?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Нотомб ПутьВы умеете сжигать мосты? Вот так сразу? Чтобы вычеркнуть из жизни насовсем, забыть всё, что связано, что напоминает, отдает глухой болью внутри. Чтобы встретить и не узнать. Чтобы увидеть и не чувствовать. Чтобы разговаривать и безразлично смотреть в сторону. Чтобы не осталось и следа. Не вздрагивать от имени. Не узнавать в толпе. Не искать встречи. Не любить. Не ненавидеть. Не ждать. И самое главное – перестать верить. Разочароваться окончательно и бесповоротно.

Главный герой романа бельгийской писательницы Амели Нотомб не умел. И застряв где-то между любовью и ненавистью, выбрал для себя иной путь. Неожиданный,  для такой тихой и мирной жизни обычного француза средних лет.

Он сидит в зале ожидания аэропорта и торопливо пишет в блокнот. До его рейса осталось всего пять часов, и он хочет успеть рассказать, как все было. С самого начала. Как он встретил чудесную девушку. Как скупил все книги, написанные ею (?). Как мучительно пытался читать эти книги, несомненно талантливые, но такие… невыносимые! Как он искал встречи с ней. Как шел на уступки. Как искал выход. Как любил. Он не злодей, не маньяк, не террорист. Он просто идет по своему «зимнему пути». Почти как у Шуберта. Почти как у Гомера.

«Зима и любовь имеют одну общую черту: та и другая внушают желание искать утешителя в этом тяжком испытании; увы, обе они схожи тем, что утешение здесь невозможно».

Это мой пятый роман незабываемой Амели Нотомб. Мое отношение к этой экстравагантной писательнице менялось год от года. Начиная от ядовитого и категоричного неприятия и заканчивая уважительным признанием таланта и парадоксального цинизма ее творчества. Последний раз, четыре года назад, я окрестила ее книги «инъекцией безумия», и скачала в свою электронную книгу все ее произведения. «Зимний путь» от начала и до конца в стиле Нотомб. Одновременно привлекательный и вызывающий отвращение, он мне вроде бы нравится, но по большому счету, раздражает. Антипатия к главному герою, несогласие с его идеями, чуждые любовные перипетии. И даже женский образ не вызывает доверия. Ну, разве, это возможно? Вы только послушайте: «То, что ты принял за холодность, было просто реакцией встревоженной женщины, обнаружившей, что она любима сверх меры, любовью, превосходящей ее чаяния». О господи. Нет, я допускаю, что человек, обнаруживший подобное, будет встревожен, речь не о том. А о «холодности». Это просто смешно. Потому что холодность – это такое спокойное, уравновешенное чувство, подконтрольное и рациональное, что просто не вяжется со смыслом. Мне кажется, если человек вдруг обнаружит, что его любят «сверх меры», он испугается, испытает приступ паники, взбесится, разозлится, убежит. Но он точно не проявит что-то похожее на «холодность». А впрочем, я зря придираюсь к словам. В этом романе гораздо больше поводов для раздражения, чем эта мелочь.

Чтобы сжигать мосты, нужно мужество. Чтобы стереть следы, нужна сила воли. Чтобы перестать верить, нужно испытать злость. Чтобы разочароваться, придется пережить боль. Чтобы перестать любить, нужно себя сломать. Вы готовы к этому?