?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

когда я только начинала читать эту книгу, то мне не давала спокойствия одна мысль – где-то я уже читала такое…. Но где? Такие неприметные характеры на фоне подробного описания вещей и предметов, такие сухие и тусклые эмоции при красочном описании дренажной системы поля для гольфа и архитектурных достоинств коттеджного поселка. Пиньеро пишет так, что настоящие трагедии человека уступают внешнему, и не от общих диспропорций в описании (хотя если сравнивать – да, о людях пишется меньше, чем о вещах), а скорее от самого стиля повествования. От того угла зрения, под которым мы смотрим на жизнь богатых людей, «которые тоже плачут». И где-то на 140 странице меня осенило. Господа, да это же Оксана Робски аргентинского разлива. Вот 100%! Даже удивительно, почему я так долго вспоминала. Богатый пригород Буэнос-Айреса, главная героиня, которой за 30, несчастный брак, неблагодарная прислуга, которая посматривающая на жизнь своих хозяев с завистью, соседи со своими трагедиями, которые хорошо скрывают, и даже школа, с которой у богатых тоже свои проблемы. Невероятное сходство. Другие имена и континент, но стиль…. Когда я читала Робски, я не думала, что кто-то может написать так же. Оказывается может, вполне себе тенденция).
7 лет назад, я всеядное существо, прочла Робски за пару часов, и она мне даже в чем-то понравилась))) Сейчас увы, дочитать я не смогла… Хотя может быть, когда-нибудь и домучаю. Интересно же, к чему вообще там во второй главе плавали трупы в бассейне.