?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Гачев
 Менталитет – как понятие и явление, всегда вызывал во мне жгучий интерес. Особенности не отдельной личности, а целой нации, целого народа, причем вне времени и пространства, особенности, уходящие корнями в самые истоки появления этого народа, в глубины веков, в эпоху зарождения и становления, давали бесконечный полет фантазии. Даже общеизвестные факты, будоражили мое воображение – в силу географического положения и ограниченности ресурсов русские «долго запрягают и быстро пашут». Способность максимально мобилизовать собственные силы, чтобы в короткий срок эффективно сделать то, что можно было бы сделать и за большее время – вполне подходила ко мне. Я всегда готовилась к экзаменам непосредственно за сутки, не спала ночь, а утром ехала в университет и сдавала на «отлично». Я сопоставляла себя, с красными глазами в 4 утра, с острым как нож восприятием, с мозгом напоминающим часовой механизм, который в абсолютно точной последовательности запоминал даты и события какой-нибудь «Истории Азии и Африки» или статьи Гражданского права, и одновременно – столетия назад – заснеженную избу, укрывшегося каким-нибудь тулупом человека, оцепеневшего от холода и вынужденного бездействия, уставившегося в одну точку перед собой. Это же невероятно, что между тем человеком в избе и мной, такая тесная связь! А эти почти клише, почти литературные штампы – вспыльчивые итальянцы, чопорные англичане, предприимчивые американцы, прагматичные немцы? Знания о своем менталитете, об особенностях других наций, для меня подобны Священному Граалю. И книга философа, культуролога, литературоведа Георгия Дмитриевича Гачева открыла его для меня.

«Здравствуйте! Значит желаю я вам здоровья, мой слушатель или читатель. Итальянец же бы вас приветствовал так: Come sta? = «Как стоишь?». Француз же бы поинтересовался: Сomment ça va? = «Как это (нечто) идет?». Подобно и немец: Wie geht's? = «Как идется?». Иудей бы сказал «Шалом!», что значит «Мир!» Англичанин (и американец) бы спросил: How do you do? = «Как вы делаете

Уже в простом и повседневном акте взаимного приветствия люди разных народов выражают свои «символы веры», подчеркивают, что ценно для них в существовании. Для русских – здоровье, целостность, для англичан и американцев – работа, труд, для евреев – мир, для итальянцев – стабильность, статика, вертикальное измерение бытия, для французов и германцев – движение, динамика…».

С этого простого и важного приветствия начинается книга «Ментальности народов мира». Строго говоря, это не одна книга, а две. Сначала идет курс лекций общего характера, и «Портреты национальных миров», частного. Здесь автор знакомит читателя с сутью вопроса, с «проблемой и драмой национальной идентичности», с методологией, ценностью исследования, значением знания. В портретах он непосредственно описывает специфику менталитета отдельных стран – Греция, Америка, Германия, Франция, Польша, Грузия, Киргизия и т.д. После этого идет книга вторая – дневники, «исповести» Гачева, которые он вел в США, во время прочтения этих лекций, как он наблюдал за событиями в России сентября - декабря 1991, какие делал выводы и прогнозы.  И каждая часть этого труда самоценна и заслуживает отдельного пояснения.

Для того чтобы понять другого, нужно о нем знать о нем все. Или почти все. Но как можно перевести эти знания в теорию ментальности? Какой шкалой, какой, грубо говоря, линейкой можно измерить ценности того или иного народа? Из чего складывается образ мира, бытия? Пространство или Время? Вертикаль или Горизонталь? Мужское или женское? Растительный или животный символизм? Генезис или Творение? Для того, чтобы говорить предметно о национальном разнообразии, нужны некие универсалии, механизмы исследования, понятийный аппарат. И можно условно назвать  12 лекций первой части – теорией. Читать или не читать эту часть – для меня вопрос не стоял изначально, но для обычного читателя я хотела бы сделать оговорку – метаязык четырех стихий, космо-психо-логос – основные категории, на которые опирается Гачев в своей работе, могут затруднить восприятие. Если вам что-то показалось сложным, или вы просто не согласны с этим подходом, или не можете воспринимать эту «космософию» - просто пропустите эти лекции. Конечно, мои слова – настоящее кощунство, но, читая отзывы о книге, я заметила, что многие читатели, не приняв эти идеи, бросали книгу. А ведь самое интересное начинается как раз потом! Так что я думаю, ничего страшного, если вы опустите часть теории, и перейдете сразу к «практике», к портретам народов мира.

«Кардинальная добродетель англичанина – присутствие духа. Если немец в своей речи предложит результат прошлой мысли, а русский изложит план на абстрактное будущее, то англичанин полагает невежливым вторгаться в настоящее со своими прошлыми мыслями или будущими намерениями»

Взгляд на менталитет стран Европы, Америки, панорама Евразии, еврейский образ мира – каждая глава во второй части первой книги похожа на интеллектуальное путешествие во времени. Это невероятно интересно и захватывающе. Это не голые факты, или отвлеченные теории, это синтез культуры, концентрированная история народа и его отражение в сознании человека. Например, Англия. Это поразительные суждения с точки зрения ментальности о чопорности, прагматизме, о развитии науки и искусстве, о Шекспире и Беконе, о политике и экономике. Фантастически интересные выводы о сути «джентльмена» и последующая параллель – отражение ценностей джентльмена в литературе, а конкретно в детективном жанре, которым так славится Англия:

«Детективный жанр – как джентльмен среди жанров литературы: он должен быть подтянут, сухожилен, не иметь ничего лишнего (там пейзажи, лирика, прочие «сопли» – никакой воды! – и так ее вдоволь в волглом космосе Британии), почти математически рационален, сдержан»

Очарование рациональности, терпимость, «самоконтроль, самообладание, самоподавление, самостушевывание, самозавоевание и т.п. – неистощимый список подобных слов указывает на это одно из величайших достижений англичанина».  Эта книга словно поднимает сознание над землей и заставляет увидеть картину мира в целом. Бесконечная панорама уникальностей…

Вторая книга «Как я преподавал в Америке» - очень понравится любителям публицистики и документальной хроники. Это некий срез социальной картины в масштабах одного человека. Человек этот умен, образован, но он продукт своей эпохи, он дитя своей страны, он прожил целую жизнь в рамках и ограничениях советской модели мира. Так как же он увидит с расстояния чужой страны события развала СССР, какой он увидит Америку, какими будут для него американцы? И как живут наши эмигранты в Америке? Какие студенты, какое образование, какой взгляд на вещи в этой стране? Эта «исповесть» максимально откровенна, открыта. Гачев откровенен настолько, что в какие-то моменты даже становится неловко за его промахи, за его слабости или ошибочные выводы. Здесь он обычный человек, которому не чуждо ничто человеческое. И да – эти дневники  буквально лаборатория мысли. Можно проследить, как рождалась та или иная идея, как он сопоставлял свою теорию и практику.

Эта книга невероятно интересное, увлекательное исследование. И, пожалуй, самое важное то, что она не претендует на истину в последней инстанции. Сам автор говорит о том, что главная его задача – заставить нас думать, провоцировать нас на спор, заставить нашу мысль работать. Но самое важное, на мой взгляд – это возможность «прочесть» природу, физику и метафизику каждой нации и себя самого.