NeoSonus (neosonus) wrote,
NeoSonus
neosonus

Луи-Поль Боон «Моя маленькая война»

Боон Война
По большому счету, мы привыкаем сравнивать одни книги с другими, этих авторов с теми. Те книги, что мы прочли, выстроились в некую систему координат, и вот, открывая для себя нового писателя, мы уже вооружены до зубов, и с меткостью биатлониста на особо тяжелой трассе, выбиваем свою мишень… В нем есть что-то от Z, его слог напоминает W, знаете, я уже встречала подобное у Q. Но иногда нам встречаются книги, которые не встраиваются в уже готовую схему. Они настолько не похожи на все прочитанное ранее, что нам приходится менять правила игры – перестраивать нашу систему координат, рисовать новую точку, и с этих самых пор, мы будем сравнивать, оценивать, превращая эту точку в некий критерий качества, знак и символ…

Луи-Поль Боон – нидерландский писатель, рожденный накануне Первой Мировой войны. Выходец из  бедной рабочей семьи, маляр, художник недоучка, в годы Второй Мировой – солдат, военнопленный, после войны стекольщик, журналист, позже писатель. Маленьким мальчиком он увидел расстрел немецкого солдата, взрослым мужчиной он увидел, как за несколько часов немецкие войска стирали с лица земли целые деревни. Его поколение – это поколение джаза «души нашего исковерканного века, века отчаянья, гнева и тоски, в котором мы, каждый по-своему, не чувствуем себя дома, но которого не смогло бы выдержать ни одно поколение, кроме нашего». Его проза – протест, неприятие всего жестокого, низкого и подлого, что есть в человеке. Он не может смириться с несправедливостью. Он не может понять эту войну. И можно считать его мысли отрицанием политики как таковой, но дело не в политике. Дело в том, что Боон на первое место ставит Человека, вне его национальной и политической принадлежности.

ПЛЕВАТЬ МНЕ НА ОТЕЧЕСТВО, если даже весь мир станет пробельгийским. Я всего лишь человек, которому хочется, чтобы на столе у него было немножко еды и в печке немножко угля, человек, которому необходимо тепло постели, тело жены и глаза ребенка, он отнюдь не считает себя пупом земли просто хочет быть человеком среди людей, и он любит людей, А НЕ ОТЕЧЕСТВО.

«Моя маленькая война» – повесть на 70 страницах. Десятки коротких историй о жителях оккупированной страны. О том, как прошла его краткосрочная служба в дивизии, защищающей канал Альберта, о том, как немецкие войска жестоко сломили сопротивление. О пребывании в лагере для военнопленных, о его возвращении в родную деревню, занятую немцами.  Каждая глава самодостаточна и похожа на еще один штрих кисти художника к большому портрету военного времени. И в каждой главе словно отрывок из разговора где-то на середине. Того самого разговора, без начала и конца, что вели люди на оккупированной территории ночами, тихим голосом, чтобы не услышали пронацисты, разговоры о том, когда кончится война, скоро или через несколько лет, о том, где взять еду, об угле, о соседях, о ворованных продуктах, о том, что слышно о налетах, какой район разбомбили, а какой еще цел. О союзниках, о Германии, об отступлении. И мир каждого человека сжимался до той пяди земли, где он жил, до щели, выкопанной в саду, до картонного укрытия рядом с домом, до эгоистичного «я жив».

«– Мир еще раз спасен сегодня.
Дело в том, что мир Стафа Списа был ограничен пределами квартала и Кортрейк не принадлежал к нему, это был совсем другой мир».

Боон пишет правду. Пишет обо всем, что он видел в те годы, даже самое неприглядное, самое низкое и безнравственное. И он не делает никаких скидок на то, что была война, что каждый выживал как мог. Нет, человек должен оставаться человеком в любых обстоятельствах, а если вы не согласны, посмотрите хорошенько на то, во что вы можете превратиться в противном случае. Вглядись. Запомните эту картину.

Боон пишет без прикрас. Грубовато и прямолинейно. В нем чувствуется засевшая глубоко внутри злость и даже гнев. Можно было бы назвать его стиль язвительным, но это не совсем так. Ведь язвительность, всегда подспудно подразумевает чувство собственного превосходства. А писатель не собирается ставить себя выше других. Для него важно разбудить своих читателей, залепить им пощечину. И он пишет быстро, стремительно, увеличивая шрифт для отдельных слов и целых предложений. Он кричит, потому что хочет достучаться.

«НУЖНО ТРЯСТИ ЛЮДЕЙ, ПОКА У НИХ НЕ ПРОСНЕТСЯ СОВЕСТЬ».

Я никогда не читала книг Боона. Я даже не слышала о нем. Но открыв старый потрепанный фолиант, который, судя по листу абонемента на форзаце, я беру в библиотеке третья (27.01.1989 г., 27.02. 2000 г. и вот - апрель 2016), я совершенно неожиданно взяла новую высоту. Потому что сразу же – первое произведение – повесть «Моя маленькая война» выбивает меня из колеи. И в первом же абзаце я читаю слова, которые озаряют все вокруг вспышкой света – «Один человек облегчает душу свою проклятиями, другой – разбивая голову о стену». Последний раз я испытывала подобное после цитаты Симоны Вайль в книге Джонатана Коу "Прикосновение к любви" «Есть два способа убить себя: самоубийство и безразличие».
Гениальные слова. Ёмкие, полные, самодостаточные. Самые важные. Самые главные.
Слова, после которых нельзя останавливаться.
Tags: книжная полка
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments