?

Log in

ОзекиКогда мне было лет 5-6, мои родители периодически смотрели по телевизору фильм «Чучело». Трудно сказать, насколько полно наше сознание в таком возрасте способно воспринимать информацию, которая выхватывается из окружающего мира то обрывками диалогов, то мрачными кадрами с лысой девочкой, то нагнетающей атмосферу музыкой, то каким-то беспокойным и тревожным чувством.  Я точно знаю, что не смотрела этот фильм от начала до конца, но даже если бы захотела, честное слово, не смогла бы. Я помню, как меня охватывал ужас, неподдельный липкий и холодный, когда я слышала издевательский уничтожающий голос одноклассников главной героини из соседней комнаты, когда, проходя мимо телевизора и взглянув на экран, поняла, что все не просто плохо, а очень плохо. Я спасалась бегством. Неудивительно, что в школу я идти не хотела! Ни за что на свете! В этот ад? Добровольно? Я очень надеялась, что родители все-таки сжалятся надо мной и не отправят в этот кошмар! На всякий случай, я уточняла – а пойти точно придется?  Они же видели кино! Они же должны понять!
Надо ли говорить, что мои надежды не оправдались.Read more...Collapse )
ВимшнайдерНа самом деле, я не люблю конфликты, не умею ругаться, и для меня злость – чувство разрушительное и отравляющее жизнь. Но когда я читала эту книгу, всё во мне бунтовало! И мне хотелось сокрушить всё и вся, хотелось выкрикивать злые и обидные слова тому священнику, который издевался над маленькой сиротой, хотелось бить кулаками в грудь того отца, который взвалил на плечи восьмилетней девочки хозяйство на большой ферме и заботу за остальными восьмерыми детьми, хотелось хлестать по щекам свекровь, которая издевалась и унижала молодую Анну, осыпала проклятьями и заставляла беременную девушку, на восьмом месяце (!) пахать в поле, как настоящему мужчине. Я не злой человек, но я не могла спокойно читать о том, как кто-то издевается, унижает и физически уничтожает другого человека. Я переполнена злостью. И да, в который раз я понимаю, какая пропасть лежит между моим поколением и тем, что относится к нашим прадедушкам и прабабушкам. Покорность и смирение, вера и терпимость. Безграничные, беззаветные, бесконечные. Кто бы так смог теперь? Read more...Collapse )
Паван
Предположим вас попросили сказать памятную речь на похоронах человека, который вам глубоко несимпатичен. С одной стороны, о мертвых либо хорошо, либо ничего. С другой стороны, вы не в состоянии наступать на горло собственным убеждениям и не хотите лицемерить. Как быть? Может быть, сыграть хорошую мину при плохой игре? Или попытаться сделать двусмысленный комплимент? Кто захочет, тот вас поймет, а остальные могут сделать вид, что ничего не было и проигнорировать колкие высказывания. А что? Неплохая идея. Тем более, вы будете не первым, кто так делает.Read more...Collapse )

КиноЯнварь.

Почти все фильмы моего КиноЯнваря я посмотрела на каникулах, поэтому список получился таким легкомысленным, масскультовским и американским. А потом, в рабочие будни, книги вновь победили кино. Боюсь, в феврале я посмотрю лишь десятую часть января:) А еще, я совсем отвыкла от кинорецензий и описание получилось очень коротким и совсем уж субъективным. С другой стороны, а надо ли каждый раз писать краткое содержание фильма, если чаще всего мы выбираем кино для просмотра по совершенно другим причинам? Лично я читаю описание фильма в последнюю очередь. В любом случае, как всегда надеюсь, что вам пригодится что-нибудь из моего списка Read more...Collapse )

 
ГустафссонЛарс Густафссон уже сам по себе интересная личность, даже вне контекста его книг. Шведский писатель закончил Упсальский университет и защитил диссертацию по философии. Из-за непонимания и непризнания на родине, уехал в США и 23 года преподавал философию и литературное мастерство в Техасском университете в Остине. Был номинирован на Нобелевскую премию по литературе. Почетный член Берлинской академии искусств. Обладатель многочисленных наград европейского масштаба, Густафссон все-таки дождался признания в родной Швеции и получил за два года до смерти, в 78 лет Литературную премию Шведской академии (2014 г.).  Всемирно известный писатель издавался в России трижды: в 1995 г. (рассказ «Искусство пережить ноябрь»), в 2000 году, в издательстве «Текст» вышла маленькая книжка в 189 стр. «Смерть пчеловода». Роман, заключительная часть цикла, состоящего из пяти книг, под поэтическим названием «Трещины в стене». И в 2001 году, в том же издательстве, книга «День плиточника».
Как же это мало! Всего три произведения… Короткий рассказ, вырванный контекста роман и одно самостоятельное произведение, как можно предположить по объемам (110 стр), повесть. И отчего-то меня не покидает чувство, будто меня обокрали. И единственное, самое ценное, доступное для меня сейчас – эта маленькая книга со странным названием.  «Смерть пчеловода».Read more...Collapse )
Улицкая ШтайнНе так уж и много я читала у Людмилы Улицкой, чтобы понять, насколько эта книга в ее стиле или напротив, написана значительно хуже. «Сонечка», короткий рассказ, принесший Улицкой чуть ли не мировую известность, и «Казус Кукоцкого» , полюбившийся мне с первой страницы, вот и всё, что я читала у лауреата «Русского Букера»,  «Большой книги», Премии Симоны де Бовуар (о!) и многих других. Я была знакома с длинным списком регалий Улицкой, я читала несколько критических статей о «Даниэле Штайне», я узнала, что в свое время эта книга вызвала бурные обсуждения в СМИ, что писательнице она далась потом и кровью, что эта книга не простое художественное произведение, а текст, стоящий на стыке философии, социологии, литературы и культурологии. И истории, конечно, истории. Это спрессованные в 500 страниц воспоминания о Второй Мировой войне, холокосте, погромах, бесчинствах советской власти, истории Израиля, это биографии живых и мертвых, реально существующих и вымышленных героев. История сквозь призму живого человека. Итак, я подготовилась к чтению этого романа, и думала, что при таких условиях фиаско невозможно. Но всего этого оказалось мало и книга оказалась для меня чужой и пресной. Почему? Попробую объяснитьRead more...Collapse )

Улицкая

"Что главное в еврейском самосознании? Целеустремленный, сам на себя направленный интеллектуализм".

Людмила Улицкая «Даниэль Штайн, переводчик»
ШпигельманНикогда. Никогда в жизни я сама бы не купила эту книгу. Даже не смотря на интригующее «Единственный комикс – лауреат Пулитцеровской премии». Комикс? Ох, не воспринимаю я графические романы как полноценную литературу. Не могу я относиться серьезно к очевидному продукту коммерческой массовой культуры. Нет, я не противница таковой, и поглощаю эти самые продукты в больших количествах, но всему есть предел. Комикс о холокосте – это даже звучит абсурдно.
А потом я получаю на День Рождения этот совершенно удивительный подарок. Книгу с черным переплетом и красной обложкой, кошачьей свастикой и глазами бусинками. Совершенно чужое и незнакомое имя, совершенно не известная для меня история. Я открываю первые страницы и вижу черно-белые картинки, евреев-мышей, немцев-кошек, американцев-собак… Я не замечаю, как в считанные минуты погружаюсь в чтение с головой, и вот уже ловлю себя на том, что передо мной что-то необыкновенное! Что-то очень важное и нужное.
Влад, если ты читаешь мой жж, спасибо тебе огромное за этот подарок!
Read more...Collapse )
Мориарти Последняя любовь
Я не знаю ни одной девушки, которой было бы полностью безразлично прошлое ее второй половины. Сколько длились его самые серьезные отношения? Как ее звали? Она была блондинкой или брюнеткой? Выше или ниже его? Чем она занималась? И т.д., и т.п. И если задуматься, на первых порах в отношениях всегда три стороны: ты, он и его прошлое. Вы не согласны? Значит, у вас железные нервы и вы не знаете, что такое ревность! Я вами молча восхищаюсь, хотя и сама уже довольно спокойно отношусь к этой третьей стороне (может, это приходит со временем?). В общем, бывшие девушки, это вам не шутки. Это призраки, соперницы,  причина головной боли и подозрительных уточнений «Это твоя бывшая?». Но представьте себе ситуацию, что эта самая бывшая не сложила оружия, не ушла с гордо поднятой головой, не смирилась и не сдалась. Она продолжает бороться за мужчину вашей мечты, она буквально преследует его, она знает о нем всё (серьезное преимущество), она любит его и добивается ответной любви. Согласны ли вы вступить в бой за этого мужчину? Готовы ли вы встретиться с соперницей лицом к лицу?Read more...Collapse )
АбгарянДаже если не смотреть на книжную полку, я знаю, что она стоит там. Тонкая, хрупкая, в бежево-коричневых тонах, с терракотовым заголовком и фигурой высокой женщины-идола на обложке.
Даже если не открывать оглавление, я помню, что в ней. Один роман и пять рассказов. Три яблока и пять птиц. Эти рассказы похожи на птиц. Синица в руке, журавль в небе, лебедь без пары, ястреб с подбитым крылом, стремительная ласточка…
А если закрыть глаза и попробовать представить содержание этой книги, ее героев, сюжет, полет рассказов-птиц, я отчего-то не вижу слов, букв, персонажей, я вижу цвета, пейзажи, старые фотографии, карты дорог, неровные гребни гор, я чувствую запахи и слышу звуки. Будто бы я не прочитала эту книгу, а прожила. И вспоминаю не художественные произведения, а собственное прошлое. И будто бы я и есть – тот, кто видел, кто рассказал и кто слушал…Read more...Collapse )
Бронте 2 Найти подходящие слова о классическом произведении всегда трудно. Что бы ни было сказано, это уже будет вторично,  с чем бы ни сравнивалось – это уже когда-то и кем-то было сделано. И как бы не хотелось уловить самое главное, самую суть – этого никогда не удастся сделать должным образом.  Хотя бы потому, что о самом главном знал только сам автор, а каждый читатель будет находить свое главное, важное именно для него…. И я ни на что не претендую. И не рассчитываю на какие-то уникальные и необычные мысли. Я просто открываю для себя книгу, о которой слышали все, которую читал каждый второй, и перечитал, пожалуй, каждый третий. Роман, который поэт, художник и переводчик Данте Габриэль Россетти назвал «дьявольской книгой, которая объединила все сильнейшие женские наклонности».

Количество критических статей, дипломных и курсовых работ, рефератов, докладов и школьных сочинений о «Грозовом перевале» поражает воображение. Мельком просматриваю заголовки и понимаю, что прочесть все это нереально. Во всяком случае, за один вечер.Read more...Collapse )
Шальтянис О том, что литовская литература многогранна, я узнала, еще когда читала литовский номер «Иностранки», но тогда это замечание не произвело на меня большого впечатления. Эти слова давно уже превратились в шаблон, они универсальны и обтекаемы, под категорию «многогранность»  вообще-то, можно много чего подвести. А то, что в журнале представлены такие разные, совершенно противоположные, уникальные и (вот оно) многогранные произведения не являлось для меня вещественным доказательством. Ну, конечно, в журнале будет разнообразие! Его же составляли специально с целью продемонстрировать весь спектр талантов литовских писателей. Поэтому эти слова были для меня пустым звуком. Ровно до того, момента пока я не прочла этот сборник.
Повесть «Ясон» о маленьком литовском лишнем человеке. Повесть «Ореховый хлеб» смешная и грустная, с оттенком сатиры, история о детстве литовского пионера. Повесть «Дуокишкис» - о тяжелых послевоенных годах, «лесных братьях» и жизни литовской деревушки. И историческая повесть «Генрих Монте», которую я, если честно, не читала и не буду. Потому что не люблю исторические художественные произведения. И вот, прочитав всего три из четырех, мне не верится, что автор – один и тот же человек. Потому что каждое произведение самодостаточно, не похоже ни по стилю, ни по тематике на другие. Потому что каждое открывает новую грань таланта автора.Read more...Collapse )