March 23rd, 2011

страницы

Эмиль Золя "Жерминаль"

читать книги о чьей-то тяжелой участи всегда тяжело. Тяжело осознавать свою беспомощность, тяжело осознавать несправедливость жизни, наблюдать до какого предела способен дойти человек. Но особенно в таких случаях я не люблю книг, окрашенных в революционные цвета. С одной стороны у Золя я никогда (из того, что я прочла) не встречала откровенно социалистических идей. Да он восхвалял революцию, он вкладывал в уста своих героев осуждение прогнившей буржуазии, но все это не более чем короткий эпизод в книге, диалог, заполняющий время между событиями. «Жерминаль» самая революционная книга Золя из всего, что я прочла у него. И хотя в книге, звучат горячие речи революционеров, и хотя сюжет прямо построен на событиях забастовки, и видно, что сам автор твердо верит в то, что революция произойдет я, все равно, отношусь ко всему этому с неприязнью. Мне кажется, что все эти речи бессмысленны.
Collapse )
страницы

Генрих Манн "Верноподданный"

Они есть в жизни каждого человека и в каждом произведении. Это второстепенные роли романа, это та сила которая разрушает, проверяет на прочность и учит быть сильными. Это те, из-за которых слабые и впечатлительные льют слезы и теряют желание жить, честные и принципиальные теряют авторитет и остаются банкротами, наивные и доверчивые превращаются в циничных и разочаровавшихся. И вот перед нами такой антигерой романа – ничтожество, соединившее в себе все худшее, что может быть в человеке.
Трус и шакал, демагог и домашний тиран, подозрительный и злобный, такой ударит исподтишка, плюет в спину и подобострастно заглядывает в глаза сильным мира сего. Верноподданный чиновник, олицетворение толпы, способный кричать о правде и лгать не краснея. С каждой главой Манн раскрывает сущность своего героя, опуская читателя все ниже и ниже, на самое дно ничтожной и гадкой души… И каждый раз думаешь – невозможно быть хуже, невозможно сделать больнее, поступить более трусливо и низко! Collapse )