?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Тютчева Анна Федоровна Тютчева, дочь известного русского поэта много лет провела при императорском дворе. Сначала как фрейлина великой княгини Марии Александровны (с 1853 г.), потом как фрейлина уже императрицы Марии Александровны (1855), а потом как воспитательница ее детей (до 1866). Будучи свидетельницей последних лет правления Николая I, и почти десятилетие находясь при дворе Александра II, Анна Федоровна имела уникальную возможность наблюдать за управлением государства изнутри. Она не была пассивным зрителем, который не осознает важность увиденного, который молча, соглашается с тем, что его окружает, и который довольствуется внешней стороной дела. Она анализировала события, составляла свое собственное мнение и старалась донести свои мысли и сомнения до любимой императрицы, а иногда и до самого императора. Очень часто я встречала ее суждения о личности императоров как свидетельства современников, но никогда не читала воспоминания целиком. Поэтому для меня они были особо ценны. С одной стороны как интересные мемуары, с другой как исторический источник, который теперь я могла видеть целиком, а не в куцем виде отдельных абзацев, вырванных из контекста.

Итак, воспоминания Т.Тютчевой как исторический источник. На самом деле, я взяла для себя очень много полезного. До этого, отношение к ее свидетельствам было у меня довольно скептическое. Я не видела глубины в тех суждениях, что мне довелось читать в хрестоматиях. И потом они казались слишком субъективными. Читая ее текст в «полном» варианте (закавычим, так как книга все же не является полным вариантом ее записок, к сожалению, это лишь отредактированная версия. Полностью архивы не дошли до наших дней) я изменила свое мнение. Во-первых, оказалось, что видит она гораздо глубже и больше, чем можно было бы ожидать от человека ее ранга. Особо важно для меня было то, что в своих записях она никогда не бывает категорична, она не навешивает ярлыки, никогда не дает резко отрицательной или резко положительной оценки. Даже будучи всем сердцем преданна своей императрице (о мучительной любви к которой она так часто пишет), она, тем не менее, хорошо видит ее недостатки и просчеты. Но больше всего меня покорила ее оценка императоров. Она пишет не только о Николае I и Александре II, но и об Александре III, когда он был уже императором. Она удивительно точно подбирает слова. Ее оценка, на мой взгляд, образец объективности, потому что она пишет всегда так, словно пытается быть честной перед самой собой. Описывая достоинства и недостатки, она всегда пытается ответить на вопрос – насколько тот или другой подходят на роль императора, на роль государя такой большой страны. И мой скептицизм к вырванным цитатам был не напрасен в том смысле, что взятые отрывки совершенно не отражали ее точки зрения. Будучи довольно умным человеком и не давая однозначных оценок, она была не угодна тем историкам, которые искали нужную им оценку. Они вольно брали либо тот или иной отрывок и безусловно, оказавшись без продолжения личность императора уже можно было трактовать либо хорошо, либо плохо (как требовалось современными реалиями, видимо).

С другой стороны, оценка «Воспоминаний» как исторического источника вызывает мои восторги исключительно пока речь идет об оценке личностей императора. Когда же она пытается описывать исторические события, и свое отношение к ним получается значительно хуже. Таким фактом является Крымская война 1853-1856 гг. А.Ф. Тютчева, совершенно не понимая ситуации на фронте (не смотря на свою исключительную осведомленность, судя по тому что именно она писала) являлась ярой приверженкой продолжения войны. Она очень много пишет о предательстве всех тех людей, которые выступали за мирный договор, фактически не сдерживая себя, она выговаривала свои претензии императору и императрице, и очень много писала по этому поводу в своих дневниках. Конечно, ее близорукость легко можно объяснить тем, что она все же не политик, и не дипломат. Она смотрела на войну как преданный патриот, не задумываясь над многими проблемами, который объективно требовали подписание мира. Причем, надо отдать ей должное, она не останавливалась на своих оценках по этому поводу, она писала, что по этому поводу думают некоторые ее известные современники и даже простые солдаты. Ей приходилось общаться и с теми и с другими. Поэтому я пытаюсь относиться к этому ее «промаху» снисходительно. Хотя он меня и образно убивает.

Не останавливаясь больше на достоинствах и недостатках «Воспоминаний» как исторического источника, я хочу отметить бесспорную их ценность. Не только как помощь в более глубоком понимании личностей сильных мира сего, но и как прекрасную возможность увидеть осколок общественного мнения данного периода истории.

Что же касается ее воспоминания именно с точки зрения чисто читательского интереса к мемуарам, то здесь я могу сказать следующее. Читать и узнавать Анну Федоровну как человека, было довольно интересно, но сложно. Сложно, потому что как любому простому человеку, ей нужно было прощать ее слабости, чтобы продолжать общение дальше. С одной стороны, будучи очень наблюдательной, чисто интуитивно порой выбирая именно те слова, которые лучше всего описывали ее окружение, она порой не могла совладать со своими эмоциями. Она часто была в дурном расположении духа, в чем искренне признавалась на страницах своего дневника. В таком случае она всегда пыталась оправдать себя и свое настроение. Оправдание заключалась в том, что, будучи человеком деятельным, она просто не могла выносить тот образ жизни, что ей навязывали, находясь фактически скованной по рукам и ногам. Ее не устраивала та атмосфера лжи и интриг придворной жизни, в которой ей приходилось жить. С одной стороны ее прекрасно можно понять, с другой (и как-то даже совестно признавать это) порой ее жалобы утомляли. Конечно, я слишком требовательна к человеку, у которого единственной отдушиной в этой жизни были дневники. Она жаловалась, потому что это был ее крест, и она просто не могла, молча сносить все это. Поэтому мне не хочется ставить этому свойству какой-то знак минуса. Я бы просто охарактеризовала фрейлину как человека эмоционального и экзальтированного. Очень религиозного.

Анна Федоровна Тютчева была необыкновенным человеком. Прямая, честная, искренняя. Она старалась жить так, как считала правильным. И у нее получалось. Она влияла на умы своих современников, и смогла сделать даже больше, чем можно предположить для женщины своего времени. Она может показаться слишком строгой и старомодной, но удивительно хорошим, простым человеком. И нам повезло иметь возможность прочесть эти записи более чем полутора вековой давности…

Comments

( 2 заявки — Оставить заявку )
imhool
Jul. 18th, 2013 09:21 am (UTC)
Замечательная книга
Прочла ее еще в 90-х и столько портретов и заметок за эти годы подложила под обложку. В связи с дневником А.Ф. читала о семьях и воспитании у Тютчевых и Аксаковых. Перечитала «Детские годы», «Семейную хронику» и Воспоминания. Все, что нашла. Письма С. Т. и его жены о Вере (первенце) и детях. Я, к своим 30-и открыла для себя Аксакова, которого в юности с трудом перелистала.
-- Воспоминания В.к. Ольги Николаевны. Очень! Во второй части своих дневников А. Ф. очень едко отзывается о ней, но, к примеру, образы Николая I и В.к. Марии Николаевны в моем восприятии четко совпадают с портретами, составленными А. Ф.
-- Записки фрейлины Толстой, которая сменила А.Ф. как воспитательница Марии Александровны. Все, что связано с отношением между детьми- Ольденбургскими, Марией, ее младшими братьями и их воспитательницей. Лев Николаевич и его родственница-друг, переписка. Взгляд Ал. Андреевны на Александра II , как человека, чьи эгоистические поступки самым кошмарным образом сказываются не только на семьях Р., но и на государстве (совпадение со взглядами А.Ф.) Помню, что дошла по цепочке аж до детской книги Ольги Перовской «Ребята и зверята» 
-- Все, что связано с любовью к спиритизму у высшего света и императрицы А.Ф.
-- Путешествиям императрицы Марии по Европе. Тут меня интересовала также другая ее фрейлина, баронесса Вревская.
Когда мемуары нравятся, то всегда много интересных находок вокруг

Вспомнила попутно что в Марьино искала портрет той Барятинской, которая служила одновременно с А. Ф., и ее брата, который невольно задел Тютчеву своей фамильной гордостью
neosonus
Jul. 18th, 2013 09:07 pm (UTC)
Ого! У вас, наверное, просто сказочно интересная библиотека! Как бы я хотела полистать все эти листочки, которые вы вкладываете в мемуары! Эту книгу я "читала" в аудио формате, и на самом деле понимаю скольких прелестей я лишена, в том числе и простого - заметки, закладки...
Спасибо большое за подсказки по теме! Обязательно ими воспользуюсь!
( 2 заявки — Оставить заявку )