?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Жорж Сименон «Сын»

Сименон Сын Со второго не детективного романа Сименона я полностью вошла во вкус, абстрагировавшись от восприятия писателя как «автора знаменитого Мегре». Роман «Сын», написанный Сименоном в 1957 году в Швейцарии, в отличие от «Братьев Рико», воспринимается именно как классическая французская проза. Тонкая и пронзительная, затрагивающая такие струны души, о которых кажется уже позабыл… Этот роман написан в жанре исповеди, исповеди одного поколения перед другим – отца перед сыном. Исповедь, которая не требует от читателя осуждения или понимания. И тем самым завоевывает особое доверие.


Конечно, каждый человек совершал в своей жизни ошибки. Без этого невозможно набраться опыта, невозможно понять и оценить то, что оказывается действительно дорогим и важным тебе. Говорить о неотвратимости и полезности ошибок молодости можно бесконечно. Но есть такие ошибки, которые действительно оказываются непоправимыми. Которые ломают и калечат не только твою жизнь, но и жизнь многих других. И здесь уже нельзя говорить о пользе. Потому что многие (те самые близкие, родные, друзья – те, кто невольно пострадал) не были виноваты и только косвенно соприкоснувшись с вами, оказались втянутыми в чужие проблемы. С самых первых страниц Сименон настраивает читателя на эту тайну, к ней вроде бы подходишь подготовленным, сотня страниц подводит к самому главному.  Но все равно, прочтя последние абзацы не можешь поверить. Только оглушено пытаешься осознать, принять главного героя заново. Я не знаю, можно ли прощать столь роковые и тяжелые проступки, можно ли войти в положение и принять. В таких ситуациях, я никогда не считала себя в праве выступать судьей, кто я такая, в конце концов. Но здесь, дочитав до конца, меня раздирали противоречия. Ален Лефрансуа стал для меня уже тем близким другом, которого ты примешь, даже если он ограбит банк или станет виновником дтп. И теперь, дочитав роман, я не знала, как поступить… Потому что понимала, что вина действительно полностью его, он нисколько не преуменьшал, предупреждая об этом заранее. И тут пытаешься решить для себя, воссоздавая в памяти все прочитанное, что здесь верно, а что нет. Пересматриваешь свое отношение к определенным словам и поступкам. Другими глазами смотришь на второстепенных героев, их упреки или недомолвки. Можно ли считать хоть что-то искуплением за такой грех или это априори невозможно? Иногда мы сами придумываем себе наказание, а может быть, самым жестоким оказывается тот случай, когда ответственность несем не мы? Может быть, в принципе, нет такого наказания, которое достойно было бы таких «заслуг»? Сименон поставил в своем «трудном» романе (его собственный термин) трудные вопросы. Возможно на них нет правильного ответа, но задать их и задуматься над ними необходимо.

Вопрос морального выбора, который является ключевым у Сименона, это скорее эффект после прочтения. Закрываешь книгу и пытаешься представить себя на месте отца Алена, на месте его сына. Когда же читаешь книгу, обуревают совсем иные чувства. «Сын» — это не только рассказ о конкретном событии, это умные, интеллигентные замечания о семейных отношениях, о дружбе, о любви, о молодости, т.е.  о вещах, которые оказываются близкими любому человеку. После Олдоса Хаксли и его монументальности идей (растекающихся по станицах сколько угодно долго) говорить об идеях у Сименона кажется неуместным. Ведь пишет он скупо, но зато очень лаконично, продуманно, законченно. Так что это тоже идеи, и тоже обладающие своей ценностью и важностью. Сименон словно взвешивает каждое слово. Его главный герои пишет письма, и таким образом Сименон не позволяет ему слишком отклоняться от темы, ограничивая время и пространство суждений. Не единожды, читая этот роман, я замирала от нахлынувших на меня мыслей.

«Мы сконструировали себе идеального типического человека, меняющегося в соответствии с эпохой, и так за него держимся, что готовы объявить чудовищем или душевнобольным всякого, кто на него не похож…». И дальше по контексту – неизбежно мы понимаем, что тоже на него непохожи. Как ёмко, не правда ли? Как много сравнений, жизненных ситуаций и примеров возникает в голове. И совершенно лишено банальности, потому что оказывается участью каждого человека в этом обществе. Нет смысла говорить о социальном саморегулировании, когда каждый член общества по сути «чудовище или душевнобольной».  

Этот маленький роман предлагает много поводов для споров и рассуждений. Он не претендует на величие, но его камерность, этот интимный разговор между двумя близкими людьми, делает роман частью вашей жизни. Трогательная, доверительная беседа вдруг вызывает пронзительное чувство печали и сопереживания. И кажется, что художественный вымысел в итоге становится реальностью.