?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Бёлль И не сказал Есть мнение, что уныние – самый страшный смертный грех. Когда оно овладевает человеком, он уже ни на что не способен, равнодушие охватывает сердце и разум, и как неизбежный итог – равнодушие по отношению к другим. Я не верю в бога, я не верю в то, что есть самые страшные смертные грехи, а есть не очень. Но эта мысль об унынии, услышанная мной давным-давно, не дает мне покоя. Если у человека опускаются руки, если его поглощают апатия и тоска – это самое худшее? Неужели это хуже смерти? В романе Генриха Бёлля главный герой согрешил. Он живет во власти всех этих чувств, он не может ответить на вопрос, зачем он живет и что ему делать дальше. А что случается с такими людьми? Варианта на самом деле два. Либо бог спасает их души, либо они сами.

Фред Богнер женат. У него трое детей. Когда он вернулся с войны, оказалось, что его дома больше нет, и ему пришлось ютиться долгие годы в очень маленькой комнате с картонными стенами, где слышно каждый вздох соседей по квартире. Он пил, бил своих детей от бессилия, ругался с женой, и, в конце концов, понял, что так продолжаться не может. Он больше не мог выносить замкнутое пространство бедности, всей этой нищеты, его охватывала бессильная ярость, которая выплескивалась на близких. Поэтому он ушел из дома. Теперь Фред Богнер работает днем на коммутаторе, вечером бегает по ученикам как репетитор, спит, где придется, проигрывает жалкие гроши в автоматах, отдавая семье зарплату, и иногда, только иногда, встречается со своей женой в дешевых отелях. Скука, задумчивость, меланхолия – вот его постоянные спутники. Уныние – вот его смертный грех.
Генрих Бёлль написал роман о мирном времени. Но все в этом романе дышит войной. И руины до сих пор не отстроенного города, и покалеченные судьбы его персонажей, и те бомбы замедленного действия, что взрываются в душе главных героев Фреда и его жены. Весь роман – череда глав от имени то одного, то другой. Они ходят по тем же улицам, они вспоминают о войне, неотступно думают о детях, страдают, горюют, изнывают от тоски. Кэте к тому же живет в вечном страхе. Перед соседями, перед обществом, перед чем-то неясным и неоформленном в слова. Они любят друг друга, но не могут быть вместе. Они нужны друг другу, но кажется, у них не получается жить в мире с самим собой, а что уж говорить о другом человеке?

«И не сказал ни единого слова» - роман психологический. Его читаешь не ради сюжета, не ради переживания чужой боли или сострадания. Он будто написан для того, чтобы человек не просто увидел эту чужую несчастную жизнь, но на несколько часов сам оказался на месте главного героя. «Кто поймет, тот все простит». Фреда, которого уже почти поглотило равнодушие, трудно понять. Как можно бить детей? Как можно на последние деньги покупать водку, и просаживать монеты в игровых автоматах, как можно всерьез говорить, что на войне было скучно? Он опускается все ниже и ниже, и в какой-то момент задаешься вопросом – это уже дно, или еще нет? Но чтобы простить его, чтобы перестать судить, надо оказаться здесь и сейчас в его шкуре. Посмотреть на окружающих людей его глазами. Может быть, тогда вы поймете? И может быть, даже простите.

Мне очень понравилась метафора к этому роману, указанная во введении – шаги по тонкому льду. Там внизу – темная, грязная, холодная вода, пропасть прошлого, готовая в любую минуту поглотить тебя. Но приходится ступать, приходится двигаться дальше, правда? Иногда, самое сложное двигаться дальше. Потому что каждый шаг – это борьба с унынием, хотим мы того или нет.