NeoSonus (neosonus) wrote,
NeoSonus
neosonus

Categories:

Ирма Кудрова "Пленный лев. Последние годы чужбины"

Кудрова левМарина Цветаева....

Я никогда раньше не вникала в причины Её возвращения. Всегда Она была для меня Той, которая не согласна на сделки с совестью, которая бы не смогла жить вдали от Родного Угла, от Своего Неба и которой без нашей зимы будет слишком холодно там – в европах. И разве всё так? Нет. Это было бы даже слишком просто для Неё.

Если бы стихи были стрелами, Её бы пронзили меня насквозь и прошли бы навылет контрольным  сквозь мелкие душонки тех, кто Её прогонял там. Тех, кто уродовал Её творчество, тех, кто ждал унижения, подчинения, безоружности и бессилия. Её стрелы-стихи нанизали бы этих моллюсков-людей на тонкую серебряную нить, и они бы как черные ягоды лопались бы своим черным соком, изошлись бы от собственной ненависти, злобы нечеловеческой,  косности, кряжистости. И исчезли бы из памяти людской на веки вечные…


Она даже тогда – в последние годы чужбины, была Собой. Она не изменила себе, не поддалась, не сломалась. Только согнули в три погибели, заставили жить в нищете да бесприютности те, кто отказывался печатать Её, кто объяснял, что Она пишет так плохо, так плохо, что и читать никто такое не будет. Убытки журналам? Неет. Вы вот, лучше прозу попишите, попробуйте! – мягко советуют, а сами чек за последние полгода держат. И завтраками кормят… Ну, кто они? Кто? Нелюди? Да нет же, нелюди – те, антихристы, те жестоки по природе своей, или если жизнь ударила так, что и встать не можешь, а эти – нет, эти слишком ничтожны, чтобы поверить – но Она же от них зависит, они же Её в кандалы загоняют…

А Эфрон… Что Эфрон? Он муж. Он идеалист, думал – вернется, все наладится. А наладятся только посылки в тюрьму, да и то, нерегулярно. Он зовет за собой – Россия, Россия – и эхо отзывается где-то в груди. И Париж вдруг – дыра, и небо серее, и ветры холоднее. А он – не замечает, ему туда надо поскорее… На Виселицу. Кануть в безвестность, сгнить… «Есть разные способы убить человека», помните у Фриша? Мне кажется, уже там – во Франции Она начинала умирать. Она медленно затухала, угасала, исчезала из виду… она еще писала, работала, в голове гнездились сотни идей, только читателю уже видна была печать безысходности, мечом висит над головой приговор… Счет пошел на часы, да?

Я люблю Её безоговорочно и всем сердцем, Она для меня идол, которому я бы могла поклоняться. Я бы воздвигла пьедестал и как древние, увитая костяными бусами, зубами и ракушками, преклоняла бы колени, разрывала бы ногтями капище вокруг, чтобы показать Ей, как верна я…

Я не читала Кудрову, мимо меня прошли ее умные, лаконичные книги. До Пленного Льва я с ней не встречалась. И вот, только сейчас добралась.  Она открыла те двери и доказала, что можно заставить себя жить дальше, ради сына, ради стихов. Она жила без элементарных удобств, только бы дали писать – каждый день, каждую минутку, потому что это главное – Это самое. Это Жизнь.

Люблю. Прочтите.

Tags: книжная полка
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments