NeoSonus (neosonus) wrote,
NeoSonus
neosonus

Category:

Захар Прилепин "Восьмерка"

Прилепин Витек. Восьмерка. Любовь. Допрос. Оглобля. Тень облака на другом берегу. Вонт Вайн. Лес.

Однажды в воскресенье у меня состоялся такой разговор с мужем.

- Знаешь, я сейчас такую книгу читаю… Не знаю, как объяснить... Читаешь-читаешь и понимаешь, что это как-то не твое… Хотя я пока мало прочла. Всего три рассказа… - бестолково пытаюсь я описать свои впечатления. – Там 90-е, криминалитет, разруха, заводы без зарплаты, драки, «опухшее лицо первого президента» в газете… А это как-то далеко от меня. И вообще, мне кажется, это больше мужская проза, тебе, наверное, понравилось бы. Тебе такое ближе.

- Почему это? – удивляется муж. – И потом, почему это далеко? Ты что не жила в это время?

- Жила, конечно. Но я же маленькой еще была. Родители не были безработными. И даже дом построили в это время. Ну, т.е. сравнительно все благополучно было. А криминалитет… Ну, какой криминалитет или бандитские разборки в нашем Одесском. Это же деревня. А политика… Думаешь, я что-то в этом понимала в 3 или 5 классе? Вот ты разве что-то понимал тогда в школе?

- Не нравится – не читай – резюмировал муж.

- Да не то, что не нравится… Просто я понимаю, что эти ситуации и герои далеки от меня. Я в жизни ни с кем не дралась. Я не знаю, что можно написать о ней… И вообще… – продолжаю я. – Давай лучше ты прочтешь и скажешь мне, что думаешь. Вот я, когда читала про этих омоновцев именно о тебе думала. Мне интересно, что ты скажешь о ней. Я ведь даже не могу судить – реалистично написано или нет. А ты вот поймешь и мне скажешь…

Муж рассмеялся, назвал меня жуликом и попросил сбросить один рассказ на почту. Я скинула «Восьмерку» и с нетерпением стала ожидать вердикт. Который получила через несколько часов.  

- Бред. – сказал, как отрезал муж. – Не вижу никакой морали. О чем вообще эта книга? Любовь? Да не было там никакой любви. Так посидели на кухне, чай попили, да и то не попили толком… Он же ее чуть не ударил! Сюжет? Да это больше похоже на какого-то акына, который поет то, что видит. А название? «Восьмерка». И что восьмерка? Ну, машина. Ну и что. А конец? Это просто сказка.

- Ну там драки очень реалистичные. – попыталась я робко возразить.

- Да чушь это полная, Таня. И зачем ты это читаешь?

- я написать о ней хочу…

- вот и напиши. Ерунда! Какой там вообще смысл?

Я села за компьютер и задумалась.
О чем писать, говоришь… .
И тут Остапа понесло.
Не смотря на то, что герои еще утром казались мне непонятными и недоступными, а их проблемы такими же далекими, как звезды на небе, мне хотелось достойно ответить на такие категоричные слова. Я села и начала писать. Надо же доказать человеку, что он не прав. А на бумаге доказывать у меня гораздо лучше получается, чем на словах.

«Восьмерка» - это короткая, неожиданная вспышка света. Она длится буквально несколько секунд, озаряя ярким и беспощадным светом неприглядную, нищую, бестолково развалившуюся Россию девяностых годов. Это было сравнительно недавно, это еще свежо в памяти у многих, но каждый из нас смотрел на жизнь со своей колокольни. И видел перед собой только свой путь – узкую полоску света, падающую на свою работу, свою семью, свои проблемы. «Восьмерка» с одной стороны, тоже рассказывает всего лишь одну историю. Но с другой стороны, рассказывает так, что в этой истории одного человека узнаешь многих, и видишь не только себя, своих знакомых, свой город или свой завод, но Россию в целом. Вспышка света, которая ослепляет неподготовленного читателя. А вскоре и зрителя…

В центре внимания четыре друга. Омоновцы, «опричники», «люди государевы» подневольные.  Зарплату выдают тушенкой и прочими консервами, которые в голодные годы, кажутся самой вкусной едой на свете. Особенно после ночной смены, особенно разделенными по-братски на четверых в раздевалке, особенно с картошечкой… Они живут по-разному, кто-то с родителями интеллигентами, где мама, на каждую смену передает сыну вкусные домашние обеды, кто-то с родителями алкашами, которые способны заложить сыновий нательник, и не волнуются о пропитании младших детей. А кто-то живет один. Потому что родителей давно нет. И есть на четверых друзей одна машина – верная восьмерка, которая ни мало повидала за свою жизнь, и которой предстоит сыграть роковую роль в судьбе каждого из героев.

