?

Log in

Стриндберг Жители острова
Закрываю последнюю страницу романа Стриндберга и замираю в нерешительности. Не могу понять, кем был для меня главный герой Карлсон с острова Хемсё. Ведь это не положительный герой, нет. Он нарушает все правила поведения хорошего парня. Но ведь и негативным героем его не назовешь… Хм. Изначально, самой природой, в человеке заложена доля эгоизма. Чтобы выжить, человек должен заботиться о своей безопасности, о пище для себя, об удовлетворении элементарных потребностей комфорта. Разница между людьми заключается в том, что уровень удовлетворения будет у всех разный – кому-то хватает куска хлеба с водой, а кому-то хочется омаров в сливочном соусе и бокалом вина. В этом отношении мы все в какой-то мере эгоисты. Но почему-то признавая за собой это право (желание вкусно поесть, сладко поспать и проч.), мы отказываем в нем другим. И если какой-то человек перешел нам дорогу или просто обладает тем, чего хотели бы мы, в таком случае его поведение подлежит осуждению. Карьерист, выскочка, без мыла пролезет,  заносчивый и проч. Даже без каких-либо нелестных эпитетов такие люди вызывают глухую неприязнь, можно не критиковать, но и симпатизировать не за что. «Преступление» Карлсона заключалось лишь в том, что он искал способы жить лучше. Август Стриндберг ставит читателя на место стороннего наблюдателя, напоминая тем самым, что все мы просто люди, и святых среди нас нет.
Read more...Collapse )
Рот проф
Надо заметить, что бросать книгу неизвестного автора (потому что не понравилась) не так болезненно, как оставлять недочитанным роман любимого писателя. А Филип Рот один из моих самых любимых писателей! Да, признаюсь, читала я у него не так уж и много. «Людское клеймо», «Американская пастораль» и «Немезида» (о которой я еще не успела вам рассказать). Но, не смотря на такой маленький список, я влюбилась в его творчество с первого взгляда – первой книги, да и вообще – когда это любовь читателя к писателю была пропорциональна количеству прочитанных книг? И одной достаточно чтобы полюбить навсегда.
Все три романа тронули меня до глубины души. Рот умеет писать проникновенно, серьезно, рассуждать на важные темы, нарушать табу, вскрывать замки подсознания. Именно поэтому я воспринимаю этого автора определенным образом. Он для меня – учитель, мудрый, умный; он тот, кому я доверяю, тот, кто понимает в этой жизни больше других, и который может передать эти знания мне. И вот это-то восприятие и сыграло со мной злую шутку. Потому что Рот – писатель гораздо более многогранный, чем я себе вообразила.
Read more...Collapse )
Эдвардс
В 1964 году ответ на вопрос – в чем смысл женского счастья был однозначен. В семье и детях! И никто не ставил под сомнение этот постулат, а если и пытался (как например, легкомысленная сестра Норы), то лишь в порядке исключения. Любой другой ответ был ненормальным. Нельзя сказать, что в 2016 ситуация кардинально изменилась, но у нас хотя бы есть выбор, не так ли? И именно потому, что мы понимаем – ответы бывают разными, роман американской писательницы Ким Эдвардс воспринимается как история о подвиге. Подвиге женщины, которая сделала самый тяжелый выбор в своей жизни, окончательно и бесповоротно определив смысл своей жизни.
Read more...Collapse )
Кандель
 Бывает поздним вечером, осенью или зимой, возвращаешься домой, спешишь с остановки. Фонари работают как-то единично, от случая к случаю, и, по большому счету, путь освещают окна домов. Пятиэтажные горы, девятиэтажные громады возвышаются рядом в темноте, где кончаются не видно, контуры тают и только ярко освященные квадратики стекол открывают случайному прохожему фрагменты чужой жизни. Я люблю, окидывать взглядом это множество светлячков-окон, представлять себе за каждым чью-то жизнь, заселять эти освященные миры персонажами отдельной, неповторимой судьбы. Но я всегда тороплюсь домой, и свет в окнах, и чужие судьбы пролетают мимо, и мысли не задерживаются, не успевают пустить корни, обрасти деталями и подробностями… Я спешу. Роман Феликса Канделя неожиданно напомнил мне эти случайные мысли. Гур-Финкель живет, вспоминает, летает, а рядом с ним вспыхивают окна чужих судеб, со своими неповторимыми историями.
Read more...Collapse )

Кандель

"Когда становилось тошно, муторно, непокойно, надевал лучшие свои одежды, подкатывал на такси — сигара в зубах, шляпа на затылке, кидал деньги без сдачи: завистники полагали, что успех цепляется у него за успех, и им тоже становилось тошно. Но выпадали удачливые деньки, напяливал старые штаны, мятую рубаху, приходил небритый, пешком, прихрамывая, просил взаймы на бутылку — завистники думали, что ему не продохнуть от неудач, чему радовались безмерно, суетные и склонные к раздорам, с лживыми измышлениями и затасканной речью.
— Мне плохо — и им чтобы плохо. Мне замечательно — и им, обделенным, услада. Я не жадный..."


Феликс Кандель "Может оно и так..."
Ил 2015 3
А я всё еще читаю литовский номер «ИЛ»… Отчего так долго? Конечно, можно привести много отговорок – формат DjVu не удобно читать в электронной книге, я почти полностью перешла на бумажный формат, последний месяц было совсем не до этого… Но на самом деле, мне не хочется расставаться с ним. Для меня это уже не просто номер, не просто счастливое знакомство, а нечто большее. Я втянулась, привязалась, влюбилась в литовскую литературу. Как драгоценный жемчуг я стала собирать литовских авторов  для домашней библиотеки. И хотя у меня пока всего две книги (Йонас Авижюс и Саулюс Шальтянис), я чувствую себя так, будто стала обладателем несметного сокровища.  Оттого и «Иностранка» читается так медленно, размеренно и не торопясь.
Я не хочу уходить. Я хочу здесь остаться.
Read more...Collapse )

Ника-Нилюнас

"Аристократия. Аристократия природы. Аристократия времен года. Аристократия восходов и закатов. Аристократия интенсивного общения с вещами..."

