NeoSonus (neosonus) wrote,
NeoSonus
neosonus

Categories:

Джон Фаулз "Дэниел Мартин"

иногда книги производят такое неизгладимое впечатление, так поражают твое воображение, настолько переворачивают твое сознание, что ты просто теряешься перед этой монументальностью мысли. И здесь есть два варианта – либо ты заполняешься до отказа новыми мыслями и чувствами, настолько, что не можешь выразить это словами, либо начинаешь задыхаться от того нового, что накрыло тебя  и больше всего на свете тебе нужно высказать все то, что стало открытием. И сейчас я чувствую именно второе, мне хочется говорить долго и много, мне хочется обдумать на бумаге все те моменты, что задели за живое… Так что это не просто мнение, не просто впечатление, это погружение в книгу. Со всеми вытекающими отсюда обстоятельствами.

  Я никогда раньше не читала Фаулза, и плохо представляла себе его стиль, и манеру изложения. Скорее я просто ожидала классического английского стиля, классической вне временной нагруженности. Масштабы «Даниела Мартина» дают разгуляться фантазии – более чем 1000 страничный труд в двух томах обещал пиршество разума и сердца… Но иногда реальность превосходит даже самые смелые ожидания….

Когда я только начала читать роман меня поразило чувство какой-то пластичности, архитектурности этого романа. Очень часто читая книгу, в голову приходят какие-то гастрономические аналогии, книги можно сравнить с алкоголем, с погодой, с людьми, музыкой, но никогда я не встречала книг, которые вызывали бы в голове ассоциации со скульптурой, с пластикой, сложным архитектурными формами. И трудно объяснить в чем именно дело. Анфилада событий и персонажей? Внутренняя перспектива сюжета, которая то возвращает в прошлое, то опять ведет за настоящим? Каменные квадры того груза, который главный герой словно перекладывает на плечи читателя? Нарочитая, едва заметная кривизна временных пространств? Постоянный переход повествования от третьего лица к первому и обратно, создающее такое ощущение словно мы лепим эти события и этих людей? Я не смогла сформулировать для себя эти причины точно. Но это чувство не покидало меня до последних страниц. И периодически встречающиеся архитектурные сравнения только усиливали этот эффект («если воспользоваться языком архитектуры…»). Уже в этом я почувствовала уникальность Фаулза, он не просто способен удивить, он предоставляет читателю самому лепить образы, самому оказаться архитектором этого сюжета…

Другое, что завораживало и приковывало внимание – это постоянное балансирование между реальным и ирреальным, естественным, настоящим и искусственным, надуманным. И дело не в том, что именно написано и сказано – весь роман от начала до конца исключает элементы фантастики. Дело  больше в том, что автор погружает нас в непривычные интеллектуальные споры, философские противоречия главного героя. Дэн постоянно ставит под сомнение реальное существование эмоций, существование страстей. Он ставит под сомнение существование самого себя. Видит искусственность и надуманность в глянцевом мире. И это состояние – некой пограничности, отрешенности от двух полюсов существования «я» ( не в реальности, не в ирреальности), оставляет неизгладимое впечатление, позволяет воспринимать мысли Дэна, его рассуждения на каком-то совершенно новом уровне….

Я всегда понимала, что мой главный недостаток – это жизнь в сомнениях, мне часто говорили, что «я много думаю». А это усложняет жизнь, нужно с этим бороться, нужно быть проще. Но когда я читала Фаулза я по настоящему поняла, что это – жизнь полная сомнений, постоянной рефлексии своего пути, своей сути, своего места в этой жизни, в этом мире, всяческих самокопании. Насколько внутренний мир может быть наполнен и переполнен собственными теориями и аксиомами, подозрениями и сомнениями. И это не значит, что все, что я встречала до этого в книгах, было столько просто и ограниченно, что Дэниел Мартин меня сразу поразил. Просто я словно увидела свою ипостась, которая не упрощала себя, не пыталась ограничить свои мысли и эмоции, а развивала их, уводила вперед, расширяла горизонты этого внутреннего монолога. И невозможно сказать, что жить в таком состоянии – плохо или хорошо. Рассуждать так просто смешно. Внутренний мир настолько сложен и противоречив в своих отправных точках, что такая оценка просто не совместима с главным героем.  Находиться в таком состоянии это словно постоянно наблюдать за миром вокруг себя со стороны, стремиться увидеть вещи со всех сторон, которые только могут существовать. И постепенно события и факты становятся второстепенны, а мысли их интерпретирующие основными. И вот опять эта грань – между реальностью и вымыслом. Бытием и сознанием. Где находится такой человек? в какой отправной точке?

