?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Бронте 2 Найти подходящие слова о классическом произведении всегда трудно. Что бы ни было сказано, это уже будет вторично,  с чем бы ни сравнивалось – это уже когда-то и кем-то было сделано. И как бы не хотелось уловить самое главное, самую суть – этого никогда не удастся сделать должным образом.  Хотя бы потому, что о самом главном знал только сам автор, а каждый читатель будет находить свое главное, важное именно для него…. И я ни на что не претендую. И не рассчитываю на какие-то уникальные и необычные мысли. Я просто открываю для себя книгу, о которой слышали все, которую читал каждый второй, и перечитал, пожалуй, каждый третий. Роман, который поэт, художник и переводчик Данте Габриэль Россетти назвал «дьявольской книгой, которая объединила все сильнейшие женские наклонности».

Количество критических статей, дипломных и курсовых работ, рефератов, докладов и школьных сочинений о «Грозовом перевале» поражает воображение. Мельком просматриваю заголовки и понимаю, что прочесть все это нереально. Во всяком случае, за один вечер.И вдруг натыкаюсь на статью Вирджинии Вулф "Джейн Эйр" и "Грозовой перевал" (1916 г.). Ох, ничего себе! Мнение Вирджинии Вулф, писательницы, талант которой вызывает у меня беспредельное восхищение, о книге – необычайно интересно. Жаль, "Джейн Эйр" я читала слишком давно, лет 15-18 назад, и уже плохо помню. Но то, что касается «Грозового перевала» внимательно мной прочитывается и заставляет задуматься.

«Она видела перед собой расколотый мир, хаотическую груду осколков, и чувствовала в себе силы свести их воедино на страницах своей книги». Вирджиния Вулф умела чувствовать как никто другой, и я безоговорочно верю каждому ее слову. Я обдумываю эту фразу о расколотом мире, и вспоминаю сюжет романа Бронте, так хорошо известный каждому. Небольшая усадьба в северной Британии, загадочный Хитклифф, неизвестно откуда взявшийся, эмоциональная, своенравная Кэтрин, история их любви, трагичная и романтичная. Почти готическая история призрака, обреченного страдать от холода под окнами «Грозового перевала» и такой невероятный финал, почти фантастический своим нежданным счастьем и покоем. Жизнь продолжается. Мир расколот и одновременно един для Эмили Бронте, и любопытно, что Вулф обращает на это внимание в своей статье. Писательница-поэтесса хотела почти невозможного – рассказать о любви в мире, где чувства лишь мгновение вечности, и чтобы понять суть этой вечности, надо возвыситься и над разумом, и над сердцем.
Я вовсе не хочу разбирать статью Вулф в соотношении с собственными впечатлениями от романа, просто это, в самом деле, увлекательно. Смотреть на только что прочитанное глазами любимой писательницы.

Интересно читать роман и снимать с него слой за слоем все эти смыслы и авторские интерпретации. Смотреть на книгу сначала как на романтичную историю, потом как на реалистичное произведение, потом как на готический роман, как на поэзию, облаченную в прозу, на философские суждения, заключенные в рамки женской прозы, как на классику, которая продолжает быть самой актуальной прозой в современности. И самое невероятное, что этому процессу нет конца. И рассматривать всё новые грани и стороны, искать новые смыслы и символы можно еще долгое время. И все эти критические статьи, дипломные и курсовые работы, рефераты и доклады, в конечном счете, могут сослужить не плохую службу в этом.