NeoSonus (neosonus) wrote,
NeoSonus
neosonus

Category:

Уильям Фолкнер "Солдатская награда"

Фолкнер Солдатская награда Я столько раз безуспешно бралась за эту книгу, что уже и не помню о количестве попыток. Фолкнер оставался для меня закрытой дверью, за которой угадывалось что-то важное, но я никак не могла подобрать ключ. Мне казалось, что каждое предложение закодировано, и меня охватывало разочарование от собственной слепоты и беспомощности. Но «Шум и ярость» оказывается вскрыл этот сложный код. Потому что вдруг «Солдатская награда» оказалось ясной и понятной. Я больше не спотыкалась о слова, не терялась перед непоследовательными словами и поступками первых страниц, предложения больше не казались вырванными из контекста, разрозненными, отдельными камнями, которые я пыталась собрать. Дверь открылась…

Первое, к чему нужно привыкнуть, что ослепляет и заливает все вокруг янтарным соком – это солнечный свет. Солнце запутывается в деревьях, разрезает напополам пространство, пронзает безукоризненно промытый воздух, высекая искры из мокрых деревьев, бросается в лицо, освещает глаза, просачивается сквозь листья, выпивая росу на заре. «Солнечный свет золотым пухом окружал его», «непорочная нагота солнечного утра», «и видно было, что она живет, питается солнечным светом и медом», «утренний ветер забирался в ее волосы, заливал за ворот, как вода, неся в себе солнечное тепло». Потом – дождь, «миллионами маленьких ног топал по крыше и по деревьям», крупные, теплые капли «тяжело срываются с пухлого скучного неба», «дождь, словно серый с проблесками серебра корабль, летит перед ее глазами». А потом вечер и «ночь была совсем близко: только след дня, только запах дня, только его отзвук, его отсвет на деревьях».

Открыв двери я оказалась в прекрасном из миров. Природа в романе ожила и наполнила все вокруг запахами и звуками, солнечным светом и запахом дождя. Солдаты возвращались с войны, женщины терзались и пытались разобраться в собственных чувствах, подвиг дружбы, подлость мелочности и тщеславия разыгрывали свои сюжеты среди этого великолепия весны и лета. И кажется, что каждая эмоция, не важно боль, зависть, надежда, влюбленность находили созвучие в порыве ветра, солнечном луче или темноте ночи. Природа принимала, впитывала в себя эти бури человеческих невзгод, и каждый день дарила новую надежду. «Старушка-природа все делает оптом, ее ничем не удивишь, уж не говоря о том, что ей дела нет – такие мы, как хотим быть, или не такие».

Этот роман, огромный, бесконечный, яркий, как увеличительное стекло фокусирует внимание на трагедии человеческой жизни. Сюжет, развитие событий, рассказ о том, как кто-то приехал, кто-то остался, кто-то влюбился, женился, кто-то беспробудно пил несколько недель, а кто-то ненавидел весь мир и всех людей – оказывается лишь декорацией. Декорацией для того, чтобы донести до читателя главное – показать ему всю изменчивость человеческой души, показать, что это естественный ход вещей – влюбляться, страдать, забывать. Показать, что человеческое общество по определению такое – эгоистичное и ограниченное, и женщина, которая пожертвовала собой ради малознакомого человека, будет в глазах благочестивых граждан лишь продажной особой, а умирающий, потерявший зрение, искалеченный солдат, почти растение, будет везунчиком, который выжил и счастливо, припеваючи живет, к свадьбе готовится.  Вся глупость, бессмысленность, жестокость людей открывается как на ладони. Как будто оказалось возможным увидеть этот мир со стороны.

Я не могу написать привычное «читая этот роман», «язык Фолкнера», «главные герои «Солдатской награды». Не могу потому что этот роман не читаешь, его вбираешь в себя, впускаешь внутрь, охватываешь всеми органами чувств. Потому что нет никакого языка, стиля или слога Фолкнера. Это словно роман без автора, столь органично, неразрывно он сплел свое произведение, что его присутствие незаметно. Он будто бы стал голосом свыше, не божественным, а транслирующим. Он неосязаем, не видим простому глазу. Как высшая форма мастерства, когда произведение в конечном счете столь безупречно, что кажется, его создала сама природа, а не смертный человек. Я не могу сказать ничего о главных героях потому что для меня это одно целое. Каждый из них как пазл, дополняет друг друга при всей непохожести и разности.  Калейдоскоп характеров оказывается точно выверенной последовательностью личностей. Каким может быть человек от и до, когда отправными точками координат служат добро и зло.

Я не буду больше ничего писать. Потому что я еще там. Я еще не разрушила чары южного городка Чарльстауна. «Тьма казалась сном остановившегося времени, пересмешник робко пытался его нарушить, и цветы спали, насторожившись, мечтая о завтрашнем утре».
Tags: книжная полка
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments