?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Тысячи и миллионы жертв II Мировой войны, тысячи и миллионы историй о ней. Порой кажется, что узнал все, а со следующей книгой понимаешь, что не видел и сотой доли… И каждый пишет по своему, каждый пишет так как может написать, как способен передать накопившиеся мысли… Филипп Гримбер психоаналитик, который решил рассказать, как война изменила жизнь его семьи.

История Гримбера как незатейливый узор. Простой, лаконичный язык, практически малая форма прозы, короткие главы на полторы-две страницы, короткие фразы главных героев. Немногословность. Как будто читаешь исповедь человека, который никогда в жизни не говорил об этом ни с кем. Который привык долгие годы сдерживать себя, и сейчас, решив, наконец, раскрыть семейную тайну, с трудом преодолевает внутренние барьеры, с трудом находит нужные слова.

Я не знаю, о чем второй роман Гримбера (на обложке заявлено о том, что он автор двух романов), но думаю, что если он не о II Мировой войне, вряд ли бы он мне понравился бы. Потому что читая его книги, воображение не рисует картину, оно только делает карандашные наброски, эскизы… Его лаконичность и немногословность позволяют понять события, но не  сблизиться с героями, почувствовать их, вжиться в книгу. Роман Гримбера оставляет поверхностные следы. Только историю, только ситуацию, случившуюся в Париже во время депортации евреев. И не смотря на весь ужас описываемой ситуации, относишься ко всему этому как посторонний, как прохожий.
В принципе, мне понравился роман, другое дело, понимаю, что просто не запомню его. Но может быть иногда самое главное написать/рассказать, а то, как воспримут литературные критики или простые читатели второстепенно? Главное высказаться, быть услышанным. Скорее всего в этом случае именно так.