?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Андреев"И не смерть страшна, а знание ее…»

Символично, но эти несколько слов, вмещающих в себя одну из главных мыслей произведения, вложены в уста героя, оставшегося жить…

Онемевшее, опухшее тело министра накануне покушения сводили судороги страха, который парализовал его волю. В голове пульсировала мысль о том, как нелепа была бы его смерть. Вот он просыпается утром, пьет кофе, как ни в чем не бывало надевает шубу, добрый, ласковый швейцар открывает дверь… а потом смерть?! Министр лежал «с безумно вытаращенными от ужаса глазами, судорожно разинутым, задохнувшимся, безмолвным ртом. Нечем дышать». Его лицо исказила гримаса страха, и вот уже слуги на ногах, вызывают доктора – сановнику дурно.  Но все пройдет благополучно. Завтра министр выпьет кофе, наденет шубу и выйдет из дома, а в это время полицейские схватят группу террористов, которых военно-полевой суд приговорит к смерти через повешение.

Я знаю, что когда-то давно в школе, на уроках литературы, мы проходили Леонида Андреева. Но, к сожалению, в памяти ничего не осталось, ни названия произведения, ни сюжета. Подозреваю, многие стоящие вещи прошли тогда мимо меня, или, если быть точной, это я пронеслась мимо них галопом школьной программы. Впрочем, неважно. Сейчас, открывая для себя заново этого автора, я уже ни за что не забуду ни это имя, ни это произведение.

«Рассказ о семи повешенных» необыкновенный. Описывая эмоции, чувства и мысли людей накануне смертной казни Леонид Андреев взял за основу семь совершенно разных людей, семь человеческих прототипов, каждый из которых по-своему относится к смерти. Страх, отрицание, злость, ярость, бесстрашие, любовь, даже неловкость – герои Андреева переживают самые противоречивые эмоции. Но главное тут даже не герои, а то, как автор описывает их переживания. Я даже не подозревала, что можно описать страх таким образом – сотни оттенков и полутонов, от безумства до светлой радости. Л. Андреев словно дифференцировал страх, разбил его на целую гамму других эмоций, которые тот порождает в человеке. «Точно его оголили всего, как-то необыкновенно оголили – не только одежду с него сняли, но отодрали от него солнце, воздух, шум и свет, поступки и речи…».

И мне кажется, что сила этого произведения не в том, о чем оно (хотя это, безусловно, очень важно), а в том, как оно написано. Андреев пишет емко, точно, ярко, его слова разрезают сознание, берут за душу. Кажется, он проникает в самую суть мыслей и вещей, его язык столь богат, что передать его силу не представляется возможным. Во всяком случае с моим бедным словарным запасом. Все прочитанное мной за последний год оказывается, в сравнении с этим маленьким рассказом, лишь бледной тенью, некой попыткой быть литературой…

Мне бы так хотелось передать эту силу «Рассказа», тот шквал эмоций, что он вызывает, но я чувствую собственную беспомощность. Потому что нет у меня даже крупицы таланта Андреева, чтобы описать все это. Я только могу настоятельно посоветовать вам эту книгу. Она невероятна. Прочтите ее обязательно.

  

Comments

( 2 заявки — Оставить заявку )
ros360
Aug. 26th, 2014 07:12 pm (UTC)
Это твоя рецензия невероятна, как обычно. На самом деле, психологию перед смертью передать крайне сложно. Напрашивается сравнение с "А зори здесь тихие", хотя контекст абсолютно иной.
neosonus
Aug. 28th, 2014 03:31 pm (UTC)
Спасибо, я рада, что тебе понравилось.
А я боюсь браться за "Зори", зная заведомо, что тебя ждет боль, трудно решиться... Совершенно глупая позиция с которой я пытаюсь бороться.
( 2 заявки — Оставить заявку )