Когда я читала роман, в какой-то момент я ощутила знакомое чувство, когда нет цели, и человек сам придумывает эту цель. Главный герой вылепил себе образ этой цели, образ к которому он якобы стремится. И сразу подумалось – невозможно же быть таким человеком постоянно. Я словно увидела себя и свои лже-цели со стороны (а я поступаю точно так же, когда теряю смысл существования). Невозможно. Или что? К чему ведет такой выбор? К тупику? И вообще, живет ли человек с такими целями или нет? можно ли считать это жизнью, или это существование? На полях «Дэниела Мартина» я написала существование. Но сейчас я уже так не думаю…  Это просто способ жить. Потому что жить в любом случае нужно.

Так часто мне в голову, на протяжении всего романа приходило слово «суть». Я ставила пометки на полях и писала – суть англичанства, суть главного героя, суть отношений мужчины и женщины, суть Джейн, суть Дэна – и Фаулза?, суть одиночества…. Симптоматично? Видимо так.  С стороны возможно внушает недоверие сам факт того, что человек способен все знать. Но читая…. Создается ощущение, что ты присутствуешь внутреннем монологе, сложной рефлексии, которая дала конкретные ответы. Условно можно сказать, что теоретический уровень перешел в практический. Поиск приводит к озарению. И странно, ведь при таком количестве «сути» должен быть обратный эффект, но это так. Словно кризис личности закончился тем, что человек пришел к определенным выводам, к определенным правилам…  И снова эта связь с жизнью главного героя в мыслях и сомнениях. Я словно увидела, что такая внутренняя жизнь, может давать свои плоды. Что это не просто переливание из пустого в порожнее, это определенные итоги, выводы, которые ты получаешь анализирую всё и вся.

Я описала только свои мысли по поводу внешнего – того, что вызывает стиль, язык, общая канва повествования. Но я даже не начинала писать о самой фигуре главного героя. И как ни странно, здесь моя потребность рассуждать вслух на бумаге заканчивается. Потому что для меня это настолько знаковая фигура, настолько многозначная, что я буду ее внимать, впитывать в себя, как-бы грубо это не звучало – переваривать, переосмысливать еще долго, и я не могу рассказать о нем. Ни в 2 словах, ни в 20. Дэниел Мартин это «человек без места», «герой нашего времени – с негодованием отвергнутый одной стороной, за то, что не чувствует себя достаточно счастливым, презираемый другой за то, что отчаяние его недостаточно глубоко…». Так говорил о себе сам главный герой.   Его мысли, его рефлексия, эта книга вообще – попытка укрыться, «зализать раны», разобраться не только в самом себе, но и со со своим поколением, возрастом, веком. И эта монументальная попытка разобраться получилась у Фаулза поистине гениальной.

На одной из страниц второй книги я сделала короткую заметку – «вот оно! Поиск ответов в книге и поиск ответов в жизни.  Книги действительно попадаются нам в руки именно тогда, когда это необходимо нам. Мне». И это для меня оказалось самым важным. Насколько вовремя эта книга оказалась в моей жизни. Насколько много она мне дала. Сколь многое для меня обрело некую ясность, и как много поменяло свою оценку, свое положение в системе координат.

Не знаю, помогла ли моя многословность высказать все-то, что творится у меня в голове. Скорее да, чем нет. Но я понимаю, что сейчас я способна только на то, чтобы записать первые впечатления, после того как закрыла книгу час назад. Многое придет позже, многое останется на подсознательном уровне, многое останется за кадром. Но в любом случае, Джон Фаулз для меня стал чем-то вроде Джойса. Хотя  такие громкие заявления и нельзя делать, obiter dictum.
Tags: книжная полка
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 21 comments