«Восьмерка» - история, которая нарушает законы жанра. Во всяком случае, для меня. Антураж 90-х годов, специфика профессии четырех друзей, завязка истории (кровавая драка в ночном клубе) – все это подталкивает читателя к мысли о скорой и кровавой развязке. Время тогда было такое. Нельзя было беспричинно и без последствий «наехать» на местный криминалитет и остаться живым и невредимым. Тут уж не то, что в рубашке надо было родиться, но уж в бронежилете точно. Поэтому я не сомневалась, что скоро кого-то из наших убьют. Открытым оставался вопрос кого. Но Захар Прилепин не захотел идти очевидным путем. И развязка повести удивила даже меня. Уж чего-чего, но такого я точно не ожидала… Концовка, элемент неожиданности которой, меняет впечатление о произведении в корне. Плохой ли конец, хороший – каждый читатель решит сам. Но то, что неожиданный согласится любой.

Провинциальный город. Облезлые, грязные дома. Детские площадки, на которых никто не играет, а скорее пьет и курит. Завод, который продали какому-то иностранному «инвестору». Коррумпированная местная администрация. Сотни людей, оказавшиеся без зарплаты который месяц, и с горя ушедшие в запой… Декорации «Восьмерки» могут повергнуть в уныние, но не делают этого.  Потому что узнавание и любопытство сильнее эмоций и впечатлительности. Читать о трамваях, дискотеках и местных разборках оказывается гораздо интересней, чем жить в этой реальности, ездить на общественном транспорте, и смотреть местные новости каждый вечер.

…какая-то бесшабашная, безграничная, самоуверенная, немного бездумная свобода. Свобода от страха, от жизни с оглядкой. Возможность надеяться на лучшее, когда никакого просвета нет, возможность любить, когда нельзя. Ждать, понимая, что напрасно. Чувствовать величие и значимость каждого глотка этой свободы. Вот, что ощущаешь вместе с главными героями.

Обычно такие истории оканчиваются с последним выстрелом. С последним ударом. В общем точка ставится как раз в тот момент, когда читатель выбит из колеи, пытается осознать прочитанное, и временно находится в состоянии прострации. Но в «Восьмерке» все по-другому. История не закончилась. И вместо точки автор поставил многоточие, рассказав прежде как развивались события дальше. Оставив нас один на один с главным героем, одним из омоновцев, тем самым, который верил, и надеялся, и дышал тем воздухом свободы. Наверное, итог может показаться слишком хорошим, неправдоподобно удачным. В жизни так не бывает – скажет упрямый читатель. Не знаю. Я не умудренный опытом старец, но несколько раз наблюдала за тем, что жизнь порой выкидывает такие номера, которые ни один писатель фантаст не смог бы предугадать. И история подтверждает это явление. Жизнь в конечном счете сложнее чем мы думаем. И попытка предугадать, предвидеть конец, безусловно, помогает справиться с хаосом и непоследовательностью мира, но порой играет злую шутку с теми, кто пытаясь ставить прогнозы, во всем доверяется им. Так что я не считаю историю «Восьмерки» чем-то сверхъестественным. Скорее это один из тех вариантов, в который мы, циники, сразу отметаем, дабы не оказаться разочарованными в последствии.

Когда говорят о «Восьмерке» обычно пишут о том, что это история о дружбе и любви. Пожалуй, они правы. Вы обязательно найдете и то, и другое. И рассказ З. Прилепина, и фильм А. Учителя (судя по трейлеру), по сути, держатся на этих понятиях как основах. Но мне кажется, что это слишком очевидный посыл. Слишком просто – оставить такую характеристику. Потому что «Восьмерка» нечто большее. Это история о целом поколении, о целой эпохе. И даже, о нашем менталитете. Потому что не важно в какие времена, при каких царях и президентах, а наш человек, даже будучи связанным государственными оковами не перестанет надеяться, любить, действовать и искать тот волшебный глоток свободы, что оказывается самым главным в жизни.

Когда я перечитала написанное, то поняла, что перестаралась. Вон – даже об эпохе и менталитете заговорила. Да и получилось как-то слишком позитивно. Будто и нет у Прилепина никаких недостатков, одни плюсы. Сейчас, прочтя оставшиеся рассказы в сборнике, я более трезво оцениваю творчество Прилепина. Неровное, импульсивное… Его рассказы вгоняли меня то в безвыходность и беспросветность, то заставляли закусывать нижнюю губу, чтобы сдержаться и не рассмеяться в маршрутке. Свободы в его рассказах действительно много. Именно внутренней, как сказал в одном из интервью Алексей Учитель. И даже удивительно, что будучи полностью скованным внешними обстоятельствами, государством и даже самим собой, человек может вырваться из этого замкнутого круга.

А мужу рецензия очень понравилась. Хотя мнения своего он не изменил. Но это собственно не важно, каждому же свое))
Tags: книжная полка
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments