?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Зингер Ашкенази Говорят, что люди, не знающие свою историю, вынуждены повторять её ошибки.

Я не знаю. Порой охватывает чувство, что история повторяется до бесконечности… И если так было миллион раз до нас, где гарантии, что этого не будет после нас? Или – в наше время?

Исроэл-Иешуа Зингер написал свой роман в 1935 в Нью-Йорке. Он писал его два года, начиная первые главы этого поистине монументального труда еще в Варшаве. И тогда для него самым страшным, самым чудовищным были еврейские погромы в Польше, свидетелем которых он был. Сжигание заживо, расстрел, уничтожение еврейского квартала во Львове, злобный, животный, нечеловеческий оскал тех, кто кричал «бей евреев», тех, кто бил, убивал, резал, грабил, насиловал, издевался, унижал. Но мы-то прекрасно знаем, что это было еще не самое страшное. Что страшное еще впереди, то, что зовется «холокостом»…

Конечно, немыслимо, чтобы холокост повторился сегодня, но читая «Братьев Ашкенази» думаешь о том, что история жестока. И когда кажется, что хуже и быть не может, она показывает, как мы ошибаемся. Когда думаешь, что люди ни за что не повторят подобного, история вдруг замыкает круг, со всей абсурдной последовательностью и бесполезным отрицанием очевидного.

Надеюсь, я никого не отпугнула своими мрачными мыслями. На самом деле, роман «Братья Ашкенази» – семейная сага. В самом классическом смысле этого слова – с подробным описанием родословной, запутанными семейными отношениями, особым семейным характером, который, так или иначе, отражается в следующем поколении. Как настоящая семейная сага он дарит долгие часы приятного знакомства не только с семьей главных героев, но и с историей города, где они живут, соседей и знакомых, обычаев и нравов. Это грандиозное сооружение, вмещающее в себя целый культурный пласт, отрезок времени почти в полвека, ярких персонажей, исторических деятелей. История семьи невозможна без истории страны, и Зингер пишет о народовольцах и революционерах, о революциях и войнах, об оккупации и экономических кризисах. Он позволяет увидеть своими глазами первый еврейский погром в Лодзи, февральскую и октябрьскую революция в Петрограде, разгон Учредительного собрания,  и да… сокрушающую все на своем пути, мощную волну антисемитизма в Польше и на Украине 20-х годов. И ровно насколько мне полюбились, стали близкими герои первых двух частей, насколько родными стали улочки беспокойного Лодзи, ровно настолько меня шокировали описания погромов в последней части. Я не знаю, как можно читать об этом равнодушно. Я не знаю, как можно говорить об этой книге вне этих событий.

Я читала много еврейской прозы, но ни одна книга не произвела на меня такого впечатления. Я читала несколько еврейских семейных саг, в том числе и у этого автора, но ни одна не была описана так масштабно, так подробно и обстоятельно. Ни одна книга не рассказала мне столько о культуре и быте еврейской семьи, ни одна не была столь откровенной и беспощадной одновременно. Эта книга, которую хочется положить на отдельную полку, которую хочется выделить, обособить, убрать от всей остальной литературы. Потому что читаешь и чувствуешь каждую выстраданную страницу, потому что братья Ашкенази заняли особое место в твоей душе. Потому что некоторые книги особо значимы.