-далекие времена, когда советские идеологизированные опусы совершенно меня не трогали. Я искренне смеялась над всеми этими гротескными обвинениями и жуткими метафорами. Я на полном серьезе писала семь лет назад - Нам нужно просто научиться его (советское наследие) читать, читать, не замечая этих преувеличений, этих  однозначных оценок, деления исключительно на черное и белое, смахивать толстый слой идеологической пыли со страниц. И тогда можно увидеть суть книги, увидеть её настоящего автора, разобраться в настоящих идеях. Я просто не воспринимала все эти идеологические очистки всерьез. Что же изменилось? Не знаю. Но теперь я не смеюсь, и даже не улыбаюсь. Меня раздражают, коробят, глубоко задевают эти мусорные свалки на первых страницах книг, которые сами по себе, могут быть не такими уж плохими.

Да, конечно, я понимаю функцию этих «предисловий». Читателя нужно было подготовить морально, показать ему, где добро, а где зло, расставить приоритеты. Верной дорогой идете товарищи! Обязательно нужно было напомнить, какая опасность окружает доблестную страну Советов, и каково было до установления её власти. Сейчас я начала читать В. Миколайтис-Путинаса «В тени алтарей», книга о сомнениях верующего человека и, в конечном счете, отречении от Бога. Идеологически правильная тема, не правда ли? Но надо же было подчеркнуть сей факт. В 1931 году после выхода книги против писателя «агрессивно восстали реакционные круги общества». (Маленькая историческая справка – это был период кратковременного глотка свободы Литвы, который закончился в 1940 году, с установлением Советской власти). Именно поэтому 30 годы – это просто кошмар! На второй же странице – «Литва переживала в ту пору глубокий кризис. В обществе все чаще проявлялось падение нравов, в правящих кругах процветали карьеризм и политические предательства…».  И вот в этот момент во мне просыпается скрытая агрессия, мне хочется поинтересоваться у товарища Й. Ланкутиса – о, правда? Карьеризм? В самом деле? Ну, надо же. В СССР ничего подобного не было, да. Чудовищно.Радостное предвкушение от знакомства с классиком литовской литературы, которое появилось после статьи Юрате Сприндите в литовском номере «Иностранки», поубавилось.

Теперь такие предисловия вызывают у меня чувство грязи… Будто я прикоснулась к чему-то гадкому и противному.  Я разучилась игнорировать эти мутные воды. И не смотря на то, что я не дочитала это предисловие, к роману как-то сразу стала относиться с предубеждением.

В свою защиту могу сказать, что я в любых книгах читаю предисловия и послесловия, и не всегда поверьте, они играют плохую роль. Иногда и в самом деле, они помогают настроиться на нужный лад. Например, который месяц пытаюсь взяться за Ницше. И только недавно, настроившись на одну волну с ядовитым переводчиком, он же автор предисловия к Избранным произведениям Ницше в двух томах, я смогла проникнуться нужным настроением, чтобы начать читать «Рождение трагедии, или Эллинство и пессимизм».

Я прошла путь от несерьезного отношения к идеологическим лозунгам до полного внутреннего неприятия. Негативного и ядовитого. Я понимаю, что мне нужно сделать – больше не читать эти гнусные страницы.
Tags: между строк...
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 13 comments