NeoSonus (neosonus) wrote,
NeoSonus
neosonus

Category:

Ариадна Тыркова-Вильямс "Жизнь Пушкина"

Тыркова-Вильямс Это имя одно из первых среди писателей, что я узнала в детстве. Его стихи незримо сопровождали меня все школьные годы, а позже я (что мне вообще не свойственно) перечитывала любимые моменты «Онегина», «Капитанскую дочку» и любовную лирику. Я точно знаю, что Пушкин родился 6 июня, потому что в этот день у нас в семье день рождение, и все домочадцы обязательно припомнят, что это годовщина народного поэта. Меня можно разбудить ночью и я безошибочно прочту вам письмо Татьяны к Онегину, которое намертво врезалось в память и не раз выручало меня в жизни (как это ни странно). Но при всем при этом, Пушкин для меня был чем-то самим собой разумеющимся. Народное достояние обезличивалось, стерлось, стало привычным фоном отечественной литературы и истории. Когда к чему-то привыкаешь столь сильно, ценишь это гораздо меньше. Кроме того, я в принципе, почти не читаю русскую литературу. А трудно представить себе поэта более русского, чем Пушкин. Поэтому я взялась за книгу Тырковой-Вильямс без особого энтузиазма. Мною руководило скорее любопытство обывателя, чем интерес преданной поклонницы или хотя бы скромной ценительницы творчества великого поэта. Но сейчас, закончив читать второй том, я понимаю, что никогда не знала Пушкина, никогда не ценила его должным образом, и может быть, только сейчас поняла, почему же он «великий русский поэт».

Биографию Пушкина стоит читать хотя бы потому, что ее автор Ариадна Владимировна Тыркова-Вильямс. Женщина с необыкновенной судьбой, умная и проницательная, она писала биографию поэта почти 20 лет. «Для меня биография Пушкина и школа, и откровение, и отдых, и неиссякаемый запас русского духа. Я подумала о ней в январе 1918 года, в минуты беспросветной тоски, отчаяния. Много лет с тех пор прошло, мало я еще успела сделать. Но если справлюсь, то верю, что это будет настоящее «белое дело». Источник веры в Россию. Я крепко это воспринимаю, но сумею ли передать? Оттого так ревниво и отгораживаюсь от другой работы». Трепетно держать в руках книгу, написание которой было для кого-то буквально делом всей жизни. Ариадна Владимировна пишет о Пушкине с такой любовью, такой преданностью и восхищением, что невольно проникаешься этими чувствами к «незнакомому» пока поэту.

Пушкин был для меня незнакомцем. Я лишь поверхностно знала основные вехи его судьбы, никогда не прочла ни единой статьи или книги о нем, поэтому многие факты в книги были для меня открытием. Биография поэта подробно, шаг за шагом рассказывает о его жизни, о его родственниках и связях, об атмосфере в семье, в лицее, в обществе и государстве. Ариадна Тыркова-Вильямс подошла к повествованию со всей ответственностью, и знакомит читателя не только с именами, но и с судьбами, характерами тех, кто окружал Пушкина. Благодаря такому подходу я узнала о его жизни гораздо больше, чем предполагает обычная биография. И вновь – это восхищение, признательность, проявления гения даже в обычной жизни – все это знакомило меня с Пушкиным заново. Открывало для меня нового поэта, заставляло прислушиваться к знакомым стихам так, как если бы я встретила их впервые. При этом автор совершенно лишена подобострастного, слепого восхваления, в противном случае такие дифирамбы очень скоро наскучили бы. И потом, каждое свое слово она подтверждает главным аргументом – творчеством поэта. Многие стихи я знала наизусть, какие-то слышала, единицы не встречала ни разу. Но каждое из них теперь было не просто поэзией, а историей – его жизни, его любви, его гения. Каждое как фотография, как вещественное доказательство его истории.

Чем дальше я читала книгу, тем больше мною овладевал страх неизбежности конца. Смерти, о которой знает каждый человек в нашей стране, и в которую не хотелось верить. Дочитывать последние главы было просто невыносимым. За 2 тома Пушкин стал буквально продолжением меня, не близким человеком, не другом, не богом, а частью меня. И теперь эту часть безжалостно отнимали… Меня потрясли обстоятельства его похорон. Этот страх правительства, который привел к тому, что Пушкина хоронили все 2 человека чуть ли не в условиях военной тайны.

Я всегда считала, что творческие люди по природе своей не организованны, их окружает беспорядок, им трудно обустроить свою жизнь, они витают в облаках, и совершенно забывают о бытовых мелочах. И как же я была удивлена невероятному трудолюбию Пушкина, его домовитости (при всем переездах и растратах, все же именно ему приходилось вести дом, нанимать слуг, заниматься воспитанием и проч. бытовыми вещами), его самоорганизации. Я не ожидала увидеть его таким.
Ариадна Тыркова-Вильямс прежде всего человек, и свои личные симпатии и антипатии она не могла скрыть, хотя и пыталась, в биографии Пушкина. Так, образ Таши Гончаровой, при всей сдержанности и тактичности получился холодным, надменным, мелочным и глупым. Холодная красавица погубившая Пушкина. В конце книги ее почти ненавидишь. Не знаю, можно ли корить автора за такое отношение. Наверное, она имела право осуждать и не любить Гончарову, уже в силу того, что описывала жизнь Пушкина. И знала обстоятельства, и как он жил до женитьбы, и как после. И степень ее вины… Не знаю, должна ли я как читательница, абстрагироваться от субъективной оценки. Лично для меня Гончарова причина смерти Пушкина. И я могу простить ей все, и глупость, и мелочность, но не легкомыслие, в результате которого состоялась дуэль. Ветреность до того момента остается невинной, пока она не причиняет боль другому, а тем более – доводит до смерти…

Исторические портреты Тырковой-Вильямс пробуждают в памяти мемуары Тютчевой. И вот я пытаюсь сложить два образа царя в один. У Тютчевой это был почти бог, великий, прекрасный, неподражаемый царедворец (пусть критика была, но минимальна по сути). У Тырковой это недоверчивый, ограниченный, твердолобый человек. Который в первую очередь, мог спасти Пушкина, но не сделал этого, потому что боялся его.

Я рада, что прочла эту биографию именно сейчас. Если бы она попала мне в школе, вряд ли оставила бы серьезный след. Тогда я Пушкина было слишком много, и я восприняла бы информацию просто как очередные поклоны, не более. Наверное, всю школьную программу нужно открывать для себя заново в сознательном возрасте, когда уже способен оценить не только в силу опыта, но и трезвого, отстраненного взгляда.

Я чувствую, что заразилась этой книгой. Мне хочется продолжать петь дифирамбы, мне хочется еще говорить о том, каким был прекрасным, удивительным человеком Пушкин. И сейчас мне удивительно вспоминать свое равнодушие, холодность, безразличие. Эта книга будит лучшие чувства и заставляет по-настоящему оценить великого гения, которого только предстоит узнать читателю.
Tags: книжная полка
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 17 comments