?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Нордберг Турист рассказывает о своем путешествии в Мексику:
- Это было просто ужасно! Представляете себе: индейцы слева, индейцы справа, индейцы передо мной! И даже сзади тоже индейцы!
- И что же вы сделали?
- Что мне было делать? Пришлось купить одно из расшитых шерстяных одеял, которые они предлагали…

Дженни Нордберг  - журналист New York Times, иностранный репортер, обладательница Пулитцеровской премии, о чем нам любезно сообщает обложка книги, до боли напоминает мне этого туриста. Потому что ее путешествие в Афганистан было примерно таким же – афганцы слева, афганцы справа, передо мной и позади меня афганцы! И в то самое время, когда корабли бороздят бескрайние просторы вселенной, у них тут чистый Афганистан! Не-ве-ро-ят-но! Сейчас я вам расскажу, какой у них там ужас творится.

Даже самый необразованный человек отлично понимает, что наш мир условно делится на два: Запад и Восток. С одной стороны – рациональное восприятие мира, «фаустовско-гамлетовское», с другой стороны – эмоциональное, целостное восприятие. С одной стороны, человек – венец природы, с другой, человек органическая ее часть. На Западе приоритет свободы личности, на Востоке подчинение личности обществу, господство коллективных ценностей. В первом случае – принцип разделения властей, во втором – политический монизм. Это прописные истины, которые вы прочтете в любом учебнике обществознания. Впрочем, даже не изучая обществознания, эти истины очевидны. И одна цивилизация не отрицает другую, нельзя сказать, что одна из них лучше, а другая хуже. Это в принципе разные типы мышления, мировоззрения, разный менталитет.  И если вы погружаетесь в жизнь другой цивилизации, в мир чужих для вас ценностей и взглядов, вы как минимум должны уважать эти ценности, и как максимум – не пытаться навязывать свои собственные. Дженни Нордберг, образованнейший человек, закончила в свое время Стокгольмский университет и Высшую школу журналистики Колумбийского университета, просто не способна понять этого. Она смотрит на мир востока исключительно как американка (она живет в США с 2002 года, но не суть).
И как же она его видит с такой позиции? Не трудно догадаться – это для нее чудовищно.

Пока я читала эту книгу, меня не покидало чувство отчуждения, отстраненности Нордберг от окружающего ее мира. Она даже не пытается понять этих людей. С одной стороны, да – если ты человек Запада до мозга костей, тебе трудно это сделать. Но меня не покидало ощущение, что она буквально покрыта непробиваемой броней своих взглядов, и даже когда ей мягко указывали на то, что это их мир, ее реакция была исключительно «узколобой».

«Она обрывает меня, когда я подвергаю сомнению систему наследования по мужской линии и навязанных браков: «Это наше общество. Наша культура».
И это типично. Хотя афганка или афганец могут в приватной обстановке  заявлять, что какое-то правило нелогично, незаконно и глупо, в то же время они приводят аргументы, почему этого правила следует придерживаться: этого требует общество; общество не готово принять какие-либо отклонения»

У меня создалось стойкое впечатление, что она просто не способна понять чужую культуру и чужие традиции. Это было похоже, на те фотографии  африканских племен, которые делали английские путешественники - смотрите, там женщины ходят голые, и навешивают на груди каменные украшения! Конечно, для нас традиции Афганистана кажутся варварскими, но разве мы вправе судить о них со своей колокольни? Когда английские путешественники в начале XX века делали свои фотографии, наука тоже далеко зашла, и цивилизация уже давно подарила миру и демократию, и какие-то права женщинам. Но ведь никому в голову не приходило, что их нужно спасти от чудовищных порядков племени - одеть, обуть, вытащить уродующие украшения из сосков.

Дженни Нордберг – идеалистка, она приехала «со своим карманным ножичком и навыками переговорщицы, пылая яростью и убежденностью в том, что все на свете можно исправить, приложив чуточку больше усилий». Она репортер и журналист и смотрит на окружающий мир именно с точки зрения, как это может пригодится ей в статье. О чем захотят прочесть читатели New York Times, что вызовет самое большое количество откликов в твиттере? Нет, она не меркантильна, но она практична.

«То, что происходит в замкнутой жизни афганских семей, возможно, никогда не было широко открыто для исследований, проводимых иностранцами, полагает Кэрол».  Это же золотое дно – никто не додумался написать о том, в каких диких условиях живут женщины Востока! И это сегодня! Тема была выбрана. Навыки тоже были. «Испытанная репортерская стратегия: следуй за деньгами и подмечай, как те, кто их контролирует, используют все мыслимые и немыслимые аргументы, только чтобы не делиться ими».

И вот получилась книга, которая больше всего напоминает авторскую колонку в газете или журнале. Так же выделены жирным шрифтом отдельные предложения (типа «в стране где нет государства»), так же приводятся ссылки на статистику, документы и международные отчеты, тот же стиль и слог.  Нордберг не писательница, нет. Она вворачивает в повествование потрясающие метафоры, от которых становится слегка не по себе – «ее машину засасывает водоворот густого кабульского утреннего пюре из колес и бамперов со вмятинами».

Я боюсь, что мое исключительно негативное отношение к книге создает образ  эдакой продажной, циничной журналюги, которая полезет по головам ради сенсации и очередной Пулитцеровской премии. На самом деле я так не думаю. Дженни Нордберг скорее напоминает мне иллюстрацию библейской истины «благими намерениями выстлана дорога в ад». Она не видит дальше собственного носа. Или просто видит то, что хочет увидеть. Она не принимает и не уважает чужую культуру. Она способна только критиковать и ужасаться. Она мыслит категориями СМИ, и тем самым превращает реальную проблему (я ведь не отрицаю, что она есть) в конвейерное производство штампов. Её послушать, так по-хорошему надо срочно ехать в Афганистан и освобождать всех и каждую. Сжечь все бурки, отправить всех девочек в школы и университеты, подарить каждой женщине разноцветные платья, вправить мозги каждому мужчине…. Превратить Восток в Запад. Но, по-моему, это не наше дело, господа. Это их культура, их страна, их традиции и обычаи. Тем более, что такое превращение не нужно и невозможно. Потому что наш мир делится на два.

Летит самолет с советскими туристами над Африкой. Вдруг начинает глохнуть двигатель, самолет потерял высоту и рухнул в джунгли. Все уцелевшие попали в плен к африканскому племени ням-ням. Вождь выстроил их в одну шеренгу, идет вдоль нее и отдает распоряжения:
— Этого — на костер, этого — сварить с луком, этого — нафаршировать зеленью и запечь в углях, этого… а этого — отпустите… я вместе с ним в университете им. Патриса Лумумбы учился