Альфонсас Ника-Нилюнас «Фрагменты дневника 1938-1975»
Пиньоль
Иногда так бывает – у тебя нет никакого четкого плана, никаких определенных предпочтений именно для сегодняшнего дня, ты подходишь к книжным полкам и выбираешь книгу наугад. Это лотерея, в которой всегда присутствует определенный риск, ведь ты не знаешь, что именно попадется тебе, какой жанр и настроение скрываются под обложкой. Интрига увеличивается, если ты ничего не знаешь об авторе, никогда не читал его, не встречал рецензий или упоминаний, и в принципе, единственное, что тебе знакомо – издательство. Конечно, когда выбираешь книгу подобным образом в домашней библиотеке, это не совсем то. Ведь эти книги когда-то выбирались лично, т.е. они по определению более или менее знакомы, для чистоты же эксперимента нужна чужая книжная полка или, как в моем случае, библиотечная.  Роман каталонского писателя А. С. Пиньоля «В пьянящей тишине», он же «Холодная кожа», совершенно случайно попался мне на глаза среди других книг на библиотечных полках. Какой билет я вытянула в этой лотерее? Сейчас расскажу.
Read more...Collapse )
Пол Янг
Бросать книги – умение, которое дорого мне далось, и те, кто давно читает этот жж, не раз и не два натыкались на мои пространные рассуждения о том, можно ли так поступать, нужно ли давать второй шанс, и как быть, если вещь достойная, а я дура не могу прочесть даже половины. Так или иначе, это очень хорошее и полезное умение, которое бережёт мне массу нервов, времени и сил. За последний месяц я бросила целых три (!) книги. По моим меркам это очень много. И открыл эту тройку канадский писатель Уильям Пол Янг.
Read more...Collapse )

КиноИюль.

Вот он – маленький КиноИюль, всего 5 фильмов. Не могу сказать, что в августе я побью какие-то свои рекорды, но фильмов будет явно больше)) Надеюсь, вам что-нибудь пригодится!

11. «Лев зимой» Великобритания, США, 1968. Реж. Энтони Харви

Премии. Оскар: Лучшая женская роль (Кэтрин Хепберн). Лучший адаптированный сценарий. Лучший саундтрек к драматическому фильму. Золотой глобус: Лучшая мужская роль (драма) (Питер О’Тул). Лучший фильм (драма). Британская академия: Лучшая женская роль (Кэтрин Хепберн). Премия имени Энтони Эскуита за достижения в создании музыки к фильму.
Номинации. Оскар: Лучший фильм. Лучшая мужская роль (Питер О’Тул). Лучший режиссер (Энтони Харви). Лучшие костюмы. Золотой глобус: Лучшая женская роль (драма) (Кэтрин Хепберн). Лучший режиссер (Энтони Харви). Лучшая женская роль второго плана (Джэйн Мэрроу). Лучший сценарий. Лучший саундтрек. Британская академия: Лучшая мужская роль второго плана (Энтони Хопкинс). Лучший сценарий. Лучшая работа оператора. Лучшие костюмы. Лучший саундтрек. Премия объединенных наций.

Read more...Collapse )
Бёлль Ирландский
А знаете, о чем я сейчас думаю? Вы только не смейтесь. О том, что я дико завидую всем этим ирландцам вместе взятым, потому что они видели Генриха Бёлля! Ну каково это, а? Могу себе только представить. Особенно после первой главы, где они ночуют на пароходе, рейс «Англия – Ливерпуль». Ночь, десятки и десятки людей, разместиться негде, садятся прямо на палубу, курят, болтают о всяком, а рядом сидит он. Слушает, запоминает. А потом напишет свой «Ирландский дневник». Я тут дочитала третий том Чуковской, «Воспоминания об Анне Ахматовой», и там была описана такая ситуация – «На мосту к нам подбежали две молоденькие девушки: «Как пройти к Малому Театру?» Анна Андреевна подробно и толково объяснила им. Мне жаль было, что девочки не знают, кто она, и не запомнят на всю жизнь ее лицо». И мне так жаль, что все эти люди, с которыми Бёлль плыл на пароходе, с которыми встречался в самой Ирландии, которые шли мимо него по ирландским улицам, которые сидели рядом с ним в церкви – не запомнили на всю жизнь его лицо… Потому что там он был просто турист, обычный немецкий турист с женой и детьми, с какими-то непонятными марками вместо нормальных денег, спрашивающий дорогу в Мейо (куда здравомыслящий человек ни за что не поедет), иноземец, чужак, гость. Генрих Бёлль.
Read more...Collapse )
VFL.RU - ваш фотохостинг
На самом деле, все просто. Люди по природе своей склонны все усложнять, и отношение к жизни, и друг к другу, и к себе. А если у кого-то получается освободиться от всего «мирского и суетного», то это уже откровение, кайрос, новая религия! Смешно. Да нет, я сама ничем не лучше, я просто специалист по наведению паники, я вечно волнуюсь из-за пустяков и виртуозно превращаю «из мухи слона», но даже мне, с этими сомнительными талантами, после прочтения романа Ричарда Йейтса «Холодная гавань», стало ясно – на самом деле, все просто.
Read more...Collapse )