?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Зульцер
Вопрос, заданный едва слышным шепотом… За плотной пеленой тумана, из-за которой не видно горизонта… «Можно мне с тобой?» Вопрос, который он не смог задать тридцать лет назад, и который сейчас, сегодня, здесь задавать уже не кому.
«Можно мне с тобой?»
«С тобой?...»
Мне…

Я отчего-то опять нарушила собственные правила, и начиталась негативных рецензий. И вот уже не читаешь, а выискиваешь недостатки, не вникаешь, а подтверждаешь чужие доводы, выводы, чужое осуждение и критику… Но в какой-то момент все это исчезло. Осталась эта «саднящая печаль», осталось прошлое, отчетливое, резкое, беспощадное и настоящее, расплывчатое, ирреальное, по всем законам жанра невозможное. Я перебегала от строчки к строчке, боясь упустить главное, и тут же возвращалась обратно, потому как все равно что-то второпях пропускала, перечитывала эти ускользнувшие от меня фразы, и тут же устремлялась вперед. И подгоняя саму себя, добравшись до финальной сцены, не успев перевести дыхание, я оказалась в этой пелене тумана, с этим едва слышным вопросом…
«Можно мне с тобой?»

И мне даже нечего рассказать вам об авторе, я даже не успела заинтересоваться, посмотреть что же там за громкие регалии, что за премии и отзывы в Европе и Америке. Я знаю только, что Зульцер швейцарец, и пытаюсь как-то сопоставить классика Макса Фриша и современника  Алена Клода Зульцера. И вижу только ровные, идеально отмеренные порции текста. Каждая глава, каждый кусочек реальности, из прошлого или настоящего, точно дозирован, выверен, и изложен читателю. Ничего не упущено, ничего не преувеличено. Личная трагедия человека там имеет форму, материю, объем, а значит, ее можно измерить, разбить на главы, на абзацы и сложить в книгу. Невероятно, но эта жажда упорядочивания, видимо, у них в крови…

Вы, наверное, хотите знать о чем эта книга? Не знаю, смогу ли я объяснить, но, конечно, попытаюсь.
Эта книга о превратностях судьбы, когда еще не знаешь, что время конечно, а годы имеют свойство утекать сквозь пальцы, как песок. Эта книга о трех разновидностях любви (и, пожалуй, даже не трех, а больше). Любовь эгоистичная, корыстная; любовь опекаемая, любующаяся; любовь болезненная, жаждущая обладания; любовь наивная, первая, восторженная. Эта книга о запутанных отношениях, об амбициях и их отсутствии. О рутине и трагедии. Эта книга о мужчинах.

Она, на самом деле, написана ровным, почти бесстрастным языком. Даже страшные сцены избиения поражают своей отстраненностью, констатацией фактов. И от этого, едва ли не страшнее, чем, если бы лились реки крови, звучали крики и мольбы о помощи.

«Можно мне…?»

Эта книга не из числа тех, что можно вот так запросто посоветовать, слишком много «но». Вдруг вам не приятна тема нетрадиционной любви, вдруг вы любите динамичные, насыщенные сюжеты, вдруг вы ищите эпичное, эмоциональное, заряжающее эмоциями повествование. А эта книга другая. Не хуже и не лучше, она просто другая.