?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Паперный
Где мера той силы, что заставляла ее душу жить? Как можно сохранить в себе себя? Как можно при каторжном труде (чтобы выжить), уметь, успеть поднять глаза, оглянуться, схватить взглядом кусочек неба, снега, дождя, природы – и словно пополнив запас сил, идти дальше? И как могут стихи, любые стихи, даже самые гениальные, возродить, воскресить, излечить издерганную, изничтоженную душу? На эти вопросы никто никогда не ответит.
И только обрывки писем, только голос из прошлого, память о ней – остается сегодня.

«Стихи твои, опять в который раз, потрясли всю душу, сломали все ее костыли и подпорки, встряхнули ее за шиворот, поставили на ноги и велели – Живи! Живи во весь рост! Во все глаза, во все уши, не щурься, не жмурься, не присаживайся отдохнуть, не отставай от своей судьбы!…»
Ариадна Эфрон
Из письма Б. Пастернаку.
31 января 1950 г.

На самом деле, это даже не книга. В сентябре 1988 года в журнале «Октябрь» вышла статья Зиновия Паперного, литературного критика, писателя, литературоведа, о дочери Марины Цветаевой и ее воспоминаниях о матери. Эта небольшая статья ценна тем, что, во-первых,  рассказывает о жизни А. Эфрон последовательно и логично, не фрагментами и не отдельными эпизодами, а во-вторых, раскрывает контексты, рассказывает о жизни за границами писем и воспоминаний Эфрон.

Действительно, если читать только саму Эфрон, составить полное представление о ее жизни не получится. Человек пишет свою биографию так, как ему захочется. Вот и Ариадна Сергеевна ничего не писала ни о муже, своей большой любви, ни о том, что было после ссылки, да и о самой ссылке скупо, неохотно, совсем мало. Эта трагедия ее жизни в воспоминаниях осталась за скобками, как и некоторые факты из детства и юности. Паперный не только восполняет эти пробелы, но и дополняет, комментирует, подтверждая факты, выдержками из источников. Его статья одновременно и биографическая справка, и реквием. И дань уважения. Ведь самое страшное, то, что искалечило, сломало жизнь Ариадне, было и самым главным.  8 лет исправительно-трудовых лагерей, а после, пожизненная ссылка в Сибирь, которая, к счастью, была «всего» 8 лет… В 1955 году Ариадну Эфрон реабилитировали за отсутствием состава преступления.

Еще штрихи к портрету Марины Цветаевой.

Еще более четкий, как на фотографии – образ Ариадны Эфрон.

Еще одно доказательство того, что человек может всё. Можно возразить – «Не каждый и не всё». Но вот оно – доказательство. Прочтите и убедитесь сами.