?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry


«Комната, запертая на ключ», «Звук воды», «Выставка», «Душа гор», «Пионы», «Мальчик, который пишет стихи», «Торговый человек», «Ее высочество Аои».

1948 год. Япония, проигравшая войну, в ожидании инфляции. «Смутная эпоха, свежая как дымящаяся рана». В стране политический кризис, города представляют собой развалины, построенные на скорую руку здания на месте одних развалин, и зияющие дыры на месте других. «Все это казалось каким-то временным, промежуточным. Как жареные бобы, которые, прокалившись, медленно сползают по наклонной сковороде…». Вся атмосфера вокруг пропитана тревожностью, неизвестностью, потерянностью. Никто не знает, что будет дальше. «А вокруг море соблазнов. Самое простое – покончить собой».

Главный герой, молодой чиновник, окончивший в прошлом году университет живет предельно одиноко. Его жизнь проходит по одному маршруту – дом/работа. Причем о доме автор совсем ничего не пишет, все что думает Кадзуо (главный герой) связано с работой. Тесное полуподвальное помещение, где солнце появляется всего на час ранним утром… Он ненормально спокоен и невозмутим, ничто, по его словам, его не трогает. И это доставляет ему много неудобств. Но вдруг, однажды все изменилось – в его голову закрадывается навязчивая мысль. Порочная, садистская, неправильная. Ничего подобного ему раньше и в голову не приходило. Он приходит в ужас от того, что ему это вообще пришло в голову. Он борется с этой идеей, она не дает ему спокойно спать, он снова и снова возвращается в комнату, запертую на ключ…

Это завязка первого рассказа Юкио Мисимы «Комната, запертая на ключ» в одноименном сборнике, ранее не переводившихся на русский язык рассказов и пьесы для театра Но. Все эти рассказы были написаны в период с 1954 по 1955 гг. К тому времени, Юкио Мисима был уже известным писателем. В 1949 году вышла в свет его книга «Исповедь маски», где он открыто пишет о своей нетрадиционной ориентации. После еще нескольких романов Мисима стал видной фигурой в японской литературе. Эти несколько рассказов – Мисима после автобиографичной «Маски» (где он, по большей части, переживает становление своего героя как параллельный процесс становление своего таланта, понимания своих возможностей), но Мисима до своего самого знаменитого произведения «Золотой храм», которое единодушно признают венцом его творчества. В этот промежуток времени, он пережил многое – признался в собственном гомосексуализме, выдержал по этому поводу нападки в обществе, издал несколько прекрасных романов, стал известным, побывал в кругосветном путешествии длиною в год, занялся бодибилдингом, пересмотрел отношение к себе и своему телу, попробовал себя в роли сценариста. Написанные в этот промежуток рассказы словно иллюстрация его необычной жизни. Как перевернутая картинка в камере-обскура.  Это не буквально биография, но это словно отпечаток его жизни, его мыслей, его идей. Если вы уже читали Мисиму – эти рассказы раскроют перед вами личность писателя более полно, сокровенно. Вы сможете лучше его понять. Если вы ни разу не читали Мисиму, эти рассказы как отдельные кадры черно-белого кино, позволят вам заглянуть в мир «Зачарованного Смертью Дьявола» (так буквально переводится псевдоним писателя «Мисима», его настоящее имя Хираока Кимитаки).

Я так давно читала Мисиму, что уже успела забыть, что собой представляет его язык. Необычный, неожиданный, меткий, выпуклый. Безнадежно-обреченное состояние главных героев полностью передается читателю, но не за счет мыслей, а за счет общей атмосферы, описаний снов, встреч, случайных прохожих, случайных зданий. В мире Мисимы все имеет значение. И его метафоры, виртуозные обороты речи, непостижимые аллюзии – завораживают и ставят в тупик.  «Субботний полдень разделяет тело надвое, все, что сверху, - человек, все, что снизу, - рыба. И я тоже часть рыбы. Значит, мне остается только плыть изо всех сил». «Любовь есть постоянное возвращение к жестокости. Любить – значит убивать». «Этот социальный работник – хороший человек. Пропитан несчастьем, как огурец маринадом».

Юкио Мисима пишет о том, что происходит с человеком, когда он теряет надежду, когда он живет прошлым, или если у него нет прошлого. Он пишет о душевных терзаниях, об убийствах, о переживании вдохновения, о тайных пороках, о поисках себя, немного о магическом, немного о странном. О прекрасном и чудовищном. Он пишет о жизни, в которой смерть по-своему красива. В которой «светлое будущее и самоубийство – две вещи, которые вовсе не противоречат друг другу». В которой человек оказывается свидетелем страшных событий, где процветают пороки, жестокость, безнравственность, уничтожение основ… Очень актуально, не правда ли? Ведь и сейчас мы можем наблюдать за этими явлениями. Мы не причастны к ним, мы только читали о них в газете/смотрели по телевизору/узнали в интернете. Но, как мудро заметил писатель: «Разве можно с уверенностью утверждать, что зритель в зале не имеет абсолютно никакого отношения к событиям на сцене?»

Comments

( 4 заявки — Оставить заявку )
bukogolik
Jun. 29th, 2015 11:12 am (UTC)
Ох, как точно про рыбу снизу. Как вы там после наводнения?
neosonus
Jun. 30th, 2015 05:41 am (UTC)
Нормально, спасибо) Улицы города похожи на декорации фильма-катастрофы. Но с каждым днем все лучше, хотя думаю, заборы и проч. ограждения не так скоро восстановят.

А я над этой метафорой с рыбой долго думала, в итоге пришла к мысли, что у меня подобное состояние наблюдалось когда я работала по субботам. Эдакий водораздел.
nowinter
Nov. 9th, 2016 07:37 am (UTC)
>Я так давно читала Мисиму, что уже успела забыть, что собой представляет его язык.

читаете по-японски?
neosonus
Nov. 9th, 2016 01:34 pm (UTC)
нет, я подразумевала литературный язык, а не оригинала.
( 4 заявки — Оставить заявку )