June 12th, 2021

Васильки

Бернетт

4Обложек на эту книгу достаточно, а еще в процессе поиска выяснилось, что наш вариант перевода названия "Как стать леди" неповторим, странно, что не взяли общепринятое "Эмили Фокс-Ситон", ну да ладно. К чему сетовать.
А перед подборкой красивых изданий (на мой вкус), хочу привести еще одну цитату Бернетт, демонстрирующую стиль автора.

"Вот захотел ты жениться, а потом вдруг видишь все дефекты и несообразности этого предприятия - то есть в конце концов, даже сама женщина, при всех ее замечательных и желанных качествах, может оказаться этой несообразностью, ведь потребуются усилия, и немалые, чтобы приспособиться к тому факту, что эта женщина все время будет рядом"

Фрэнсис Бернетт «Как стать леди»
Collapse )
лайм

Год русской литературы

IMG_20210612_181716 (1)«Наташин брат, журналист и писатель Сергей Сергеевич Заяицкий, был человеком во всех отношениях замечательным. Его рассказы и повести «Жизнеописание Лососинова» и «Баклажаны» открылись читателю только в конце восьмидесятых и оказались изумительными».
Едва дочитываю предложение, закрываю книгу и тянусь за телефоном, кто это – Заяицкий? Что это за удивительное название «Баклажаны»? И почему «изумительные» произведения? И короткий рассказ Ольги Вельчинской «Между Пречистенкой и Остоженкой» из сборника «Москва: место встречи» откладывается на неопределенный срок.

Что ни говори, а у меня какой-то "год русской литературы".Collapse )
время

Заяицкий

"Разумеется, великое значение революции — и именно (да, да) Октябрьской революции — Степан Андреевич сознавал и часто высказывал это, особенно в беседе с коммунистами, ибо был человек вежливый и не хотел обижать высказыванием подобных мнений каких-нибудь старых или просто старого закала людей. Но почему-то после подобных бесед чувствовал Степан Андреевич какую-то злобу и даже физическую тошноту. Бог знает, не завалялось ли у него на дне души какое-нибудь крохотное убежденьице, маленький червячок, не околевший в свое время от сорного пшена. Хотелось иногда пойти на площадь и заорать: «Вы думаете, я ваш? К черту! Ничего подобного!» И даже намечено было место для крика: возле обелиска — лицом к бывшей гауптвахте. После крика кончилось бы благополучие. Крик откладывался: вот завтра закричу".

Сергей Заяицкий "Баклажаны"