?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Грэм Грин «Суть дела»

Грин Суть дела
Как же больно, как невыносимо больно от этой потери. И не потому, что глубину этой потери можно физически измерить, не потому, что утрата осязаема и вещественна. А потому что шаг за шагом, сначала мелочью, оплошностью, потом проступком, провинностью, а дальше чудовищным преступлением, грехом, разрушилось самое ценное, самое важное, что есть у человека – его душа. Ведь на самом деле, всё, что о нас говорят и думают другие не имеет значения. Самое главное, как мы сами оцениваем свои поступки, умеем ли себя прощать, сохраняем ли свои моральные принципы, или наоборот, корректируем их до бесконечности, пока от них не остается чего-то отдаленно напоминающего совесть.
Генрих Скоби не хотел искать компромиссов со своей совестью, ему претила ложь, он просто не мог простить себя. Он искренне верил, что может сделать одолжение даже самому Богу…

«Как глупо ждать счастья в мире, где так много горя. Свою потребность в счастье он урезал до минимума: фотографии убраны в ящик, мертвые вычеркнуты из памяти; вместо украшений на стене – ремень для правки бритвы и пара ржавых наручников…» Майор Скоби уже пятнадцать лет несет свою службу заместителя главы полиции в маленькой африканской стране. В этом богом забытом месте полгода идут дожди, а полгода земля плавится под ногами от жары. Чиновники-англичане здесь так надолго не задерживаются, каждый мечтает о повышении, о возвращении в Англию, грезит о далекой цивилизации. А он не похож ни на кого. Он лишен тщеславия, до абсурдности честен, за годы работы он стал в меру циничным и безразличным, но он по-прежнему любит свою работу, любит этот край, и эту погоду, он испытывает нежность к чернокожим жителям этого города, когда они бесхитростно и упрямо пытаются его обмануть. Он жаждет покоя, но каждый день дома, разговаривая с женой, будто бы идет по минному полю, готовый в любую минуту взорваться на мине замедленного действия – ее недовольство, упреки, жалобы, слезы. Она мечтает уехать отсюда, она ненавидит это место, она одинока и несчастна здесь.

Эти слагаемые сюжета могут пообещать читателю многое, события могут развиваться в самых разных направлениях. Вот вам сложные семейные отношения. Какой может быть любовь после долгих лет брака, насколько сильно близкий человек может измотать  другого, возможно ли сделать счастливым другого человека? Вот вам почти детективная история. Контрабанда алмазов, обыски на кораблях, коварные сирийцы, попугаи-курьеры, шпионы, засекреченные телеграммы. Вот вам адюльтер, безрассудный поклонник, пишущий стихи и нежданно негаданная нежность. Можно ли добиться победы в любви, поразить соперника, убрать с дороги любовницу?

«В любви не бывает побед; иногда достигаешь незначительного тактического успеха, конец же всегда один – поражение: наступает либо смерть, либо безразличие»

Да, слагаемые сюжета обещают многое, но Грэм Грин вновь цепляет меня совсем другим. Тем самым медленным и неотступным разрушением души. Как бы то ни было, главный герой цельная, здоровая личность. Жить честно не так уж и просто. Возможно, его жизнь с женой нельзя называть честной, ведь он контролировал каждое свое слово, дабы избежать ссоры. Но я не о том. Он был честен перед самим собой, и то, до чего он дошел в конце, уму не постижимо. Мне казалось, он сам копает себе могилу, он будто загонял себя в угол. Все те проблемы, что мучили его, те проступки, что он совершал – все это сбивало меня с толку. Казалось – все дело в этом, а значит все это технически можно разрешить. Но нет, дело не в Луизе, не в Элен, не в Али и не в Юсефе. Дело в нем самом. В этой мучительной борьбе за свою душу, в вере в ад, в коротких разговорах с богом…

Это только второй роман Грина, что я читаю, но вот опять меня поражает его талант. Сила его слова такова, что на сердце так тяжело и беспокойно, и больно.
Так странно. Раньше, чтобы добиться такого уровня сопереживания, мне нужно было полностью погрузиться в мир героя, привязаться к нему накрепко, и потом, дочитав книгу, я чувствовала, что рассталась с родным человеком, почти родственником. Герои Грина не заключают браков на небесах со своими читателями. Они живут своей особой независимой жизнью, но отчего-то, сопереживаешь им едва ли не сильнее.

Эту книгу хочется цитировать, спорить о ней и молчать о ней. Она похожа на бурный поток тропических дождей, и в то же время, она словно миг тишины глубокой ночью – время, когда задумываешься о самом главном. «Когда мы кому-нибудь говорим: «Я без тебя жить не могу», - мы на самом деле хотим сказать: «Я жить не могу, зная, что ты страдаешь, что ты несчастна, что ты в чем-то нуждаешься». Вот и все».
Вот и все.