?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Виноградов Синяя потертая обложка трехтомного издания. 1960 год. Моя мама еще не родилась… Первый том чуть более потрепан, чем остальные. Открываю форзац. Пожелтевшие от времени страницы, и наискосок памятная запись. Дарственная надпись, поздравление со знаменательной датой или может быть кулинарный рецепт? Нет. «28/I-64 во вторник. Сидим дома, смотрим по телевизору кинокартину и вдруг, что-то стал ходить пол и на телевизоре качается глобус. Это было – землетрясение 4,5 – 5 баллов, только центр не у нас, а в Афганистане. Так ничего, но жить – хочется» Неразборчивая подпись, дата следующего дня и короткое -выходной- . Я почти ничего не знаю об этих людях, о прежних владельцах этих книг. Я знаю только, что они долгое время жили в Ташкенте, а потом оказались в Омске, сейчас их нет в живых. Как и почему, кем они работали, в каком году они уехали из Ташкента я не знаю. Их домашняя библиотека, точнее ее остатки – разрозненные книги, наполовину растерявшиеся собрания сочинений, кулинарные книги узбекской кухни, путеводители и  атласы достались мне в мае 2012 года от друзей, которые решили сделать дома ремонт и избавиться от ненужных вещей. Тогда, любовно подписывая каждую книгу, я натыкалась на множество свидетельств жизни этих людей. Вырезки из газет, почти дневниковые надписи в книгах, автобусные билеты и этикетки, засушенные листья. Каждый след для меня бесценен, каждый хочется бережно сохранить. Не знаю для кого. Может быть, для кого-то такого же впечатлительного как я. Для кого-то, у кого так же замрет сердце, когда он прочтет эту запись. Кому так же станет не по себе, кто вдруг подумает о том, что происходит в данный момент в его жизни, и что действительно, «жить – хочется»…
Иногда история приобретения книги, первые впечатления, аннотация или комментарии, внешний вид и даже запах – более знаменательны, чем сама книга. Во всяком случае, так получилось на этот раз. «Три цвета времени» - бестселлер своего времени, книга написанная историком о писателе, зеркальное отражение «Войны и мира» той стороны баррикад – по всем признакам, должна была мне понравится. Но не вышло. Налет советской литературы плотным слоем покрывал историческую картину. Лица героев было не разглядеть за кривым зеркалом идеологии. И пусть эта книга в гораздо меньшей степени советская, чем любая другая написанная в свою эпоху, я не могу читать и постоянно отсеивать золото сквозь груды песка. Может быть я привередлива. А может просто отвыкла читать советскую литературу. Так или иначе, но дочитать роман Виноградова я не смогла. А вот о книге, я должна была сказать несколько слов. Потому что она этого стоит…